Document
Размышления на тему карантина в Одессе: что было, что будет, чем сердце успокоится

Что было бы, застань лично я пандемию в свои шестнадцать? Спасалась бы неумелым сексом, любовными муками, гаданием на картах в кругу школьных подруг. Безусловно, онлайн. Девятка червей – постель, туз пик – казенный дом, шестерка бубен – дальняя дорога…что это теперь за дорога, а главное, когда? 
 


Чёрт, не могу понять, с чего я вспомнила про карты, в доме сегодня вряд ли найдется полная колода обычных игральных карт, а тогда была, и не одна. Это было что-то вроде моды – погадать на жениха! Жених – это конечно громко сказано, нервотрёпка одна и глупости полового воспитания. 

 

По классике жанра, мы маялись под Рождество. Пускали в чьём-то сарае жирных красных петухов, которые неизменно, из вредности, не подходили ни к зерну с деньгами, ни к зеркалу, ни даже к курице, а чапали прямо к воде. Петух, подошедший к зеркалу, символизирует красоту и нежность будущего жениха, подошедший к зерну или деньгам – его богатство, к воде – склонность к пьянству, если петух подходит к курице, значит, жених будет «бабником». По результатам гаданий, всех нас ждали в мужьях, уверенные алкоголики, противная птица. Ещё процветал вариант ночных девичьих нападений на невинных прохожих на «Как вас зовут, молодой человек?». Странное сужение имён претендентов на руку и сердце, если честно, хотя не страннее, чем доверить свою судьбу петуху. Но было и «Лена, ну, погадай, ну, пожалуйста!» Святые моторы, это долгая и смешная история, почему, зачем и как, но я гадала. Со «знанием» дела тасовала податливую родную колоду, с самым серьёзным, даже хмурым, лицом раскладывала на кухонном столе, покрытом уродливой клеёнкой, человеческую судьбу, будущее. 

 

Вспомнила! Карты пришли по цепочке, утром на фейсбуке маячил видео ролик дискотеки то ли ранних 90-ых, то ли поздних 80-ых. Я залипла, какое было время…никакое, одна сплошная гормональная вьюга и докторская колбаса в пионерском галстуке. Прекрасное время, время без тормозов, со слабо выраженным инстинктом самосохранения, но это сильно отдельный разговор. 

 

Валет червей, а ну ка даме треф ликер налей! Амаретто – популярная недорогая гадость девяностых, казалось, она текла по всем видимым и невидимым канавам моей юности. Я предпочитала водку и воду из колодца, если не было шампанского, на том и стою. 
 

Рожденным в 80-ых ведомы/не ведомы свои персональные страхи, выходящие из опыта и среды, детям 90-ых – свои, и так далее. Остановиться здесь, и доказывать этот тезис, я не могу, понадобиться много углублений, просто поверьте мне на слово, так надо. Сейчас, мне кажется, динамика витков ускорилась, и дело пошло на пятилетки. И переживать пандемию и её последствия все будут по-своему. Лично меня, в силу характерных особенностей, не успокаивает вводная, что все мы, простые дети карантина, примерно, в равных условиях, теряем работу, возможности и надежду на лучшее, еще её не сильно-то и закрепив. Обнулись, переучись, посмотри сериал, потерпи… Неприятны мне новые неизвестные в задаче, не потому, что с ними нельзя справиться, а потому, что всё одновременно – это необычная нагрузка на мозг, и он исправно реагирует какофонией вариантов ответов. А на каком-то этапе, и вовсе идет в отказ. Привыкший планировать большие полотна а ля Караваджо, он остался без красок, без кистей, да и без самого полотна. Ему дико грустно, что пропали билеты в Рим, не вышла книга (да, ты собирал ее пять лет и что?), что отменены практически все рабочие проекты, в которые были вложены колоссальные энергетические, профессиональные, финансовые вложения. Он не в состоянии на такой скорости разбираться, где фейк про вирус, какова реальная статистика смертности, ему тупо нужно кормить детей, родителей, собак, а тут еще и пожары в Чернобыле, смог в Киеве, Труханов в Одессе. Еще и тригеры, каждому свои подкинут.  

 

Среда обитания социального человека беспощадно заполнена онлайн-продуктом, предлагающим сменить формат жизни не просто в каком-то сегменте, в формате выходного дня, а глобально везде. Окончательно я, не пугливая, испугалась, не после трансляций лондонским Королевским театром Ковент-Гарден парного балета в zoom, здравствуй сытый енот Кремниевой долины, а после того, как на карантине, я получила приглашение сыграть в zoom «Что? Где? Когда?». Тут я поняла, что последний мой бастион пал. Невозможная радость практически телесной командной игры, присутствия глаза в глаза, азарт, дышащие в спину соперники, энергия агонии тающей минуты обсуждения, два часа параллельной реальности – все тю-тю. При этом полезность и неизбежность zoom я не собираюсь отрицать. 

 

Всем не изучившим древнегреческий, и не постигшим философию, вне зависимости от профессии и вероисповедания: терпи, лежи, деды воевали и ничего, привет и пончик! Всем, кого тревожит: лишний вес, безденежье, дырка в зубе, бессонница и замкнутое пространство, панические атаки, два привета и деньги на терапевта! Пишите, страдайте, возмущайтесь, громко покидайте социальные сети, чтобы тихо в них вернуться, делайте «серьезные» заявления в СМИ/на заборе, если это не мешает окружающим и помогает вам. 
 

Все эти опыты, наши, нам их предоставил не нотариус по наследственному делу, где можно взять, а можно и не брать, а угрозы реальности, то есть настоящее. 

 

У британского писателя Себастьяна Фолкса есть потрясающий роман «Там, где билось мое сердце», образная, музыкальная проза, достоверная психологически, и такая честная, что я на каком-то моменте ощутила себя в 1944-ом, в окопах под Неаполем, сидела с чашкой чая, ждала открытие «Второго фронта». Это история жизни успешного психиатра и писателя. Отец героя погиб в Первую мировую, сам он — ветеран Второй, и его преследуют странные и мрачные наваждения — не то его собственные подавленные воспоминания, не то отцовский опыт. Вот оно! Опыт, опыт, проклятый опыт. Герою предстоит принять опыт прошлого, от которого он всячески пытается отвернуться, чтобы его история продолжалась. Продолжается и наша. 

 

Мне не шестнадцать, а моей младшей племяннице, около того, то есть чуть больше, но не суть, суть в том, что каждое поколение по всему миру вкушает сегодня разные «карантинки». От пятидесятников до миллениалов. Среда и условия развития которых, сыграют для них ключевую роль в период постпандемии. И, смею предположить, что каждому человеку, с полной картой памяти высокой самооценки, повезёт больше, по выходу из этого глобального кризиса, чем тем, у кого с этим зверем есть серьёзные проблемы. Если бы я что и наращивала на тренингах и вебинарах карантина, во имя тумана, в котором несётся к нам навстречу наше будущее, то это её, мать всего сущего и завтрашнего дня – самооценку. Боюсь, что настроить её во всей красе непросто, и, конечно, про тренинги я пошутила. Но что, если не самооценка поможет раскрыть глаза на то, что было. Поддержит в том, что с нами будет. И успокоит, наше дорогое и ранимое, сердце? И лично я, готова попрощаться навсегда со своей, теперь уже, виртуальной колодой, не без торгов. Самооценка у меня неприлично упитанная, поэтому, Вселенная, оставь мне игры ЧКГ с прекрасными живыми людьми в огромном гудящем, словно волшебный улей, зале, и наши посиделки без масок после «сражений», остальное, клянусь, я переживу.