Document
Руслана Хазипова: «Единственная возможность сохранять спокойствие — находиться здесь и сейчас».

Принято считать, что в творческом коллективе договориться трудно — яркие индивидуальности редко склонны искать компромиссы. С женскими коллективами все и того хуже. Участница фрик-кабаре Dakh Daughters, Руслана Хазипова, рассказала о том, как преодолевать противоречия и сохранять внутреннюю гармонию.


Вас в группе 7 человек. У каждой свой характер и свои предпочтения. На чем все держится?

 

На честном слове. На любви и уважении друг к другу. Мы обретаем свободу, когда не ущемляем свободу другого человека. Когда мы понимаем, что делаем одно дело, что любим человека и наше творчество, а не выискиваем недостатки. Вытягивать друг в друге самое лучшее — это то, что мы все должны делать, не потому что мы музыкальный коллектив, а потому что мы осознанны в жизни. Мы общаемся так с родителями, мы стараемся формировать ментальность такого рода у нашей аудитории, у нашей нации. Когда вы работаете над каким-то проектом или выполняете какую-то миссию, важно оставить все личностное за порогом, потому что это все мелко по отношению к миру. Это большая работа над собой — не привносить раздраженность или беспокойство в творческий процесс. Мы все приходили в Дах Дотерс освобожденные, если можно так сказать, и готовые к работе. И это напрямую повлияло на наше творчество. Если бы мы были другими, то и делали ли бы что-то совершенно иное. И, конечно же, этому всему голова Влад Троицкий, который воспитывал нас на протяжении 15 лет.

 

 

Если уместить все, что вы делаете в одном человеке, то выходит, что вокалистка Dakh Daughters должна петь, играть на музыкальных инструментах, говорить на французском, читать Киплинга и еще много всего другого. Это тоже результат воспитания?

 

Это результат работы открытого игрового сознания, которое очень приветствуется в театре. Наш продукт нельзя назвать чисто театральным или чисто музыкальным. Это музыкально-драматический театр, который похоронили во времена Леся Курбаса и корифеев, пытавшихся воссоздать события, рассказанные в песнях.

 

 

В последнее время такой синтез искусств очень интересен людям. Это дух времени или просто зритель уже пресытился?

 

Дух времени в том, что зритель уже пресытился. Но это палка о двух концах. С одной стороны, культурное пространство перенасыщено, с другой стороны то, что сейчас происходит — это «голодомор». В стране буквально культурное истощение. Есть более развитые страны, есть менее развитые, а есть страны, которые вообще не считаются. И Украина не так давно тоже была частью империи, которая взращивала простейшего человека. Не одно поколение выросло без потребности в духовно-интеллектуальной пище. Чтобы поменять ситуацию, мы взяли на себя роль проводников. Мы уже освободились от нашего прошлого и ищем что-то свое, что-то, что нам интересно. Недавно я заметила, что меня не торкает, когда украинские исполнители поют на английском, когда они начинают свое творчество с ориентации на Запад. Для меня это неприемлемо, потому что это моментальное калькирование. Это стремление к чему-то уже случившемуся. А нам интересно пробивать альтернативный путь и искать тех людей, которые занимаются этим же. Взять к примеру кинематограф. За всю историю Украины не было такого количества кино, как сейчас. Какие-то фильмы сняты чисто из коммерческих соображений, возможно, для отмывания денег. Что-то снято для того, чтобы зрители посмотрели и поняли, что так снимать не нужно. А я снимаюсь в «Ворошиловграде», где все собрались ради кино.

 

У вас в песнях очень много отсылок и подтекстов. Какой вы видите свою аудиторию? Обязательно ли человеку погружаться в это или достаточно лишь наслаждаться тем, что вы делаете?

 

Это разная публика, разноосознанная, разновоспитанная, с разной ментальностью. Кто-то погружается, кто-то наслаждается, кто-то нервничает, кто-то ненавидит, кто-то влюбляется и ездит за нами по разным странам мира. Дети катаются по полу от восторга, старики, которые выглядят не весьма дееспособными, пританцовывают. То, о чем мы говорим, то, какие вопросы мы задаем — это все касается непосредственно человека, и где бы он ни был, у него всегда одно и то же.

 

Dakh Daughters - это эпатаж и где-то даже агрессия. А какие вы в обычной жизни?

 

Мы не есть эпатаж, мы вообще не есть что-то одно, мы есть жизнь. А она весьма насыщена тем, что происходит с нами, с нашей землей, страной, корнями. Это все влияет на нас, а мы лишь рефлексируем и отображаем. В жизни у нас много проектов, все расписано на три года вперед, нет режима сна и еды, мы живем между небом и землей. Единственная возможность сохранять спокойствие — находиться здесь и сейчас. Но при этом с большой ответственностью к себе и к окружающим. Мы несем имидж страны, мы миротворцы и мифотворцы. Это культурная дипломатия.

 

Фото:Дмитрий Смирнов

 

У нас сейчас остро реагируют на каждое сказанное публичными людьми слово. Вы чувствуете от этого какую-то несвободу?

 

Люди сами создают себе это ощущение. Я воспринимаю все за и ничего против, по крайней мере стараюсь. Потому что если тебе что-то не нравится, то ты должен предложить что-то взамен. Конечно, нас поливают грязью, ведь что-то делающих в этой стране 20%, понимающих — 25%. Но не останавливаться же из-за этого. Революция дала нам по голове любовью. Я находилась там (на Майдане - прим. ред.) с первого дня и до последнего. Точно могу сказать, что только любовь и взаимоуважение двигали этим процессом. В противном случае, это был бы хаос, а так это была анархическая республика. В этот момент начали появляться художники, устраивать инсталляции, старики начинали читать стихи, молодые выходили с гитарами. До момента первых убийств это был тотальный фестиваль.

 

Это можно назвать оголенным нервом?

 

Естественно мы спасаемся тем, чем можем. В нашей нации есть мелос (мелодия), ироническое отношение к жизни, мы миролюбивый народ, ленивый. Я вижу, что воевать — это не наша сила. В такое время важнее всего находится в равновесии с собой. Путь Дах Дотерс — это нахождение в театре. Мы отыграли больше 1000 спектаклей, сменили столько образов, столько сил вложили в творчество - это нас спасло.

 

В статье были использованы фотографии:

Максима Дондюка и Дмитрия Смирнова

Похожие Теги: дах дотерс дах троицкий
Поделиться:

Похожие материалы