Document
Я живу в Одессе: район Медина глазами Ники Поляковой

Вот уже шесть лет Ника живёт на самой границе между Пересыпью и Центром – в единственном высотном доме на улице Мечникова. Свой район девушка обожает и считает лучшим в Одессе, хотя без заминки называет и его «тёмные» стороны. Прогулялись с Никой по близлежащим улицам и узнали плюсы и минусы её района.


Ника с рождения жила в исторической части Одессы, и даже если семья переезжала, то дальше Дюковского парка дело не доходило. Ника смеётся, что, к примеру, даже ни разу не ходила по Посёлку «ногами» – только по необходимости и исключительно на машине. Двенадцатиэтажное здание на Мечникова, в котором она живёт, сегодня кажется более-менее гармоничным, особенно на фоне современных высоток. Хотя, конечно, ни у Ники, ни у кого-то другого оно не вызывает какого-то эстетического восторга – ведь вокруг дома расположена как раз та самая, любимая Никой, историческая Одесса. Но и променять свой вид на море с одиннадцатого этажа девушка не готова. 
 

Вот такая я противоречивая. Я безумно люблю улицу Пастера и Пушкинскую – они такие красивые, на них такие фантастические здания стоят. Вся эта лепнина, старые двери и даже оконные рамы – всё это вызывает настоящий восторг. И, наверное, я бы с удовольствием жила в каком-то таком доме, но, с другой стороны, начинать утро с вида на море – это очень круто.

 

 

По образованию Ника журналист, но последнее время выбирает для себя фриланс. А потому может выстраивать график работы согласно своим предпочтениям. И может себе позволить в разгар рабочего дня, взяв телефон и наушники, отправиться на пешую прогулку. Энергии у Ники хоть отбавляй – под настроение может пешком и до парка Победы дойти. И это при том, что у неё есть машина, а буквально за углом от дома конечная 28 трамвая. Кстати, поездки в трамвае девушка тоже очень любит – там тоже всегда есть, на кого посмотреть и что послушать.
 

Мы идём по Пастера и Ника, эмоционально размахивая руками, показывает на свои любимые дома и дворы. Каждый из них уже исследован и сфотографирован, но от этого они не становятся менее интересными. Правда, тут же Ника хмурится и говорит, что район у неё, конечно, лучший, но только при дневном освещении.
 

«Если я планирую вернуться поздно, ни за что не пойду пешком. Пастера — тёмная и безлюдная. После полуночи прохожие — в основном тыняющиеся «побитые жизнью» люди. Я не чувствую себя в безопасности ни в своём, ни в каком-либо другом районе Одессы. Может, это связано с десятью годами работы в новостях: и это не паранойя — я просто знаю, что происходит и что может произойти. В нашем доме очень много квартир сдаётся в аренду, и соседей, большинство из которых это студенты из других стран, я практически не знаю. Вечером многое здесь становится проблемой. Даже ближайший к дому круглосуточный магазин в трёх кварталах. Около ночной «Обжоры» вообще трэш. И Херсонский сквер не для прогулок, и Мечниковский тоже. Ну а в сторону Пересыпи я только из окна смотрю.»

По натуре Ника – яркий экстраверт. Она с удовольствием поддержит беседу с незнакомцами и даже может первой её завести (но только днём). Поэтому ей нравится заглядывать в одесские дворики. В одном из них, пока мы отвлеклись, Ника уже познакомилась с местной жительницей Светланой Тимофеевной и с энтузиазмом пообщалась с ней на темы выращивания дикого винограда, стерилизации котов и даже личной жизни женщины. 
 

В такие моменты говорливая Ника превращается во внимательного слушателя. Ей действительно интересно то, что она видит и слышит. Таким же образом она каждый раз узнаёт какие-то любопытные подробности о запавших в душу домах, о бывших жителях и даже об истории Одессы – причём то, о чём не расскажут в книгах и на экскурсиях.

Мы идём по Валиховскому переулку и Ника, проходя мимо одного из зданий, заглядывает через стеклянные двери. Тут же она начинает восхищаться увиденным и описывать мраморную лестницу, мозаику и всё, что может рассмотреть через закрытые двери. Прерываясь, она вспоминает, что своих ухажёров обязательно водила гулять по Валиховскому, ведь здесь так красиво, что дух захватывает. 
 

Здесь у меня двойственное ощущение. Мне безумно нравятся эти здания, но, в то же время, я понимаю, что они на грани исчезновения. И от этого становится грустно, но мне всё равно нравится на них смотреть. Может потому что, несмотря ни на что, остаётся надежда, что их всё же удастся сохранить. Потому что мысль о том, что все они рухнут, и на их месте вырастут новострои, мне совсем не нравится.
 

Ника ведёт нас к Художественному музею – здесь она в понедельник смотрела фильм про Эдварда Мунка, но чаще приходит именно во дворик дворца Потоцких-Нарышкиных. Усаживается на скамейку и рассматривает здание и людей, а при случае включается в какую-то очередную беседу. Рассказывая о том, что узнала от своей последней собеседницы, она неожиданно замечает кота в цветочной вазе. А не погладить замеченного кота Ника не может. Правда там же, в вазе, она замечает этикетку от шоколадки, забирает её и теперь начинает искать урну. Это ещё один пунктик Ники – она терпеть не может, когда кто-то мусорит. И мимо не проходит. 
 

Я верю в то, что неловкость, вызванная замечанием, сыграет свою роль и в следующий раз человек задумается, прежде чем выбросит бумажку или окурок мимо урны.

Прогулки по знакомым центральным улицам являются для Ники своеобразной подзарядкой. А её доброжелательное отношение к людям и открытая улыбка располагает даже самых подозрительных одесситов. Поэтому несмотря на достаточные весомые минусы, Ника считает своё район самым лучшим в Одессе. В светлое время суток, разумеется.