Document
Закулисье Музея современного искусства Одессы: впечатляющая история одной выставки

Что связывает известного автора фентези Макса Фрая с одесской тусовкой 90-х, как проходила работа над выставкой, посвящённой ТИРСу и что это вообще такое, почему в Одессе сложно стать популярным, не прославившись до этого в другой стране – об этом пойдёт речь на выставке «ТИРС» в Музее современного искусства Одессы и в нашем материале. Рассказываем, почему побывать в МСИО просто необходимо.


На первый взгляд эта выставка похожа на все сборные выставки – 23 картины, подписанные разными именами, будут представлены в выставочном зале Музея современного искусства Одессы. И ещё одна – когда-то она выглядела эффектно, а сегодня в холсте можно рассмотреть дыры, да и цвета померкшие. Но что, кроме самого понятия современное искусство, объединяет все эти работы? Выставка «ТИРС». Вот только понятнее от этого названия не становится. Что такое «ТИРС» и почему наряду с работами известных художников, например, Игоря Гусева, Светланы Мартынчик и Людмилы Ястреб здесь есть картины, подписанные совершенно незнакомыми именами? Ответ до грустного прост – когда-то одесситы упустили возможность удержать несомненное первенство в сфере современного искусства. И 9 октября команда МСИО исправит это упущение – перед нами откроется удивительный творческий мир самых безумных 90-х годов. Мы заглянули в музей пораньше, чтобы рассказать вам прекрасную историю о возвращении.

В МСИО нас встречают кураторы выставки Татьяна-Маргарита Сюй и Кристина Виноградова и директор музея Семён Кантор. Все они в предвкушении – проделана колоссальная работа, о которой редко рассказывают подробно, и вот-вот забытые картины заживут новой жизнью. Ведь главный интерес музейщиков вызвали неатрибутированные работы, хранившиеся у наследников ТИРСа. О важности происходящего рассказывает Семён Кантор:

30 лет назад ни в Украине, ни в других республиках Союза музеев современного искусства (в сегодняшней терминологии) не существовало, подобным никто не занимался. И вдруг (ни где-нибудь, а в Одессе) в 1990 году два парня-архитектора Семён Калика и Георгий Котов, заработав денег, решили потратить часть из них на покупку картин одесских художников, что и поручили Феликсу Кохрихту. Так они создали первый музей современного искусства в Украине. И по прошествии 30 лет, мы можем сказать наверняка – у них практически не было случайных покупок. И это при том, что в коллекции оказывались картины как уже добившихся признания профессионалов, так и любителей. Они создали первый музей современного искусства в Украине. Как им удалось выбрать действительно ценные работы, сказать сложно. Но увидеть некоторые из них можно будет уже 9 октября.

По мнению Семёна Кантора, современное искусство – это искусство, в которое пришёл интеллект. Таким образом он, естественно, не умаляет достижения представителей других стилей, но это объяснение сразу расставляет нужные акценты.

К разговору подключается и Кристина Виноградова, работающая в музейном архиве. Именно она с лёгкостью оперирует теми фактами из прошлого, о котором забыли даже его реальные участники. Например, Кристина рассказывает, что большую сумму денег Калика и Котов заработали ещё и с помощью продуцирования фильма «Фанат» - первого боевика, снятого в Союзе. И изначально у молодых продюсеров была идея открыть две архитектурные мастерские для себя. Но, осознав, что они могут сделать больше, Семён и Георгий создали ещё и клуб «Дружба», поддерживающий молодых одесских рокенрольщиков, и проект ТИРС.

В 1990 году музей ТИРС был создан и расположился он в Шахском дворце на Гоголя, просуществовав до 1996 года. Именно там выставляли картины одесских художников, купленные директором музея Феликсом Кохрихтом. А само название «ТИРС» не было придумано специально для музея, так называлась фирма Котова и Калики, которая занималась созданием фильмов. В общем, не знаю, чем они руководствовались, но Тирс – это греческий символ. Это жезл бога Диониса, означающий удачу, творческие силы и всё очень хорошее. Также я подозреваю, что они выбрали этот символ, потому как были архитекторами, а тирс – это ещё и элемент фасада, который наносят в качестве украшения

Когда Кристина отвлекается от перечисления архивных данных, у неё загораются глаза. Больше всего девушку впечатлил тот факт, что непрофессионалы решались брать и создавать живописные работы. Она называет и это тоже характеристикой того времени, помимо обретенной свободы, реальному уже влиянию запада, слома традиций академизма. По большому счёту, ведь юные ребята попали в безумное время. И в своих работах они часто использовали какие-то поп-культурные вещи и включали их в живопись. То, есть то, чего раньше не делали. То, что происходило на Западе и в Америке, начало происходить и в Одессе. ТИРС просуществовал в Одессе с 1990 по 1996 годы. Но, судя по всему, одесситам в тогда было не до современного искусства. И тут Семён Кантор с сожалением повторяет, что в то время не осознали тот невероятный прорыв, произошедший в городе, не поддержали и не настояли на его сохранении и продолжении. И, по мнению директора МСИО, о ТИРСе не просто необходимо знать, но и гордиться им. Потому что это важнейшая страница культурной истории города. Хотя надо понимать, что далеко не все участники ТИРСа были профессиональными художниками. А вот об этом знает и рассказывает Татьяна-Маргарита Сюй:

Это были музыканты, панки и прочее хулиганьё помимо художников. Вот, к примеру, одна из неатрибутированных работ – мы нашли её автора с псевдонимом Аркаша. Хотя поиск занял некоторое время, но теперь мы знаем его настоящее имя: Александр Нечаенко. Знаем, что он – моряк. А тогда, будучи студентом, он оказался в среде художников и тоже создал несколько интересных работ. Но быть художником совершенно не планировал. На мой звонок он отреагировал и с удивлением, и с восторгом. И, конечно, придёт на открытие выставки 9 октября. И мы о нём, конечно, расскажем. Вот так, спустя почти 30 лет, его картины будут представлены в Музее современного искусства Одессы.

С 1995 по 2000 годы Семён Калика участвовал в деятельности художественной галереи Татьяны-Маргариты Сюй, которая называлась «Black and White», а потому куратор выставки «ТИРС» лично знакома со многими художниками, чьи картины стали достоянием первого музея современного искусства. Но в то же время атрибутировать некоторые картины было не так просто. Тем более, что многие из них находились в печальном состоянии, и почти каждая нуждалась в дорогостоящей реставрации. Над подготовкой выставки трудилось около десяти человек – это и кураторы, и реставраторы, и главный хранитель музея, и столяры… На некоторое время кабинет даже Кристины превратился в подобие мастерской – необходимо было рассмотреть все детали картин, разобраться с авторством и оказать холстам первую помощь. Кстати, реставрация одной картины обходится музею в сумму до 30 тысяч гривен. И та работа, которая и проиллюстрирует первоначальное состояние приобретённой музеем коллекции, к сожалению, осталась без своего мецената. Так что помочь музейщикам можно и нужно. Ведь они сохраняют для нас нашу историю и нашу культуру. А если не позаботиться о культуре сегодня, то сложно сказать, с чем мы останемся завтра.

P.S. Кстати, в экспозиции музея есть работы Светланы Мартынчик – одной из основных участниц ТИРСа. И ведь именно она пишет увлекательные фентези под псевдонимом Макса Фрая.