Document
Трудности перевода. Рассказы Юлии Вербы с одесским колоритом

– Мааамаааа! КРЫЫЫСА!!! – орала благоухающая шампунем «кря-кря» Аллочка из дальней комнаты. Мытье «полностью» было на Молдаванке роскошью и совершалось раз в неделю в ближайшей бане. Некрупных детей купали дома в специальных тазах для детей и варенья.  Воду часами грели на плите.


Аллочка была не только выкупана, но и уложена в свежую, накрахмаленную до снежного хруста, постель.Родители, завершив двухчасовой ритуал укладывания колыбельной на два голоса, ушли на кухню пить чай.  Поперхнувшаяся заслуженным бутербродом, мама сначала понадеялась на Аллочкино слабое зрение и сильную фантазию.  На той неделе во двор приблудился серый котенок.  

– Крыысаа!!!! – не унималась дочка и перешла ультразвук.

Крыса оказалась годной – крупной и лоснящейся. Она сидела на пододеяльнике и с интересом изучала вопящую Аллочку. Увидев папу, крыса трусцой удалилась в радиолу на шкафу. Вытряхнуть ее оттуда по версии папы не получалось, но мама была уверена, что папа просто боится. Аллочка громко визжала, папа почти беззвучно матерился. Настоящая еврейская мама взяла ситуацию в свои руки – «Феликс! Иди за Джильдой! Делай что хочешь, но чтобы через пять минут…». 

Джильда была таксой с трудной судьбой и таким же характером. Семья Феликса жила в этом дворе всего с 1924 года, а вот семья Гедали владела фамильным гнездом из полутора темных комнат еще с царских времен. Последний из могикан, потомственный скорняк Гедаля был консерватором, поэтому со своими детьми, соседями и собакой он говорил исключительно на идиш. Джильда надежно охраняла периметр всего второго этажа. Правда, на команды и призывы на других языках не реагировала. В начале семидесятых Гедале удалось эмигрировать в штаты. Собаку и квартиру пришлось оставить. Обе перешли как ценный приз перспективному милиционеру Пете. Квартира априори не поддавалась ни ремонту, ни перепланировке, поэтому милиционер махнул рукой на темный «трамвай» из смежных комнат и взялся за собаку, которой на старости лет пришлось учить русско-украинский суржик. В процессе обучения Джильда заработала нервный срыв, а сотрудник правоохранительных органов десяток боевых укусов. 
 

Папа был красноречив и артистичен, милиционер непреклонен. Но в конце концов Петя надел фуражку, спортивные штаны с лампасами и обмотал руку полотенцем. Затем набросил одеяло на потерявшую бдительность Джильду и, подхватив трофей, спустился к соседям.  

Вдвоем мужчины под вой собаки в одеяле и вопли Аллы раскурочили радиолу, где крыса свила гнездо. Она  явно  была интеллигенткой потому что вывалившись из приемника шмыгнула в пианино и надежно застряла между струнами. 

И тут Джильда наконец-то поняла зачем ее притащили. Еврейское воспитание плюс милицейская натаска позволили одолеть враждебное животное. Радиолу прижали дырой к стенке и на всякий случай залили дихлофосом для дезинфекции, а Пете пришлось проставить бутылку. Так, за один пятничный вечер Аллочке дважды перестелили постель, а Петя оправдал высокое доверие и полученную городскую жилплощадь. Говорят, в райотделе уже к утру знали о подвиге, а дальше очевидцы путаются в показаниях –то ли Петю повысили в звании, то ли просто занесли благодарность  в трудовую за оперативное реагирование на проникновение со взломом. Но главное, что после этой ночи он наконец-то нашел общий язык со своей собакой.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Похожие Теги: одесса Юля Верба
Поделиться:

Похожие материалы