Document
Я живу в Одессе: район между Осипова и Маразлиевской глазами Святослава Линникова

Святослав Линников живёт в типичном одесском дворе на улице Осипова. В свой новый дом он переехал из классической «чешки» на Сегедской, и теперь привыкает к особенностям жизни в старом доме – с общей лоджией, общительными соседками и отличной слышимостью во дворе. Слава рассказал нам, что именно привлекает его в этом районе, а чего хотелось бы избежать.


Со Святославом мы встретились возле его дома на улице Осипова. И первым делом заглянули к нему во двор – и вот она, старая Одесса со всем её колоритом. Здесь Слава живёт немногим больше полгода, но район ему очень даже знаком и даже вызывает ностальгию. В соседнем дворе жил его одноклассник, дружба с которым зародилась ещё в первом классе и продолжается до сих пор.

По образованию Слава – врач, работает ассистентом кафедры общественного здоровья в Одесском национальном медицинском университете и является куратором проекта «Медицина разборчивым почерком». В детстве и юности он жил на Сегедской в «чешке». Но в какой-то момент решил, что хочет жить именно в центре и в результате оказался в совсем другой Одессе.

Я понял, что хочу жить только в центре. Хотя Сегедская – это вроде и не дальний свет, но тем не менее. Поначалу я планировал переехать жить поближе к месту работы, и смотрел квартиры на Княжеской, Ольгиевской, Коблевской. Но, когда появилась вот эта, на Осипова, понял, что нашёл. И пусть она не совсем рядом с Медином, но всё, что мне необходимо для комфортной жизни, находится в 10-20 минутах пешком. Одно поначалу удивляло – это люди, которых я всё время вижу из окна, раньше-то я жил на шестом этаже, а теперь на втором. Но мне всё нравится.

Одно из важных преимуществ жизни на Осипова – это пешая доступность до пляжа. Слава любит море и с нетерпением ждёт лета, даже планирует брать с собой свой зонт, чтобы ни от кого не зависеть. Ещё один плюс – это близость парка Шевченко и Зелёного театра. Теперь после вечерних мероприятий можно не нервничать из-за последней маршрутки или такси.

Святослав любит изучать родной город, а потом устраивать образовательные прогулки для друзей-приятелей – как местных, так и приезжих. Рассказывает, что когда-то даже мечтал создать нестандартное экскурсионное бюро. Мелькают такие мысли и во время путешествий. Бывая в Европе, Слава ощущает, что у Одессы есть колоссальный потенциал – она очень напоминает некоторые европейские города, вот только состояние запущенное. Он ведёт нас к Деволановскому спуску, по пути мечтая о том, как одесская канава станет стильным и современным местом, где будут разные кафешки, арт-галереи, может даже музеи. А обычные гаражи превратятся в артхаусные объекты.

Деволановский спуск – это очень нестандартное место Одессы. И будет очень жаль, если его просто застроят высотками, вместо того, чтобы создать современный культурный кластер. Именно современный – без образа тёти Сони, Мишки-Япончика и наносного одесского акцента. Я не считаю, что про прошлое Одессы надо забыть, конечно же нет. Просто не стоит утрировать и на этом зацикливаться. При том, что я с удовольствием хожу на Привоз и проверяю правильность веса купленного на собственном электронном канторе. И рачки с удовольствием ем, и с одесским акцентом могу поговорить. Но ведь есть и другая Одесса.

После Деволановского спуска Слава ведёт нас в Карантинный переулок и показывает здания, чей внешний вид и история, на его взгляд, могли бы быть не менее интересны для приезжих. Здесь же он с грустью говорит о том, что очень жаль, что там, где когда-то был театр на Чайной, теперь ведётся стройка. И вряд ли этот проект станет украшением города. Сохранилось ещё одно здание, принадлежащее бывшей чаеразвесочной фабрике, пока оно пустует. Мы невольно заглядываемся на него, представляя, как можно было бы сделать здесь крутую галерею, или даже концертный зал – отличное месторасположение и масштабы позволяют. 

Мы не спешим, но довольно быстром доходим до переулка Нахимова. Здесь Слава показывает дом, который когда-то принадлежал его прадеду – замначальника порта. Но в 30-е годы XX века его, как и многих других, раскулачили – отобрали «лишнюю собственность» и посадили. И следующие 20 лет родственники не знали, где он и что с ним. Позже только стало известно, что его почти сразу и расстреляли, а жену, прабабушку Славы, отправили в ссылку. И после освобождения она ни разу не согласилась рассказать о тех 12 годах своей жизни. Семье потом выделили комнатку, а бывших «кулаков» реабилитировали. Но от этого особенно легче не стало, в общем-то. Двор, в котором находится это здание, выглядит образцово показательным: везувийская лава, колодец, аккуратные здания и тишина.

Маразлиевская – одна из любимых улиц Славы. Хотя очень расстраивают многочисленные пластиковые балконы и торчащие кондиционеры, всё же атмосфера пока ещё сохраняется. И здесь достаточно много зелени, что не может не радовать. И не только мощные деревья, высаженные многие десятилетия назад, но и, по-современному сделанная какой-то частной фирмой, клумба. Слава говорит, что при наличии лишних денег с удовольствием занимался бы озеленением города – это то, чего начинает не хватать Одессе.

Все эти места ассоциируются у нашего героя с детством – на углу Маразлиевской и Базарной школа, в которой он учился, в парке Шевченко он с одноклассниками занимался физкультурой и ходил на субботники, а Дворце студентов ребята гуляли выпускной. Поэтому сегодня жизнь на Осипова немного напоминает возвращение в прошлое – говорит, когда проходит мимо школы, даже немного щемит в груди. Порой у Славы возникает желание всё бросить и уехать, но есть в Одессе что-то необъяснимое, что держит крепко. И, возвращаясь после всего недельного путешествия и оказавшись на ЖД вокзале, первое, чему он радуется, это запах моря. И неизвестно, действительно ли он есть, или это просто радость от того, что ты уже дома.

Мне кажется, главная проблема Одессы в том, что горожане её не любят. Мы все громко рассказываем об «Одессочке», но при этом позволяем себе то, что любящий человек себе никогда не позволит. С лёгкостью портим фасады памятников архитектуры, мусорим, не обращаем внимание, когда что-то уничтожают – будь то уровень власти или банальное хулиганство. И при всём при этом уезжать из Одессы надолго очень сложно. Я целый месяц провёл в Германии во время практики, и под конец всё в Дюссельдорфе мне напоминало Одессу, вернуться хотелось безумно. Поэтому я здесь.

Слава увлечённо вспоминает истории из детства и путешествий, размышляет о будущем и надеется на лучшее. И только ограничение по времени и дальнейшие планы прерывают нашу прогулку, хотя Святослав, наверняка, мог бы ещё много чего рассказать. Но сегодня только о его районе между Осипова и Маразлиевской.