Document
Семья: власть и ответственность

Для чего мы создаем семьи? Какие у семьи функции и какая нам от них польза? Почему не стоит бояться недостатков наших партнеров ― и многое другое в статье психотерапевта Татьяны Фирсовой.


Для чего мы создаем семьи?


 

Мы создаем семьи для того, чтобы удовлетворить свои потребности. Представим себе условную Машу, индекс удовлетворенности которой составляет, например, 200 баллов и она понимает, что для полного счастья ей нужно 300 баллов. Брак в ее системе ценностей ― 50 баллов. Не полное счастье, но у же что-то. Не сам брак, но то, что он приносит с собой. Например, она хочет видеть каждое утро в своей постели мужа Васю ― это 20 баллов. И так далее. А Васе, чтобы получить эти же баллы сверх его текущей нормы, нужно, например, чтобы его борщом кормили.

 

Мы создаем семьи, чтобы улучшить свое текущее состояние. Это такой воздушный шарик, который нас немного поддерживает и нам становиться немного легче идти. Никто не создает семью, чтобы ему было хуже. И не ради размножения: мы можем и вне семьи размножаться. Для размножения и вынашивания нужно два человека, но семья это не биологическое понятие, а социальное, юридическое. Сам институт семьи появился из-за социальной необходимости иметь секс только с одним партнером. Была такая необходимость. Начал развиваться социальный институт. Пока речь шла только о продолжение рода, это было не особенно важно.



 

Функции семьи

 

Когда создается семья, в семье обязательно должны появиться функции, которые удовлетворяют потребности: репродуктивные, хозяйственно-бытовые, эмоциональные, сексуальные и т.д. А также функции социальной и информационной защиты. У нас чаще всего от информационной незащищенности страдают дети. Ребенок, например, описался, а вечером к маме приходят подружки и она рассказывает им об этом. Ребенок в таком случае не чувствует своей защищенности. Функций должно появляться ровно столько, сколько потребностей.

 

Прежде чем заниматься лечением семьи, психотерапевт должен понять, есть ли там семья.

 

Прежде чем начать работать с семьей, психотерапевту надо пройтись по этим функциям, чтобы убедиться ― семья ли это? То есть потребность в семье может быть, а функции не появились. Рассмотрим гражданский брак. Потребность в семье есть, а функции социальной защиты нет. Пара может жить в его квартире и если вдруг они расстанутся или он умрет, то женщина не имеет никакого права на собственность. Или квартира оформлена на его мать и она легко может выгнать гражданскую жену сына, пусть и с ребенком. Если страдает функция социальной защиты, то обязательно проявится гиперактивность в другом, например, в опеке за детьми. И как раз через эту гиперактивную функцию мы диагностируем проблему. Энергия, которая уходит в детей, она куда-то не поступает. Остается только выяснить куда.

 

Западная, восточная и пост-советская структуры семьи

 

В мире есть два основных варианта семьи: западная и восточная, которые не хорошие и не плохие, а такие, какие они есть. Но мы живем в пост-советской, которая взяла худшее оттуда и оттуда.  Взяла традиционализм из восточной семьи, где девочки и мальчики с рождения знают, какие функции они на себе понесут. Мужчина отвечает за материально-бытовую часть, за социальную защиту, за положение семьи в обществе. На нем лежит ответственность за эти функции, а значит у него и власть. Жена туда и не лезет. Она отвечает за хозяйственную часть, бытовую, эмоциональную. И там власть у жены.

 

На востоке нет такого тоталитаризма в семье, как мы представляем. Просто у них такое разделение обязанностей. Если жена увидит что у ребенка порвались штаны, она просто скажет мужу: у ребенка порвались штаны и он должен расшибиться в лепешку, но купить новые. Где он возьмет эти деньги, жену не волнует совершенно, она ни слова не скажет. Но скажет, если он не сможет выполнить эту функцию. Но если жена не сказала мужу об этих штанах, то тут он устроит ей выволочку, потому что она не выполнила свою хозяйственно-бытовую функцию.

 

Такая структура семьи не хорошая и не плохая, но там есть свои нюансы. Отец все равно имеет право даже в эмоциональном плане. Например, мальчик влюбился и идет к маме, потому что она отвечает за эмоциональную функцию семьи. Мама дает ему советы: пригласи ее туда, свои сюда, присмотрись. Если у молодежи все в порядке, то они созваниваются с мамой девочки и решают тоже встретиться, познакомиться. И только после этого посвящают пап. И вот они уже решают, в социальном плане хорошая эта семья или нет. Если они примерно на одном уровне, то все хорошо и будет свадьба. Если семьи разные, то папа начинает возмущаться и тут роль мамы утихомирить его, объяснить их чувства. То есть она может повлиять, но решение все равно остается за отцом, но в эмоциональную сферу он не вникает. Вообще никак.

 

А есть западная структура, которая предполагает, что у нас нет ни мужчины, ни женщины, а есть человек. То есть гуманистический подход к семье. Двое людей договариваются друг с другом. Ты, например, отвечаешь за деньги, я отвечаю за хозяйство. Никакой предопределенности жизни, решения принимаются по ходу, что часто ведет к стрессовым ситуациям. Жена приходит первой домой и видит протекший кран. Она не будет ждать мужа, а вызовет сантехника или починит сама. Эта стрессовость вызвана тем, что они не знают, кто за что отвечает. Западная модель подразумевает, что они садятся и договариваются, вплоть до того, что расписывают, кто за что отвечает. Ты отвечаешь за вынос мусора, а я за закупку продуктов, а на следующей неделе поменяемся. Не забываем: там где ответственность, там и власть. На тебе ответственность за наполнение холодильника продуктами, значит тебе и решать, что это будут за продукты.

 

Наши недостатки ― продолжение наших достоинств

 

Что подразумевает наша пост-советская модель? Отсутствие понятия: у кого ответственность, у того и власть. У нас чаще всего власть у одного партнера, а ответственность у другого. И потом они разводятся из-за невынесенного ведра мусора или подгоревшей картошки.

 

Представьте себе пару: он хирург в больнице, а она домохозяйка. Они приходят к психотерапевту и жалуются, что 10 лет не получается с сексом. Значит, считают они, эта функция у них выключена.  Но эти десять лет они только и говорят о сексе, энергия бьет фонтаном. Значит где-то другая функция нарушена. А нарушена, как правило, материальная сторона вопроса. Ну не хочется секса, когда на голову капает.  Все как в пирамиде Маслоу ― вначале надо удовлетворить базовые потребности. Течет на голову, дует из форточки, нет денег ― эти десять лет у вас не секса не получалось, а страдала другая функция. Начинается работа с парой и да ― все в итоге из-за безденежья.

 

И вот муж говорит: да, я думал об этом. Один мой знакомый предложил мне работу в фармакологической компании. Делать ничего особенно не надо, только предлагать лекарства разным аптекам. И жена возмущенно отвечает: как так? Ты был уважаемым человеком, а станешь торгашом? Муж говорит: хорошо, тогда можно открыть свою клинику. Одолжить деньги у N на оборудование и аренду и начать работать на себя. Жена вновь отвечает: стой, у кого это ты деньги собрался брать? У N? Он же бандит.

 

Вот в этом и вся трагедия нашей постсоветской семьи: ответственность за наполнение на одном, а власть у другого. Мы, конечно, меняемся. Не очень быстро, но у нас, по крайней мере, уже есть выбор. Советская модель не требует каких-то усилий и не требует думать.

Женившись на нем - он не станет твоей собственностью

 

В браке нужно быть честным. Перед свадьбой многие думают: вот это мне в нем не нравится, но я его потом продавлю. Или закрывают глаза на большинство недостатков партнера: я с ними справлюсь. А потом оказывается, что ты с этим справиться не можешь, что он такой, какой он есть, это его обратная сторона. Потому что недостатки ― это продолжение наших достоинств. Если, например, ваш парень ― душа компании, харизматичный, всеми любимый, то не сложно догадаться, какой будет обратная сторона. Женившись на нем ― он не станет твоей собственностью. Он все равно останется социально активным, он по прежнему будет нравиться женщинам и они продолжат с ним флиртовать ― то, что нравилось тебе в нем изначально.  Худшее, что ты можешь сделать ― прижать его к ноге. Но рано или поздно, он станет тебе скучным. Ты лишила его «недостатков», а вместе с ними исчезли и его достоинства. Мы ― цельные. Мы не можем отрезать от себя недостаток, а достоинства оставить. Даже если мы сами не отдаем себе в этом отчет.