Почему я иду на Марш Равенства

17 июня – Международный день противодействия гомофобии и трансфобии. В этот день в Киеве пройдет масштабный Марш Равенства в рамках недельной программы «КиевПрайд - 2018». Тысячи людей пройдутся центральными улицами столицы в надежде напомнить о своих правах. Нам удалось побеседовать с одесским ЛГБТ-активистом Владом Острейко, который собирается присутствовать на Марше и объясняет, почему это важно.


 

О силе Марша Равенства

 

КиевПрайд – недельное мероприятие, которое с каждым годом старается привлечь все больше внимание к актуализации проблем ЛГБТ-сообщества и его защите. В эти дни в столице проходит множество интересных тренингов, воркшопов и общественных дискуссий, которые направлены на формирование более толерантного общества в нашей стране. Финальным мероприятием будет Марш Равенства. Одна из его главных задач – повысить видимость представителей ЛГБТ, показать, что мы есть, нас достаточно и мы хотим таких же прав, как и остальные украинцы. Многие не понимают, почему мы выходим на улицы и требуем каких-то «особенных» прав. Но это те базовые вещи, которые давно существуют в цивилизованных странах. Например, я не могу своему партнеру завещать наследство, прийти в больницу и за ним ухаживать, завести с ним ребенка и иметь общее имущество. Я могу прожить полжизни с партнером и меня не пустят к нему в реанимацию, так как я ему даже не «близкий родственник». Фактически, мы требуем закрепления в законе норм о гражданском партнерстве, которое нужно не только представителям ЛГБТ, но и обычным украинцам. Ведь их гражданские браки ничем не регулируются. Поэтому на Марш выходят не только представители ЛГБТ, но и обычные семьи с детьми, так как мы требуем равных прав для всех. Фактически, Марш Равенства – это акция в поддержку прав человека, независимо от его сексуальных предпочтений, гендерной идентичности или любого другого признака.

 

 

Об угрозах и нападениях

 

Каждый год представители праворадикальных организаций пытаются сорвать Марш. В этом году ситуация обострилась, возможно, из-за того, что противники акции запустили своеобразную охоту на участников, насилие над которыми уже измеряется в баллах. Больше всего их дают за лидеров ЛГБТ-организаций и организаторов. Прошлый год был более спокойным, потому что хорошо сработала полиция.

 

Главный вопрос безопасности связан не с шествием, а скорее с путем отхода и прихода на него. Когда ты один – ты уязвим, а когда событие хорошо организовано, с подвозом участников и сопровождением до безопасной локации, все проходит спокойно.

 

Мы абсолютно не против контрмарша, даже по параллельной улице, как бывает в европейских странах. Это их право. Но когда выходит бабушка с иконой или тебя закидывают камнями – это недопустимо. Я уже не говорю о каком-то конструктивном диалоге. Виной тому наш советский менталитет и руководство страны, которое недостаточно делает для примирения общества в связи предстоящими выборами – никто не хочет потерять лишние голоса в избирательной гонке, поддержав ЛГБТ-сообщество.

 

Мы всегда готовы сесть за стол переговоров с представителями радикальных организаций, но есть ли в этом смысл? Их позиция нам известна и меняться пока она не будет. Я даже не думаю, что стоит мирить ЛГБТ и праворадикалов. Нам просто нужно построить такую страну, где будет верховенство права. И любое насилие, независимо от того, на кого оно направлено – должно быть наказуемо.  

 

 

 

 

О каминг-ауте

 

Скрывать свою сексуальную ориентацию или открыто о ней заявлять – дело каждого. Моя семья в курсе – мама вначале три дня проплакала, но сегодня принимает меня таким, какой я есть. С папой мы стараемся эти темы не обсуждать, поэтому и конфликтов никаких нет. Вообще, скрывать – довольно сложно. Ты вынужден постоянно что-то врать, придумывать новые истории, а потом сам же в них путаешься. Поэтому я решил открыто говорить о своей сексуальной ориентации и возможно, поэтому редко сталкиваюсь с откровенной агрессией. Те, кто скрывают – им сложнее, они постоянно ощущают психологическое давление и внутренний дискомфорт.

 

Если говорить об Одессе – то для меня это один из самых толерантных городов в Украине. Здесь часть ЛГБТ-сообщества скрывает свою ориентацию, не выходят на местные Прайды и посещают только закрытые мероприятия. Возможно поэтому большинство участников одесского Марша – приезжие, это активисты из других регионов, которые готовы открыто выходить на подобные мероприятия. Другая часть ЛГБТ – ведет обычную жизнь: заключают браки в Европе, воспитывают детей и ведут полноценную семейную жизнь. В южном регионе существует даже лагерь для гей-пар, куда можно приехать с ребенком и отдохнуть. В городе часто проходят лекции и тренинги на гендерную тематику, все в свободном доступе. Я искренне верю, что через пять лет  смогу завести семью, ребенка и вести открытые отношения.