Document
Такая разная улица Еврейская

В каком еще городе синагога расположена между СБУ и ГНУП? Где это видано, чтоб в квартале от СБУ процветали обмен валют и продажа практически контрабандных изысков? И где, как ни в Одессе, фактически на улице Еврейской мог родиться Израиль. Миф и реальность одной из центральных улиц города в объективе фотокорреспондента «Лоции».    


Давно уже не новость, что Одесса – город контрастов. Здесь с одинаковой улыбкой могут вытащить кошелек или угостить сезонной «фруктой». Вероятность того или другого – тоже примерно одинаковая. Контрасты, в общем-то, повсюду: богатство и бедность, архитектурные шедевры и стеклянные новострои, тихие дворики и шумная стройка. 

Сегодня мы прогулялись по улице Еврейской. Длина ее немногим более километра, но какая же она разная. Иудеи приходят на Еврейскую молиться, правоохранители – расследовать уголовные дела, а туристы – заглянуть в расписанный художниками дворик. А в свободное от своих забот время, народ стекается на Книжку – незыблемое место для кофе, сплетен и последних новостей. 

Ритм жизни на Еврейской соответствует нерушимой одесской истине: кто понял жизнь, тот не спешит. А плотно высаженные акации несут роль не только эстетическую, но и тщательно оберегают прохожих от летнего зноя. Здесь кипит работа в магазинах и офисах, но и перекур на балкончике никто не отменял. Дворики Еврейской радуют глаз своей ухоженностью. Но грустью отзывается разрушение здания бывшей Чайной фабрики.

А стенка в стенку с этим зданием стоит дом, в котором жил Владимир Жаботинский. Трогательный одесский мальчик вырос в великого писателя, а потом отдал себя политике. В книге Жаботинского «Пятеро» мы видим ту самую Одессу, за которой едут к нам в город из самых разных стран и городов. А во дворике дома на Еврейской, 1 перед нами винтовая лестница из юности писателя. 

Коты вальяжно разгуливают по тротуарам, люди заняты своими делами, жизнь продолжается.