Document
Счастье быть арт-куратором

Арт-куратор ― сердце и душа любой галереи, а также влиятельный человек в современном искусстве. Как правило, именно он отбирает работы, которые украсят галерею, планирует выставки, акции и продвигает молодых художников, полагаясь на свой вкус, знание трендов или иногда на удачу.

Маша Целоева работает куратором в галерее «Invogue#Art» уже полтора года. Специального образования по арт-менеджменту у нее нет. За это время в галерее прошли 18 выставок топовых молодых украинских художников. В том числе Степана Рябченко, Романа Михайлова, Марии Куликовской. А сама галерея позиционируется, как прогрессивное популярное место в Одессе.


Кто такой арт-куратор?

 

Чем он занимается? Исторически куратор вырос из хранителя музея, историка искусств, художественного критика. Это человек, который создает высказывание на основе своего представления об актуальных процессах, проходящих в современном искусстве. Есть мнение, что кураторы только ходят в мастерские художников и говорят о творчестве. На самом деле это не так, хотя это и одна из составляющих. Неотъемлемая часть моей деятельности ― менеджмент. В мастерских рождается то, что мы потом видим в галереях. Но для того, чтобы организовать выставку, нужно пройти огромный путь: утверждение бюджета, логистики, концепций, текстов, анонсов, потом идет целая вереница пиара. Это все требует времени и терпения. Я думаю, что кураторы, занимающиеся всеми этими видами менеджмента, не спят. Но я сплю, чуть-чуть.

 

 

Как вы попали в профессию?

 

Я не получала специального образования. Возможно, в этом и заключается мое счастье. По образованию я архитектор, сейчас учусь в аспирантуре. Это помогает мне создавать архитектурные экспозиции, в которых бы хотелось ходить, присутствовать и задерживаться немножко подольше, чем обычно. Поэтому мне всегда интересно выстраивать какие-то сложные логические цепочки.

 

 

 

На что вы опираетесь, когда выбираете работы для галереи? Насколько на это влияют личные предпочтения и тренды?

 

Для меня в этом существует разграничение, потому что есть личность, а есть художник. Я могу прекрасно общаться с человеком, но не смогу показать его в галерее. Работа галереи «Invogue#Art» направлена как на продвижение одесских художников, так и на популяризацию актуального украинского искусства в целом, а кураторские проекты ― на репрезентацию молодого изобразительного искусства. Ханс-Ульрих Обрист говорил, что в основе современного искусства лежит диалог. Между самими произведениями, текстом и произведением, зрителем и произведением и, конечно, между куратором и художником. Кураторство предполагает личные отношения между художником и куратором. Решая ту или иную проблему, в конечном счете куратор должен помнить, что институции, выставочные проекты и вся система искусства на самом деле существуют именно для художника.

 

 

Как вы создаете концепцию выставки?

 

Нужно придумать историю, сюжетную линию и подобрать все к тому, что ты задумал. Если для удобства попытаться найти аналог, то куратора можно сравнить с режиссером. Они оба определяют содержание и судьбу события, выстраивают сценографию и процесс. Это лицедейство, если можно так сказать. То искусство, которое разворачивается вокруг тебя.

 

 

Вообще работа арт-менеджера — это определенный ритм. Сродни сердцебиению, которое иногда перерастает в тахикардию.

 

 

Бывало ли такое, что вашу концепцию не понимали?

 

Всегда очень важен контекст. Визуальный ряд — это очень хорошо, но важен еще и комментарий куратора или медиатора. И очень здорово, когда люди задают вопросы. Я люблю быть в галерее, потому что это диалог со зрителем. Когда есть фидбэк и возможность пообщаться. Потому что куратор — это такой драматург, он всегда немного в тени. Он всегда незримо присутствует на выставке, но как бы его и нет. Он создал, впрыснул эту энергию, а потом исчез, а потом опять появился.

 

 

Есть стереотип, что люди искусства всегда летают в облаках. Насколько вам с ними легко работать?

 

Конечно же, все они разные. Но зачастую все очень сложно, потому что есть рамки, утвержденные бюджеты, даты, темы. Мне может просто позвонить художник и сказать: «Нет, я хочу по-другому». У меня уже все готово и расписано, согласовано и утверждено. К сожалению, или к счастью, я иду на поводу и все меняю. Цитируя Марата Гельмана: «Художник всегда прав».

Когда мы курировали программу к одесскому кинофестивалю, было очень много участников. По ходу работы от некоторых приходилось отказываться, других наоборот добавлять. Из-за этого в анонсах, которые мы рассылали, были разные списки художников. А информация о кинофестивале разлетается очень быстро по всей Украине. Я отслеживала те ресурсы, которые выкладывали неправильные анонсы, списывалась с редакторами и просила их поменять. Конечно, зачастую меня проклинали.

Вообще работа арт-менеджера — это определенный ритм. Сродни сердцебиению, которое иногда перерастает в тахикардию. Часто происходят форс-мажоры, поэтому очень важно уметь абстрагироваться.

 

 

К государственным музеям всегда относятся более «нафталиново», чем к независимым галереям. Вы живете в разных плоскостях или иногда соприкасаетесь?

 

Мне кажется, важно дружить и общаться. В рамках проекта «Холодная вера» мы делали культурный маршрут по всем музеям, которые не были заняты в этот момент. Это был отличный опыт как для нас, так и для музеев. Мы общаемся и обмениваемся опытом. Радикальные перемены начали происходить в Художественном музее, когда там появилась команда «Museum for change» во главе с Сашей Ковальчук и Инной Белоус. Они привнесли свою молодую энергию и это почувствовал город. Я надеюсь, что так музейная практика станет еще интереснее.

 

 

Похожие Теги: арт-куратор art invogue галерея
Поделиться:

Похожие материалы