Document
«САДИСЬ – ДВА!» часть вторая. Рассказы Юлии Вербы с одесским колоритом

Пролистывая календарь детских мероприятий и школьных вайбер-групп, удивляюсь, как хитрые хипстеры и миллениалы научились маскировать эксплуатацию детского труда.


Нам ставили план по сбору макулатуры и металлолома. Сейчас это очередное осознанное «чего-то там» с приставками «эко-органик». 


И главный лайфхак – теперь за школьные уроки труда дерут приличные деньги и не только с детей, но и со взрослых, устраивая мастер-классы. В современном прочтении учебный план наших трудовиков выглядит примерно так: винтажный подсвечник из натуральной древесины с ароматом хвои! Мебель в стиле лофт для кухни с нарочито грубой фактурой! Структурированная покраска алкидной эмалью с элементами застаривания оконных рам!


У девочек вообще рай для рекламиста: вязаные костеры бохо-шик! Крафтовые конфитюры и джемы! 10 секретных лайфхаков, как сломать швейную машинку! 

 

Просто праздник какой-то, а не учеба, хотя… праздники в школе это параллельная Вселенная с путешественниками во времени. Если в Киевской Руси языческие праздники плотно улеглись под христианские, то через тысячу лет советские подменили религиозные. Где-то накануне Самайна с Днем Благодарения, случилась октябрьская революция.  К этому кроваво-красному событию готовили конкурсы и программы. В дни, когда по верованиям кельтов «на тебя смотрит бездна», нам было что показать ей в ответ – и Саша Дрожжин в образе Щорса с кровавым следом на голове и рукаве не самый эффектный персонаж постановки. Нас была целая школьная агитбригада – где фолк, акробатика, патриотические песни и армейская муштра с элементами инициаций и реконструкций сплелись в утвержденный районо сценарий. 

 

Агитбригада была воплощением демократии посреди диктатуры пролетариата. Туда брали самых громких, самых красивых, самых высоких, отличников, с музыкальным слухом (это все разные люди) и всех мальчиков без разбора.  Мы орали стихи Маяковского и его менее талантливых и более поздних коллег и песни «про революцию с началом и без конца». 

 

 

Ближе к солнцевороту, Коляде и католическому Рождеству устраивали более фривольные постановки. Бродвейский «Чикаго», идущий 19 лет подряд, отстает по числу повторов минимум на пару лет от мюзикла «Українські вечорниці». В одном месте даже целовались. Пикантности сценарию добавляли костюмы, которые за пять лет ежегодных выступлений в отличие от девочек не росли, а несознательные советские родители отказывались шить новые. Так, к десятому классу вышиванка с тесемками превращалась в топ, а юбка уже не прикрывала два опознавательных шва на колготах.

 

Но самое страшное случилось не когда гимнастка Наташа в мини-сорочке кланялась сватам с караваем, а на конкурсе строевой песни, где дети устраивали военное дефиле с перестроениями и речевками «раз-два, три-четыре, три-четыре, раз-два». Чуть не сорвала праздник моя бабушка. Мы репетировали дома. Услышав «Броня крепка», Нила со своим оперным сопрано спела детям народную адаптацию советского хита – «и наши летчики отважества полны! Идут на бой еврейские танкисты, вперед за родину еврейские орлы». На смотре, к ужасу классной, кто-то из голосистых гаркнул, перекрывая хор, «Азохенвей и танки наши быстры!». Остальные замешкались, не понимая какую из версий исполнять. 

 

Несмотря на конфуз, нам удалось занять второе место по Молдаванке – то ли благодаря составу жюри, то ли потому что среди всех моряков и десантников мы были единственные … юные военные корреспонденты в черных беретах со скрещенными карандашами на шевронах.
 

Похожие Теги: Юля Верба
Поделиться:

Похожие материалы