Document
«Сейчас на мебельных заводах некогда подумать о душе»: интервью с реставратором мебели

Многие одесситы любят заходить на чашку кофе в The Lodge в переулке Маяковского. Изюминкой этого кафе является старинная мебель, которая создает особую винтажную атмосферу. Наша редакция отыскала того, кто занимался реставрацией этой мебели. Виктор Швадович всю свою жизнь возвращает предметы старины в первоначальный вид.


 

Как вы начали заниматься реставрацией?


Я занимаюсь ей со школьных лет. Мой дядя был художником-реставратором. Он ездил по командировкам, меня брал с собой и учил ремеслу, которому я, к сожалению, не научился. В то время было только 3 мастера по всему Советскому Союзу ― в Москве, в Минске (мой дядя) и в Ленинграде. Когда они реставрировали иконы и старые картины в Эрмитаже, мне было 14 или 15 лет. Они брали спирт, наливали в рюмочку, буквально грамм 5, брали в рот, но не глотали, а дышали парами спирта на картину, и с парами спирта поднимали старые краски и их реставрировали. Я в то время даже пиво не пил, какой там спирт. Сразу захмелел. Дядя сказал: «нет, ты не годишься». Дал мне работать с рамами для картин, клеить сусальное золото.

 

А вы получали впоследствии какое-то образование?


Нет. Это было хобби, которое постепенно переросло в профессионализм. Вообще итальянцы говорят, что легче выучить кого-то на физика-ядерщика, чем на реставратора, потому что реставраторы должны учиться 40 лет. Если найдется такая академия ― тогда пожалуйста. Есть отдельные специализации ― сусальщики, перетяжчики, столяры, маляры, а если это все собрать в одну кучу, то после 40 лет накопления знаний и опыта, получается реставратор. Мне 56.

Виктор играет на фисгармонии, так называемом “домашнем органе”. В Одессе их осталось всего три.

 

Вы помните ваш первый большой заказ?


Это был кухонный буфет. Стандартный одесский НЭП-овский буфет. Я работал с женой (она тоже реставратор) на выезде, мы его делали у заказчика в подвале. Этот человек был большим начальником, и мы перестарались. Мы сделали слишком хорошо. Невозможно было сказать, что буфету 100 лет, он был как новый. Заказчик сказал: «что же вы наделали, вы все испортили, не видно ни одного следа истории». Пришлось потом наносить царапины на буфет, чтобы это исправить.

 

Что вы чувствуете, когда работаете с такими старинными вещами?


Историю. У меня как-то здесь вот в мастерской были: диван Геббельса, кабинетный диван Абакумова и буфет Жукова. Все три враги между собой. Все вместе здесь собрались. Аж мурашки сейчас пробежали.

Еще есть чувство, когда я сталкиваюсь с оригинальными работами мастеров, к которым еще никто не прикасался, я восхищаюсь их работой. Но так бывает не всегда. Пока предмет до меня дойдет, он проходит много мастеров, и хороших, и плохих. И я думаю не один лжереставратор перевернулся от моих матюков.

 

Сейчас Виктор занимается реставрацией кресла, на котором прошла фотосессия Мерлин Монро. Также фото с этим креслом есть у жены Николая II

Как проходит ваш рабочий день?


Мой рабочий день начинается еще вечером. Появляются какие-то мысли о том, с чего утром начать ― либо это этажерка, либо стул, либо еще что-то. Утро начинается с того, что думаешь: «скорей бы вечер».

 

У нас это настолько востребовано?


Востребовано. Есть мебель, которая передается по наследству, есть те, кто построил и хочет обустроить себе загородный дом. Они ищут по объявлениям на ОLХ огромные буфеты, напольные зеркала, и перед тем, как поставить домой, обращаются ко мне за реставрацией.

 

Где вы находите материалы, схожие со старинными?


Когда эта мебель изготавливалась, не было хозяйственных магазинов, не было Новой Линии, Эпицентра. Были купцы и моряки. И вот моряки привозили из Индии шеллак ( тот самый, который используется для маникюра, ― прим.) ― это воск тропических насекомых. Есть итальянская фирма, которая сегодня варит шеллак специально для реставрации старинной мебели. Он не пахнет химией, он пахнет коньяком, и дерево покрывать желательно именно им. Вся старинная мебель когда-то обрабатывалась им и сейчас пользоваться какими-то полиуретановыми лаками ― я считаю, это неправильно. Самое интересное, что этот лак применяется помимо реставрации не только в косметике, но и в пищевой промышленности. И все мы его не раз кушали. В конце декабря-середине января шеллак невозможно заказать у поставщиков ― в этот период все скупают кондитерские фабрики. Это та самая глазурь на конфетах, тортах, леденцах. Пищевая добавка Е904.

Есть еще карнаубский воск ― это не реставрационный материал, но он применяется в некоторых случаях, например в кухонных столешницах, где рабочая поверхность должна соприкасаться с чем-то горячим. Он выдерживает 90 градусов. Это тоже пищевая добавка и мы ее все тоже кушали ― на Привозе покрывают им яблоки. Мы используем такие материалы в своей работе, потому что цель реставрации ― не столько сделать красоту, сколько сохранить предмет. Если мы таким воском покроем яблоко, оно оказывается в вакууме, туда нет доступа ни микробам, ни воздуху, ничему. То же самое с мебелью.

 

А на что вы опираетесь, когда какие-то элементы повреждены?


У нас нет никаких чертежей или эскизов изначальной задумки автора, ведь каждый предмет делался индивидуально. Когда не хватает деталей на предмете, приходится искать, придумывать что-то, чтобы сохранить изначальный дизайн, но при этом ничего не наворотить. Иногда это очевидно ― например, когда у льва на кресле отломан клык. Но иногда какого-то элемента нет, а я знаю, что там он должен быть, мне в этом помогает опыт. Я вижу, какие сюжеты повторяются на изделии и что деталь сама туда просится.

 

 

Какой был самый старый предмет, с которым вы работали?


Полгода назад ко мне попал комплект мягкой мебели ― кресла и диванчик. Когда заказчик купил его у «Плюшкина», ему оценили возраст мебели приблизительно в 100 лет. Когда он привез ее ко мне, я подумал, что скорее 150. Когда начал разбирать кресло, под тканью на задней спинке кресла было написано, что этот предмет реставрировался в 1861 году. Реставрировался, значит минимум еще 50 лет нужно добавить к этой дате.

 

 

А какие стили вам ближе всего?


Барочные изделия хороши, классические, но я не ставлю один стиль выше другого. В каждый предмет вложена душа человека. Это же все ручная работа. Сейчас на мебельных заводах некогда и подумать о душе.

Мне очень приятно работать с редкими экземплярами, например есть такое курульное кресло. Я как раз сейчас работаю над ним. Первое такое кресло было у Юлия Цезаря. Оно было из чистого золота. Затем их стали делать из слоновой кости. Оно стало предметом мебели «депутатов Верховной Рады» в Древнем Риме. Они назывались курульными магистратами, отсюда и название.
Есть диванчик-рекамье. В 18 веке во Франции была одна светская львица ― Жюли Аделаида Рекамье. Она принимала гостей на особом диванчике, слегка изогнувшись и облокотившись на спинку. Есть картины, скульптуры и памятники, увековечившие эту позу. За всю мою жизнь, я работал с тремя такими диванчиками.

Похожие Теги: наследие реставрация
Поделиться:

Похожие материалы

12792
Почему Одесса не Львов

Восемь лет Львов упорно восстанавливал свои достопримечательности, как итог ― потратили 8,5 млн евро и привели в порядок 20% исторического центра.

30 мая 2018