Document
Пушкинская: всего одиннадцать кварталов, но такая разная Одесса

У многих приезжих знакомство с Одессой начинается именно с Пушкинской. Но первый взгляд может быть обманчив – улица меняется с каждым кварталом. Единственно, что неизменно – это могучие платаны, высаженные вдоль тротуаров. Прошлись по Пушкинской и делимся впечатлениями.


Первое название Пушкинской – Итальянская. Хотя появилась она на карте города ещё до получения официального имени и рассматривалась в качестве одной из главных улиц Одессы. А в 1819 году её нарекли Итальянской и начали постепенно застраивать. В начале XIX века итальянцев здесь было немало – их привлекал новый город на берегу Чёрного моря. Архитекторы, музыканты и актёры стремились к вдохновению, которым щедро одаривала Одесса. Тем более, что итальянцы жили здесь ещё до её появления – на средневековых морских картах на месте нашего города находилась якорная стоянка Джинестра. Но в 1880 году городские власти решили переименовать улицу в честь Александра Пушкина – поводом послужило постановление об «устройстве фонтана с бюстом поэта» на нынешней Думской площади. И как бы именно от него начинается улица Пушкинская.

Первые кварталы улицы и сегодня выглядят парадными и по-одесски дворцовыми. Причём, все здания, по большому счёту, объединены лишь высотностью – три-четыре этажа и не выше. И, конечно, лучше всего гулять по Пушкинской с весны по осень: зелень платанов, синь неба и интригующая архитектура. А вот подробно рассматривать здания удобнее зимой – ничто не отвлекает взгляд. Первые два здания по чётной стороне когда-то принадлежали Григорию Маразли – и выглядят они соответственно. А вот, например, дом по Пушкинской, 5 обозначен как дворец Рафалович. А чуть дальше нарядное здание Музея западного и восточного искусства – изначально дворец Абазы.

На квартале между Греческой и Бунина можно остановиться и представить себе, как менялись архитектурные предпочтения в Одессе. Нынешний музей Пушкина когда-то был гостиницей «Северной» – двухэтажное здание построено в 1821 году по проекту архитекторов Шаля и Боффо. Напротив расположилась бывшая гостиница «Биржа» – уже три этажа и работа архитектора Сгибнева. А в 1899 году, впритык к достаточно скромной «Северной», Бернардацци выстраивает гостиницу «Бристоль» – четырёхэтажное здание тогда казалось верхом смелости, а красота его покоряла даже самых уверенных критиков. Три здания на одном квартале – три разные Одессы.

Кстати, именно на здании бывшей гостиницы «Биржа» сохранился флюгер. Петушок раскачивается от порывов ветра, а за ним наблюдает чуть ли не символ Одессы – упитанный кот с сосисками на чёрный день. В летнее время этих героев разглядеть сложнее – опять-таки из-за густых крон платанов.

Дальше на нескольких кварталах расположены бывшие доходные дома, Одесская филармония и здание Бродской синагоги. И даже дом откровенно советского периода на углу с Жуковского вполне гармонично вливается в общий облик улицы.

А вот дальше Пушкинская всё меньше напоминает улицу дворцов. Уже строится новая семиэтажка, и весьма сомнительно, что внешне она не будет выбиваться из архитектурного стиля улицы и Одессы в целом.

Чем ближе к Железнодорожному вокзалу, тем менее изысканными выглядят здания. Хотя, пожалуй, качественная их реставрация показала бы Пушкинскую с самой эффектной стороны – даже скромные двухэтажные домики в состоянии быть настоящим украшением города. Но почему-то городские власти кварталы от Еврейской не рассматривают в качестве туристического центра и должного внимания им не уделяют. Теперь скорее внимание привлекает потемневший и сгорбившийся от декабрьской трагедии дом Асвадурова на углу с Троицкой. Жуткий пожар, унёсший жизни 16 человек, навсегда останется в памяти одесситов.

Начиная с середины, Пушкинская выглядит очень деловой – даже в воскресенье здесь оживлённое движение. По широким тротуарам спешат куда-то горожане, а по исторической брусчатке с привычным для уха одесситов гулом проезжают машины. Кажется, что это и центр, и не центр одновременно. Среди многочисленных памятников архитектуры встречаются и относительно современные здания. Так, отдельное место на Пушкинской занимает Дом с ангелом – Детский реабилитационный центр, созданный с ноля великим одесситом Борисом Давидовичем Литваком.

А на углу с Малой Арнаутской находится ЦУМ – в советское время он был главным торговым центром Одессы. А вот на его месте когда-то находилась табачная фабрика братьев Поповых – их папиросы «SALVE» с мундштуком, снабжённым фильтрующим патроном, до сих пор вспоминают в Одессе. Но здание работы Минкуса было разрушено во время войны, а в 1959 году на его месте было выстроено здание ЦУМа.

Завершается улица Пушкинским сквером, хотя немного найдётся тех, кто знает это название. И здесь уже совсем другая атмосфера. Дворцы, музеи и доходные дома остались где-то далеко позади – в районе вокзала звон трамвая, дух Привоза и ароматы Макдональдса. В этом мире уже сложнее представить себе Одессу XIX века, её роскошь и изящность. Но это Одесса, и она очень разная.