Document
Жуткий пожар на Троицкой глазами пострадавшего одесского спасателя

Пожар на Троицкой привёл в ужас не только обычных одесситов, но и самих спасателей – все они работали на грани своих возможностей, но без жертв, к сожалению, не обошлось. Пострадали даже семеро пожарных. Как так произошло и что могло предупредить гибель людей, узнавали у пострадавшего спасателя Дмитрия Нестеренко.


Четвёртые сутки сотни спасателей работают на месте пожара в доме Асвадурова на Троицкой, 25. Сейчас они продолжают разбирать завалы, из-под которых смогли достать тела четырёх погибших – всего их пятеро. Ещё 10 человек числятся пропавшими без вести. Спасательные работы не прекращаются ни на минуту. А в нескольких одесских больницах находятся пострадавшие студенты, преподаватели и пожарные. С одним из них мы и обсудили случившуюся трагедию на Троицкой.  

 

Дмитрий Нестеренко – не новичок в деле пожаротушения. В профессии он ни много ни мало – 21 год, и занимает должность командира одного из спасательных отрядов. Но опыт и практика не помогли ему избежать травм в пылающем доме Асвадурова. Сейчас он находится в Еврейской больнице с травмами ноги и спины. Даже для него, немало повидавшего, этот пожар выглядел более чем жутко. Рассказывает, когда он с командой приехал на вызов, здание уже горело как факел. Огонь с молниеносной скоростью поднимался наверх по деревянным и камышовым перекрытиям. Изо всех окон вылетали языки пламени. С верхних этажей доносились крики о помощи.

Я, мой заместитель и командир отделения первой части зашли в звене на тушение третьего и четвертого этажа по лестничной клетке. Нашей первоначальной задачей было спасение людей. Мы сами пробивали себе дорогу, искали людей и выводили их на улицу. Такого количества людей, которые нуждаются в помощи я ещё не видел никогда.

Дмитрий и сам толком не понял, как он со своей командой оказался под завалами. Вспоминает, когда они поднялись на третий этаж, просто земля ушла из-под ног.  Результате Дмитрий и ещё трое спасателей провалились на второй этаж, а сверху на них упали лестничные проемы верхних этажей: 

Не знаю, как это случилось, это миллисекундное мгновение, когда из-под ног ушла земля. Я выбрался из окна второго этажа самостоятельно. А вот мой заместитель и два бойца остались там, на третьем этаже, под этими завалами. Я вылез и побежал к командному пункту, сказал, что обрушение, нужна помощь. И сразу численные силы были направлены на спасение моих коллег.

Спасателей вызволили и отправили в больницу. Все они получили разные травмы, но, в основном, ушибы и переломы. Сейчас пожарные идут на поправку и готовятся к выписке. Но в очень тяжёлом состоянии по-прежнему находится Сергей Шатохин – спасатель, на которого упала Ксения Бабенко, выпрыгнувшая из окна пятого этажа. Мужчина до сих пор находится в коме, и врачи делают всё возможное для его спасения.

 

Поддержать пострадавшего пожарного – отца двоих детей – взялись и волонтёры, участники поисковой группы «Маяк». По правилам, лечение гсчсников оплачивает государство, но пока выделяются бюджетные деньги, волонтёры покрывают все срочные расходы, связанные со спасением жизни. Главврач Еврейской больницы Олег Григорьев объясняет, что спасти выпрыгнувшую Ксению шансов практически не было, а сам Шатохин находится пока в критическом состоянии:

Они с большим кинетическим ускорением вместе упали на асфальтное покрытие и получили достаточно тяжёлые травмы. У девушки, к сожалению, травмы были несовместимые с жизнью, потому реанимационные мероприятия не увенчались успехом. Представитель ГСЧС получил серьёзную черепно-мозговую травму. Третьи сутки он находится у нас в больнице и состояние его, можно сказать, критическое. Но мы делаем всё возможное для его спасения.

Дмитрий Нестеренко вспоминает, что непредвиденных сложностей для спасателей было много. И снова повторяет, что ни разу не видел такого сложного и ужасного пожара. Пламя охватило буквально всё здание и единственным возможным путём спасения были окна:

Оба эвакуационных выхода были бессмысленными – один уже был полностью в пламени, а второй – это тот, на котором провалились мы. Больше из здания выходов не было, кроме как через окно. И, так как всем нужна была помощь, просто физически мы не успевали передвигаться от окна к окну. Огонь распространялся мгновенно, такое ощущение, что этот дом был построен из ваты. Такое количество людей, нуждающихся в помощи я, наверное, ещё не видел в своей жизни. Пожар очень сложный и страшный даже для меня. Хотя у меня выслуги уже 20 лет. За эти годы такого я ещё не видел.

Из окон здания выпрыгнула не только Ксения – этот вариант казался единственным возможным вариантом спасения для многих заложников огня. Но прыгать приходилось на припаркованные машины или просто асфальт. Но, когда уже позже, инициативные одесситы заговорили необходимости брезентовых тентов и батутов, и даже выразили желание самостоятельно приобрести такие для ГСЧС, главный одесский пожарный Виктор Федорчак сообщил, что эти средства «не предусмотрены для использования украинскими спасателями». Хотя, как такое возможно, понять не получается. 

 

В целом оказалось, что ГСЧС в Одесской области вообще не может похвастать какой-то необходимой амуницией и средствами спасения людей, находящихся на верхних этажах. В результате спасатели шли в огонь чуть ли не с голыми руками. В Одесском горсовете утверждали, что ребята всем обеспечены, но тем не менее принесённые одесситами берцы, фонарики, тёплые носки и стельки разбирались пожарными быстро. Но это уже совсем другая история.

В жутком пожаре пострадали 32 человека. Дмитрий уверен, что, если бы в здании сработала пожарная сигнализация, в кабинетах были бы рабочие огнетушители, а все учащиеся и преподаватели были знакомлены с правилами пожарной эвакуации, такого количества жертв можно было бы избежать. Но практика показывает, что в Одессе к этому относятся халатно:

Я считаю, что в местах большого скопления людей нужно чётко соблюдать правила пожарной безопасности. Не экономить на сигнализации и огнетушителях. И постоянно проводить учебные тревоги, чтобы, когда начнётся настоящий пожар, люди знали, что делать.

Пока спасатели разбирают завалы и занимаются поисковыми работами, полиция говорит о том, что у них уже есть двое подозреваемых – им готовят сообщение о подозрении в нарушении требований пожарной безопасности. Имён начальник следственного управления ГУНП в Одесской области Сергей Шайхет не сообщил, ссылаясь на тайну следствия.

 

На момент публикации известно, что пять человек погибло, ещё 10 числятся пропавшими без вести.

Обновлено: 08:00 09.12.19

 

При разборе завалов на месте масштабного пожара на ул. Троицкой, 25, спасатели обнаружили ещё два обгоревших тела, сейчас ведется установление личностей погибших.

 

Обновлено: 18:00 07.12.19

 

ГСЧС в Одесской области сообщает, что на 18:10  7 декабря спасателями найдены тела ещё двух погибших в пожаре людей.

Всего в результате пожара на Троицкой погибло 8 человек.

 

Обновлено: 08:30 08.12.19


Ночью достали еще два тела.

 

 

Таким образом, количество жертв выросло до 12 человек.

 

 

 

 

 

К сожалению, спасатель Сергей Шатохин скончался от полученных травм