Три фото с Госпитальной. Рассказы Юлии Вербы с одесским колоритом

Феликсу с благодарностью и восхищением


Биндюжник по кличке Кецале

Органические грузовые перевозки, проще говоря подводы с биндюгами функционировали в Одессе до глубоких шестидесятых. Гриша был потомственным биндюжником. За большое сердце и ангельский характер двор дал ему кличку «кецале» - котик (идиш). Гриша овдовев и оставшись с двумя детьми взял в жены Хонку, тоже вдову с тремя малышами и нежно опекал всех – и своих, и чужих. Но и на солнце есть пятна. Помимо детей и лошадей Гриша любил водку. Оставив транспорт, он шел за тортом и цветами и к полуночи, размахивая угощением как дирижерской палочкой шел домой по траектории, напоминающей индийскую мандалу.  
Однажды Кецале поспорил с коллегами кто больше выпьет. Нормальный мужской спор. В этот раз Хонка не дождалась торта. На подводе ей прямо во двор доставили тело без признаков жизни…
За углом - «придворная» еврейская больница, где санитары и жители отлично друг друга знают. Врачи после собеседования с соеседями и соучастниками спора выяснили, что тощий Кецало выпил больше литра. Врачи сказали что шансов практичсеки нет. Кецале лежит в Еврейской, Хонка рыдает на весь двор, соседи готовятся к прощанию. Никто не хочет принести дурную весть, но любопытство - великая сила Самая бесстрашная женщина Фрида ушла в больницу. Вернулась через час. Молча, с каменным лицом и торжественно присела у себя на коридоре. 
Фрида! Фрида, ну что?!! 
Фрида молчит и держит интригу. 
Фрида! Что там?!!!!
Фрида дотянув мхатовскую паузу и не меняя выражения лица:
Что-что – сгоняла ему за шкаликом!
 

Три фото с Госпитальной. Рассказы Юлии Вербы с одесским колоритом - изображение №1

Фрида, Брежнев и котельная.
 

Фрида жила во флигеле рядом с конюшнями-гаражами.  За стенкой  - завод цветной резины. А точнее котельная завода. Такой ерундой как экология или комфорт местных жителей никто не заморачивался.  В котельной периодически включались насосы. В эти счастливые часы Фриду трясло вместе с мебелью, посудой и маленькой дочкой. Насосы, разумеется, включали точно в то время, когда засыпал ребенок. Очень быстро сотрудники завода и соседи узнали про ее выдающиеся лингвистические способности.  Фрида виртуозно импровизировала и строила семиэтажные обсценные речевые конструкции на идише, русском, украинском и даже болгарском, оставшимся ей в наследство от мужа.  
Фрида надеялась, что ее талант к языкам передался дочери и вслух мечтала, как ее девочка поступит на блатной иняз. Подруги отговаривали Фриду – ну что это за специальность? С кем она будет на английском разговаривать? Учителям в школе платят немного… На что Фрида зашла с козырей:
- а что,  плохо быть переводчицей у Брежнева?!
А пока она мечтала, котельная снова проверяла ее квартиру на сейсмоустойчивость. Однажды, заводские совсем обнаглели и включили все насосы разом да еще и после девяти вечера. В горке перевернулись даже рюмки в форме рыб с золотыми ртами.
Не смотря на мартовский холод, Фрида в ночной рубашке вывесилась с галереи со шваброй в руке и начала долбать в окно котельной и орать.
Обалдевший сторож со своей стороны отбивался как мог:
 Фрида, это не у меня!  правда, я правда ничего не делал!
 Так вИключи!!!! Виключи сейчас же! Или я сейчас к тебе перелезу!!!!
Через 55 секунд  румынское землетрясение 1977 года «вИключили». Двор был уверен, что все обошлось благодаря ей.
Фрида была героической женщиной и жила во враждебном окружении со всех сторон. За несущей стенкой  - резиновый завод, с  другой стороны сосед, по мнению Фриды тоже имеющий прямое отношение к бытовым резиновым изделиям, Слава…
 

Читайте также: ЧЕРНЫЙ ПЛАЩ

Три фото с Госпитальной. Рассказы Юлии Вербы с одесским колоритом - изображение №2

Дядя Слава
 

Дядя Слава – это ходячий оксюморон. Махровый антисемит-водопроводчик, который… перфектно говорил на идиш.  Дядя Слава жил на втором этаже и закончив к обеду свой нелегкий труд смертельным количеством промилле, занимал боевой пост в центре галереи. Он караулил золотую молодежь, купившую мотоциклы и «запорожцы», искренне веря, что только представители Богом избранного народа могут позволить себе подобную роскошь. В самой глубине двора до войны были конюшни, потом – сараи, которые в семидесятые самые продвинутые пользователи переоборудовали под первые гаражи. Когда молдаванские богачи заезжали во двор – он их изощренно материл на идиш не сходя с балкона. 
Говорят, многие юные евреи выучились языку именно у него.  Единственный, кто не получил порцию его ненависти был уважаемый дядя Гриша. Гриша по кличке Кецале.
 

Три фото с Госпитальной. Рассказы Юлии Вербы с одесским колоритом - изображение №3

Подписывайтесь на наш канал в Telegram