Document
Я работаю в Одесской Опере: история Олега Сокоринского

И для одесситов, и для гостей города поход в Оперный театр – это что-то сродни празднику. А Олег Сокоринский работает в нём всю свою жизнь. Дебютировал как артист балета, а сегодня он именно тот человек, который встречает всех зрителей и может разобраться с любой форс-мажорной ситуацией.


Олег не может вспомнить, чтобы с детства мечтал исполнять танцевальные па и выступать на большой сцене. Но если твой дедушка – директор балетной школы, то некоторые перспективы вырисовываются. Тем более, что до директорства Анатолий Середа был солистом Одесского театра оперы и балета. Так, десятилетнего Олега и отправили на балет – всё лучше, чем без дела по улицам бегать. Занятия оказались интересными, и мальчик втянулся. А за год до окончания балетной школы Олегу предложили работу в театре – он дебютировал в «Золушке» в роли Чайника. А потом играл практически во всех репертуарных балетах – это и Санчо Панса, и Дроссельмейер, и Айболит, и многие другие роли.

Но профессиональная жизнь артиста балета не длится вечно – кто уходит на тренерскую работу, кто-то вообще оставляет профессию. А Олегу предложили стать администратором в театре. Это именно он встречает всех зрителей, отвечает на порой странные вопросы и по ходу решает все скапливающиеся вопросы.

Вообще у меня семичасовой рабочий день, но в жизни это не совсем так. До начала спектакля я занимаюсь повседневными делами, при необходимости рассказываю о театре тем, кто у нас выступает или официальным гостям театра. С Лией Ахеджаковой, например, мы обсуждали наши зеркала – ей понравились. А с Цискаридзе когда-то делились ощущениями, который вызывает театр. Он был восхищён атмосферой и самим зданием. Приходилось и с дочкой Юлии Тимошенко общаться, и внуком Брежнева, и внуком Чаплина. Всех и не вспомнить уже. Потом встречаю зрителей, а ухожу только после завершения спектакля.

Кстати, на счёт зеркал на лестницах – Олег знает, что с ними связана легенда и даже верит в неё. Говорят, если посмотреть на себя в зеркало в течение трёх минут, то три следующие годы внешность совсем не поменяется. Правда, там есть условие: спустя три года надо вернуться и ещё раз в зеркало посмотреть. В целом и легенда прекрасная, и условие тоже. А вот призрака Оперы Олег не встречал, хотя и очень наслышан:

Ребята рассказывали, как шли ночью по театру – затянулись подготовительные работы по мероприятию – и в районе галереи пятого этажа один просто спиной чувствовал, как на него кто-то смотрит. А потом вдвоём спускались и вдруг грохот, упал парень с лестницы. Всё хорошо закончилось, но он утверждал, что буквально почувствовал подножку. Так что всё может быть, кто знает.

Но даже если призрак Оперы существует, особых проблем он не доставляет. В отличие от некоторых зрителей. И самое главная вещь – в принципе из двух существующих – это опоздания. Олег смеётся, что почему-то регулярно опаздывают именно те, у кого билеты в первых рядах партера. А незаметно зайти в зрительный зал после начала спектакля просто невозможно. И виновата тут великолепная акустика и тяжёлые оригинальные кресла. И если на верхних этажах ещё можно попытаться стать невидимкой, то в партере опоздавших не только отлично слышно, но и прекрасно видно. Обычно капельдинеры предлагают подняться в амфитеатр, а в антракте занять свои места. Но не все реагируют адекватно, бывает приходится и защищаться. 

Пришли как-то два иностранца с опозданием. Но один был русскоязычным и явно хотел на товарища произвести впечатление. Мы их, конечно, вежливо не пустили, так он на меня практически накинулся, зонтом размахивал. Но в результате уладили конфликт. Вообще нередко бывает, что опоздавшие возмущаются – почему, правда, непонятно, но то такое.

А ещё есть момент дресс-кода. В Одесском театре он очень рекомендуется. Хотя летом, бывает, приходят кто в чём. Но Олег говорит, что последние годы наблюдаются перемены к лучшему. Всё чаще зрители, а особенно зрительницы, выбирают вечерние наряды. И тогда даже театр смотрится немного иначе. Особенно это чувствуется на детских спектаклях – маленькие мальчики в костюмчиках и с «бабочками», девочки в сменных туфельках и праздничных платьях. 

 

Кстати, ушедшая привычка брать в театр сменную обувь стала одной из причин отсутствия ковровых дорожек на лестницах – их чистка слишком сложное и неблагодарное дело. Но возможно давние традиции понемногу вернуться. Тем более, что сегодня театр – достаточно популярен среди одесской публики. Было время, когда зал, а в нём 1507 мест, не был полностью заполнен на спектаклях. Но вот уже некоторое время очень редко куплено меньше 80-90% всех билетов. А приходят люди самых разных поколений. И это, конечно, очень радует.

Олег помнит и сложное для театра время реставрации. Он как раз в 1996 году официально закончил балетную карьеру и получил должность администратора. Хотя не раз после этого приходилось выходить на сцену – труппа не распалась полностью, но артистов не хватало. Собственно, сохранить костяк помогли только гастроли – ребята на три-пять месяцев уезжали выступать в Европу и Америку, а потом возвращались домой. В Одессе «рабочих» спектаклей было немного, а из-за самых трудоёмких работ театр закрыли на три года. И тогда выступать приходилось на других площадках – спектакли шли в Украинском театре и Музкомедии, концерты проводили в зале Филармонии. А после открытия к тем, кто остался работать, присоединилась молодёжь – и оперные, и балетные. 

 

Сегодня, кстати, одесские артисты тоже востребованы. Внимательные поклонники могут догадаться и по репертуару – тот или иной спектакль может временно пропасть, потому что ключевые актёры как раз на гастролях. И это тоже очень хорошая тенденция. Так, например, с конца декабря до конца февраля часть балетной труппы покоряет Канаду и США. 

 

Иностранцы, как подмечает Олег, тоже с удовольствием приезжают посмотреть на театр. И часто туристы, пришедшие на экскурсию, срочно отправляются в кассу, чтобы купить билет на представление. И если на экскурсию они приходят как придётся – Олег рассказывает, что одна дама была одета практически в сувенирные наряды – то к вечеру они преображаются. Вот такая сила театра.

Несмотря на то, что Олег в театре с 1975 года, он не устаёт восхищаться Одесской оперой – в минуты затишья даже может найти что-то новое в декоре, например. И уточняет, что вообще-то наш театр входит в пятёрку лучших в мире. Поэтому, сколько бы раз в него не заходить, чувство восхищения не стирается. Хотя, конечно, в любой работе присутствует некая обыденность – в очередной раз, например, рассказать зрителям, что гардеробы находятся на каждом этаже, а в зрительном зале есть чётная и нечётная стороны и многое другое. Но искренний восторг пришедших на спектакль и их живые эмоции, интерьеры здания и его атмосфера помогают каждый раз посмотреть на театр заново.