Document
Я живу в Одессе: Тираспольская и её окрестности глазами Марины Смирновой

Марина живёт на улице Тираспольской немногим более полугода. Её квартира очень уютная, но устроена довольно странным образом. Когда-то она была частью коммуны, теперь же самостоятельная и двухуровневая, а с открытой веранды можно наблюдать за жизнью всего двора и за самым неблагоустроенным помещением, принадлежащим ЖЭКу.


Марина родилась в Севастополе, оттуда уехала строить карьеру в Киев. Но в какой-то момент, будучи молодой успешной женщиной, решила, что для жизни ей нужен другой город. И выбрала Одессу – с её морским воздухом и собственными правилами выживания. Несмотря на то, что в детстве и юности она жила в доме типовой советской постройки – безо всяких внутренних двориков, наружных металлических лестниц и общих бельевых верёвок – одесская специфика пришлась ей по душе. Поначалу Марина жила по соседству, на Асташкина. Она застала глобальную реконструкцию Тираспольской и отлично разобралась со спецификой своего района – в старом центре, но на границе с Молдаванкой.

Мы встретились на углу Тираспольской и Кузнечной, и Марина сразу повела нас к себе на веранду. Внутренний двор не отличается изысканностью, даже довольно мрачен – зимой сюда и солнце редко заглядывает. А практически при входе мы замечаем весьма неухоженную лестницу, ведущую в подвал. Там обитают сотрудники ЖЭКа, и эта часть двора выглядит самой неблагоустроенной – разбитый асфальт и многочисленные окурки. Марина смеётся, что в данной ситуации ЖЭК скорее мешает, нежели приносит пользу.

В то же время шестилетняя дочь Марины Виталина в полном восторге – для неё этот двор абсолютная роскошь. Можно гулять днями – и с новообретёнными друзьями, и с любимой собакой Чарой – и чувствовать себя в полной безопасности. Тут не только мама всегда знает, где дочь, но и все соседи. Слышимость в таких дворах – выше всяких похвал. Так, например, по соседству живут девушки лёгкого поведения. Но пока Марину это не очень смущает.

Однажды поздно вечером я услышала какие-то непонятные крики, взяла собаку и вышла во двор, чтобы понять, что происходит. Но крики сменились на охи и ахи, и стало понятно, что всё в принципе спокойно. Потом соседка мне рассказала, что к девушкам регулярно приходят. Но, так сказать, работать они начинают, когда Виталина уже ложится спать, а к часу ночи совсем затихают. Так что не могу назвать это проблемой.

Значительно сложнее оказалось поддержать ребёнка в таком правильном желании, как сортировка мусора. Увидев, как это происходит в Германии, Виталина загорелась идеей. Но на Тираспольской таких баков нет. А возить специально довольно сложно. И тут на выручку пришли бездомные. Они регулярно сами сортируют мусор и разносят его по специальным точкам. Поэтому теперь девочки знают, что их инициатива поддерживается, хоть и таким странным способом.

Мы выходим с Мариной и Чарой и отправляемся на прогулку. До реконструкции Тираспольская была просторной улицей с широкими тротуарами. Тогда очень обшарпанными выглядели здания, но летом можно было спокойно гулять в тени многочисленных деревьев. Теперь же Марина уходит по Кузнечной в сторону Спиридоновской – там и солнце не так ощущается и людей поменьше.

Я очень люблю эту часть города. В принципе только центр и исходила вдоль и поперёк. В другие районы чисто теоретически я знаю, как добраться, но мне туда особо не надо. У меня вообще здесь всё практически под боком, в пешеходной доступности: школа Виталины, разные магазины и, конечно, дворики.

Когда-то Марина занимала серьёзные должности и была истинной бизнес-леди. Но потом переехала в Одессу и ушла в декрет. Эти два расслабляющих фактора плюс колорит города в виде двориков подстегнули её взять в руки фотоаппарат и попробовать себя в новой сфере. Так Марина стала фотографом – со своим видением и своими клиентами. И колумнистом интернет-ресурса «Профурсетки» - там она пишет ироничные истории на самые разные жизненные темы. И возвращаться к жёсткому рабочему темпу с офисами и дедлайнами пока не собирается. Естественных фотозон в Одессе более, чем достаточно. И вдохновляться в этом городе легко.

Мне очень важен запах моря. На пляж летом я не хожу, но понимать, что такая возможность есть, абсолютно необходимо. Помню, как приезжала рано утром из Киева, выходила из поезда и понимала, что я на море. Эти пару часов, когда город просыпается, прекрасны. И в Одессе у меня есть ощущение дома.

Мы прошли по Асташкина и вернулись на Тираспольскую. Одно время Марина жила на Дюковской в новом высотном здании, но там ей было не так комфортно. Поэтому переездом в свою нестандартную квартиру Марина с дочерью вполне довольны. Но есть в Одессе то, что вызывает грусть – это отношение людей к своим домам. Гуляя по городу, она всегда замечает ту особенную одесскую архитектуру, фотографирует и сами здания и на их фоне.

Но пройдясь по тем же местам с риелтором, она заглянула не только в парадные, но и в сами квартиры. И каким бы обшарпанным не выглядел памятник архитектуры снаружи, внутри может быть куда хуже. Просто потому что жители не стремятся улучшить что-либо: ни своими силами, ни с помощью городских служб. Хотя успешные прецеденты существуют. Вот и сама Марина хочет добиться благоустройства своего двора. И с такой решимостью и активной жизненной позицией ей наверняка это удастся.