Document
Забытый Люстдорф: многообещающая история и упадочное настоящее

Похоже о понятии «золотая середина» в Одессе не слышали. И в результате вместо привлекательного побережья мы имеем либо беспощадную застройку, либо небезопасную заброшку. И хуже того, что некоторые уже склонны радоваться второму варианту – свободному морскому берегу без всякой цивилизации. А ведь какие перспективы были у Люстдорфа – он действительно мог и сегодня быть местом притяжения и восхищения.


В 1803 году в Одессу зашёл корабль с первыми немецкими переселенцами на борту. Они ехали обживать новые земли и работать на благо Одессы. Поговаривали, что предложение стать одесситами получали не все, мол, царские агенты пристально присматривались к желающим покинуть Пруссию и обосноваться в чужой стране. Ведь новое место жизни обещало не только радости существования на берегу Чёрного моря, но и банальные бытовые сложности. Так, под Одессой появилось поселение Кайзерхайм, дословно – Земля Кайзера. Вот только это название не понравилось Александру I, и в результате появилась «Весёлая деревня», которую все мы знаем под названием Люстдорф.

Сегодня можно только представлять, как пунктуальные невозмутимые немцы осматривались и планировали свою новую жизнь на новом месте. Но, стоит отметить, что условия переезда были вполне приятными – переселенцы получали надел земли в 60 десятин и ссуду для строительства, отдавать которую начинали только спустя 10 лет. Не было и языковых проблем – и делопроизводство велось на немецком, и школьные занятия. Возвели в Люстдорфе и Кирху, так что новоявленные одесситы чувствовали себя совсем неплохо даже в девственных причерноморских степях. Ну, а полное название поселения и вовсе звучало на немецкий манер – Колония Люстдорф Гросс-Либентальской волости Одесского уезда Херсонской губернии. И первое столетие, конечно, было непростым, как и вся жизнь в целом, но однозначно наполненным радостными событиями и счастливыми моментами. Люстдорф достаточно быстро превратился из обычной деревни в небольшой, но популярный курорт. Естественный пляж и аккуратные немецкие домики привлекали множество желающих отдохнуть и поправить здоровье, а где это делать лучше всего, если не на море. К середине XIX века в Люстдорфе, в котором были выстроены 46 жилых построек, кирха, школа, лавка и винный погреб, официально проживало 717 человек. А потом именно немецкие колонисты первыми проложили однопутную трамвайную линию между Люстдорфом и 16-й станцией Большого Фонтана. Но в начале XX столетия всё пошло кувырком – сначала, в 1907 году, колонию переименовали в Ольгино – в честь одной из царских дочерей. Потом Первая мировая война, революция 1917 года, и от Люстдорфа не осталось даже имени – появилась Черноморка. И, конечно, те немцы сегодня в жизни бы не узнали свою Весёлую деревню.

Сегодня Черноморка – это курортный район Одессы, но, пожалуй, от курорта там лишь редкий для нашего города естественный пляж и свежий морской воздух. Правильнее было бы назвать её дачным посёлком, но даже там, визуально вдали от цивилизации, идёт большое строительство. Вот только время здесь, кажется, остановилось, поэтому вместо аккуратных симпатичных баз отдыха или даже, к примеру, кемпинга, владельцы небольших участков возводят непонятные и, к сожалению, даже небезопасные постройки. Не говоря уже об их внешнем виде. Впрочем, фрагмент одной из набережных до боли напоминает такую же, но в Аркадии. Так что проблемы эстетики у главного курортного района и отдалённого примерно одни и те же.

Но если не углубляться в зону как бы «туристической» Черноморки, можно получить невероятное удовольствие от так называемого отдыха дикарями – узкие песочные пляжи упираются в аутентичные скалы любимого для Одессы жёлтого цвета, а прозрачная морская вода радует глаз.

Вот только не одна проблема с эстетикой объединяет сегодняшний Люстдорф с условной Аркадией. Всё одесское побережье подвержено оползням, и давно уже необходимо приложить усилия ради его спасения. Но почему-то берегоукрепление в Одессе сразу подразумевает строительство. И, естественно, Черноморке этого не надо, но тем не менее, рядом с уже обрушенным склоном идёт строительство отеля.

По большому счёту можно сказать, что Люстдорф – это показатель того, как современные одесские власти относятся к наследию города. Пока нет возможности отдать прибрежную территорию под строительство, она попросту неинтересна. Ни проблема оползней, ни пожароопасные конструкции, устанавливающиеся стенка в стенку, ни разбитые лестницы никого не волнует.

А ещё Люстдорф – это показатель того, что одесситы прекрасно понимают, по какой причине Люстдорфом могут заинтересоваться застройщики. И в результате они самостоятельно пытаются создать более-менее безопасные условия для своего отдыха, не надеясь на чью-либо помощь. А в это время склоны, на которых находятся дачи, ползут аккурат в самое Чёрное море.