Document
Плоды строительных гениев Одессы, о которых вы не догадывались

За великолепие Одессы обычно благодарят архитекторов. Их помнят, о них пишут книги и рассказывают на экскурсиях. Но кто, скажите, выполнил всю эту красоту?


Кто рассчитал прочность балок и устроил каркас, благодаря которому многотонный эркер кажется невесомым? Кто подобрал тот идеальный раствор, что десятилетиями удерживает изумительную лепку на кривых гвоздях и обычном камыше?

 

Все это сделали строители. Без их сильных рук и практичных голов архитекторы так бы и остались художниками, мечтателями и идеалистами.

 

Увы, о строителях мы знаем незаслуженно мало. Посмотрите со стороны, как легок и прекрасен Тещин мост. Конструкция весом в сотни тонн как грациозная лань перепрыгивает через Военный спуск. А сколько прыжков и раскачек он пережил! Благодаря справочникам мы знаем, что архитектором проекта была Рашель Владимирская. Но вот в памяти об инженере , который до мелочей просчитал эту удивительную конструкцию, сохранилась только фамилия – Кириенко. Мы даже не знаем, был ли это мужчина или женщина. Вот так.

 

По причине недостатка исторических данных, наш сегодняшний материал – не о строителях, а об их самых смелых творениях. И о том, как за порой простыми формами скрывается невероятная сложность, сила и энергия десятков специалистов. Итак, представляем вам наш топ-5 самых смелых реализаций полета строительной фантазии.

Лев Влодек и скрытая сила «Пассажа»

Перед тем, как прославиться архитектурными шедеврами, Влодек три десятилетия проектировал производственные и складские объекты. При этом он экспериментировал с новыми на то время материалами – бетоном и железобетоном, металлом и стеклом, а также нетипичным для Одессы красным кирпичом. Каковы их достоинства и недостатки, как они взаимодействуют с одесским ракушечником и слабыми грунтами – все это Лев Влодек знал из собственного опыта.

 

Впоследствии эти знания помогли Влодеку создать «Пассаж» – красивейший снаружи и невероятно прогрессивный внутри. Здесь архитектор применил железобетонный фундамент, замысловатую систему балок, а еще – прекрасную стеклянную крышу атриума площадью почти 800 кв. метров. Все это было большим новаторством.

 

Благодаря хорошо продуманному конструктиву огромное и тяжелое здание за 120 лет не просело и нигде не дало сквозной трещины. Остается на своих местах и большая часть декоративного убранства. Влодек был не только отличным архитектором, но и гениальным инженером-строителем.

Великая одесская гора

Оползни досаждали Одессе с самого начала истории города. Город двигался навстречу морю, а море брало свое. Коллапс улицы Черноморской в 1918 году, обрушение на Фонтане в 1953-м, в Отраде в 1958-м – все это напоминало о зыбкости возвышающегося над морем города.

 

В то время среди ученых не было единого понимания того, какую роль играют различные факторы, вызывающие оползни. В 1957 году в Одесском университете собралась научная конференция с участием известных на весь СССР светил геологии побережья – Николая Хренникова и Александра Драникова. Одни утверждали, что главной причиной оползней является морской прибой, разрушающий берег силой вибрации. Другие считали первостепенным влияние грунтовых вод, двигающих толщи глины навстречу к берегу.

 

В ходе проекта укрепления берегов Одессы были учтены обе версии. Для ослабления волн вдоль берега уложили циклопические волноломы. Перпендикулярно им построили рассекающие волновой фронт пирсы.

 

На скалистый берег уложили слоями гравий разной фракции, затем по специальной технологии намыли песок. Так появились наши пляжи от Ланжерона до 16-й станции. Они берут на себя ударную силу волн и собственным весом поддерживают склон. Впрочем, никакие это не пляжи, а «бассейны рефулирования песка. Романтично, не правда ли?

Склоны террасировали, переместив сотни тысяч кубометров грунта и глины. Вдоль и поперек устроили дренажи. Вдоль верхней кромки, на уровне 40-50 метров под поверхностью, были проложены подземные галереи, отводящие грунтовые воды от берега.

 

Работы были начаты в 1963-м году, а третью очередь берегоукрепления, от Большого Фонтана до Черноморки, закончить так и не удалось. Есть разные оценки того, во сколько обошлись эти работы. О их достоверности можно спорить. Точно известно, что разработанный в 1959 году проект укрепления от Ланжерона до Аркадии (6 км берега) оценивался в 20 млн рублей – на то время это цена 4 тысяч однокомнатных квартир.

 

Поистине титанический труд строителей. Где, как не на склонах и пляжах был достигнут идеал пользы, прочности и красоты. При этом сегодня мало кто знает, что наше побережье – рукотворное.

Таинственный ковчег

В 1968 году в Одессе было окончено строительство морвокзала, который сразу был признан самым современным в СССР и удостоился международных призов.

 

История морвокзала – это история победы человека над морем. Плавучий отряд «Черноморгидростроя» под руководством А. В. Будурова загнал в породу морского дна несколько тысяч свай. Затем их изолировали, откачали воду, залили бетоном.Так получилось основание для поистине огромного (и почти незаметного) складского комплекса, куда спокойно может зайти товарный поезд. Само здание морвокзала с прилегающией площадью, прогулочными аллеями, высотной гостиницей и храмом св. Николая – все это лишь «вершина айсберга» самой большой постройки Одессы.

Спасение жемчужины

Строители не только возводят новое, но и помогают сберечь старое. Это невероятно важно для города, в котором тысячи зданий уже перешагнули свой столетний рубеж.

 

Пожалуй, самым сложным в уходе памятником оказался Оперный театр. Архитектор отметит его красоту и пропорции, градостроитель – прекрасный акцент в начале улицы Ришельевской, а также вид со стороны моря. Но для строителя Опера – это почти 100 тысяч тонн веса, который нужно продуманно распределить и правильно посадить на зыбкие одесские глины.

 

Первое укрепление понадобилось Оперному уже в 1955-56 годы. Чтобы остановить неравномерную осадку здания и образование трещин, инженеры строители решили укрепить его основание силикатным стеклом. Сквозь тысячи отверстий по периметру фундамента и под него было залито 6 миллионов литров расплавленного стекла.

Но и эта мера оказалась временной. Уже в 1996 году состояние театра вновь было признанно аварийным. Из-за недостатка средств начало работ и сами работы растянулись на 10 лет. Фундамент театра укрепили с помощью 1800 свай. Само здание было отреставрировано снаружи и внутри, а также обзавелось современными системами кондиционирования, электроснабжения и пожарной сигнализации. Работы обошлись в колоссальные 40 миллионов долларов. Зато теперь Оперный театр без проблем простоит еще не одно десятилетие.

Когда цель зовет

Строитель – профессия и творческая, и общественная. Здесь также можно ставить перед собой высокие цели и служить людям, экспериментировать и ставить рекорды.

 

Такой целью на рубеже 1950-х и 1960-х задались инженеры «Облпроекта» Семен Рендино и Давид Гольдберг. Они мечтали покончить с жилищной теснотой, коммуналками и остутствием личного пространства. Расселить всех и каждого для бедного СССР было почти нереальной задачей.

 

Как и Влодек, Рендино и Гольдберг занимались совершенно маргинальными вещами. Бетон? Панели? Дома-конструкторы? О, нет! Наших Кулибиных в первую очередь интересовал вездесущий камыш.

 

Они изобрели легкие гипсокамышитовые панели, которые позволяли всего за месяц собирать 1-2-хэтажные дома. Срок эксплуатации такого дома оценивался в 100 лет (вдвое дольше, чем у «хрущевок»), а цена составляла 638 рублей за метр (50% экономии). Дома были теплыми и полностью соответствовали требованиям пожарной безопасности.

 

Власти суперкачественное и супердешевое жилье оценили, но внедрять не стали. Считалось, что при социализме люди должны жить большими группами, да и обслуживать людей так проще. В отличие от США и многих стран Западной Европы, в СССР малоквартирный формат жилья не получил распространения.

 

В итоге, построили всего два гипсокамышитовых дома – в Садовом переулке, 6. Туда «Облпроект» поселил своих молодых сотрудниц.

И в завершение

Принято считать, что сегодня хорошо не строят. Но так ли это? Давайте разбираться.

 

Каждое здание создают и оценивают специалисты трех профилей. Архитекторы определяют форму и планировку, думают об удобстве и практичности. Градостроитель смотрит, как объект вписывается в городскую среду и в инфраструктуру района. Дело строителя – реализовать эти замыслы качественно, надежно и, по возможности, недорого.

 

Градостроительство в Одессе закончилось с приходом точечной застройки. Это взаимоисключающие понятия. Архитектура зданий ориентируется на стоимость квадратного метра и вкусы аудитории. По этим признакам Одесса тоже не в авангарде.

 

А что же с хорошим строительством? А оно есть. Хвалят, например, грациозный Ark Palas, Greenwood, «Корону Аркадии», некоторые малоквартирные дома в центре города и «Дома Каркашадзе» на Французском бульваре. Все эти объекты считаются элитными и к их постройке привлекались лучшие специалисты.

 

Строителей можно хвалить, а можно ругать. Но в будущем их услуги нам еще очень понадобятся. Старую Одессу нужно капитально ремонтировать, новую – насыщать инфраструктурой и развивать. Поэтому мы желаем нашим строителям трудолюбия, находчивости и умения ставить перед собой сложные задачи и большие цели.