Document
Планы на Одессу: интервью с народным депутатом Александром Горенюком

Александр Горенюк – одессит и народный депутат Украины. Он молод, амбициозен и полон идей по улучшению облика Одессы. Мы поговорили с Александром о планах относительно Одессы, о выполнении обещаний и буднях в парламенте.


В предвыборную гонку Александр Горенюк влился стремительно и, к удивлению многих, обошёл своего прямого конкурента по Суворовскому району. В результате он стал одним из самых молодых народных депутатов Украины. Сейчас одессит большую часть своего времени проводит в Киеве, но на каждую последнюю неделю месяца возвращается в родной город. В один из таких приездов мы с ним встретились, чтобы узнать, какой он видит Одессу в будущем, как планирует выполнять свои обязательства перед горожанами, чем занимается в парламенте и почему решил идти в политику. 

- Ещё до того, как вы стали народным депутатом, ваше имя упоминалось в одесских новостях, связанных с урбанистикой и решением городских проблем. Когда вы начали увлекаться этой темой?

 

- Все началось так: лет в 15 я стал обращать внимание, что с городом постоянно что-то происходит не так: то в моём районе начинается какая-то непонятная стройка, то появляются заборы, а табличка «берегоукрепительные работы» не означает, что здесь действительно укрепляют берег. А у меня с детства такое обострённое чувство справедливости: хочется влезть, повлиять, взять на себя ответственность. И где-то как раз с класса 10 сформировалась моя цель: хочу взять на себя ответственность, хочу сделать этот город лучше.

 
- Тогда-то и стали появляться первые разработки городских проектов?

 

- Не совсем так. После школы я уехал учиться в Киев, в Институт международных отношений на международное право, параллельно изучал испанский язык. Однако в какой-то момент понял, что эти знания, возможно, и помогут мне с моей главной целью, но их точно будет недостаточно. Тогда же я познакомился с понятием урбанистики. Это отдельная наука, раздел экономической географии о том, как развиваются города в целом. Эта наука не только о том, как что-то построить, но и о том, для чего это делать, какие экономические смыслы вкладываются в развитие того или иного района. Я понял, что это та наука, которая поможет мне создать такую Одессу, о которой я мечтаю, «город, который я вижу во сне». Я начал интенсивно заниматься самообразованием в сфере градостроения. Некоторые книги, например, «Язык шаблонов» Кристофера Александера, были очень толстыми – там, по-моему, около 1200 страниц. И меня в Hub все видели с этой моей книгой. Я просто приходил с маркером и целый день читал. Многие вещи сразу сокращал и переписывал под Одессу. За несколько лет у меня появился собственный документ, я его назвал «Атлас идей города-героя» – там порядка 50 страниц, 7 разделов о том, как городу развиваться в разных направлениях.

 

- И что же делать, чтобы Одесса действительно стала городом, который вы видите во сне?

 

- Нужно уходить от автомобилецентризма – это неверное направление. Тем более, с учётом улиц – мы же не будем сносить дома для того, чтобы строить магистрали в центре. Город у нас моноцентричный – это когда все точки интересов концентрируются в центре, а нужно делать его полицентричным и разгружать основные очаги активности, чтобы у каждого района – Суворовского, Малиновского, Киевского – были субцентры со своими экономическими, культурными, рекреационными точками притяжения. И тогда город начнет работать по-другому, потому что все перестанут ломиться в центр и начнут строить что-то классное в своём районе. К этому нужно стремиться.

 

- Книга в 1200 страниц была прочитана, что вы делали дальше?

 

- Я узнал, что школа урбанистики CANactions запускает свою первую студию и подал туда документы. Прошёл конкурс, хоть я и не архитектор, а она во многом про архитектуру. CANactions оказалась крутой. Это про мультидисциплинарность, про то, как люди из разных профессий могут прийти к какому-то нетипичному результату. И самое лучшее, чему я там научился, – это работать в команде.

 

И мой проект по Деволановскому спуску «Подмостовье» родился в рамках пилотного проекта в CANactions. Было задание – написать лонгрид о городском парадоксе. Дали инструкцию: взять в руки камеру и фотографировать всё, что нас окружает. И я тогда сам не думал о Деволановском спуске. Я просто сел в маршрутку, ехал от Таирова к центру, параллельно что-то фотографировал, искал, и потом, просто гуляя по городу, оказался на мосту рядом с Деволановским. И меня что-то смутило. Это и был городской парадокс. Я создал лонгрид и он очень хорошо выстрелил: мы провели субботник на спуске, добились того, чтобы проект его преобразования включили в программу приоритетов городских направлений по инвестициям горсовета. А теперь, уже будучи народным депутатом, я показал «Подмостовье» Офису президента в рамках проекта «25 магнитов Украины».

 

- Что такое «25 магнитов Украины»?

 

- Офис Президента где-то месяца два назад начал отправлять письма в областные администрации, чтобы они написали приоритетные направления для инвестиций – какие-то очень важные проекты, магниты, которые стали бы символом реформ и развития. 25 магнитов ищут по всей Украине.

 

- Письма отправляли в областные администрации. Почему к этому решили подключиться вы?

 

- Я хотел предложить действительно нужные городу проекты, которые к тому же повысят нашу инвестиционную привлекательность. Поэтому я и разработал презентацию тех идей, которые мне кажутся приоритетными. Информация была передана руководителю фракции Давиду Арахамии, премьер-министру Гончаруку и команде, которая разрабатывает «25 магнитов». 

 

- И вы предложили для «25 магнитов» «Подмостовье». То есть то, что вы разрабатывали ещё урбанистом, продолжаете разрабатывать, будучи уже народным депутатом?

 

- Да. Это очень важная штука. Она может стать символом культурных изменений в Одессе. У нас есть символ старых процессов, назовём их «Аркадия». Это кульминация застройки и вырубки деревьев, коммерциализации всего и отсутствие каких-либо стандартов и порядка, канализация, стекающая в море. Всё это характеризуется безответственностью, наплевательским отношением к себе и ко всему, что тебя окружает. Это маргинально, как минимум. 

 

«Подмостовье» – это место, где может образоваться кульминация новой одесской культурной и политической жизни.

 

- Кроме «Подмостовья», вы предлагали ещё какие-то проекты?

 

- Да, это и создание винного кластера в Одессе, и реорганизация Куяльника, и создание «Новой Пересыпи». 

 

- Что входит в проект «Новая Пересыпь»?

 

- Пересыпь – это огромный участок между центром города и посёлком Котовского, промышленная зона, дорогущая, классная земля возле моря, которая пустует. Там можно создать целый комплекс необходимых для горожан проектов. Здесь можно расположить и бизнес, и образование, и жильё, и туризм, и отели. Но важно проект реализовать правильно, красиво и целостно. Чтобы на Пересыпи не появились четыре жилые «свечки» и не испортили весь проект, заняв самую ценную землю. Хочется, чтобы мы научились подходить к градостроению системно. Мы должны сформировать целостное виденье целого района.

 

Кстати, одна из моих идей по Пересыпи - университеты. Экспорт услуг – это одно из приоритетных направлений в сфере образования сейчас. Я уверен, что в Одессу люди будут готовы приезжать учиться из-за моря, плюс Одесса молодёжная. Нам очень нужны такие люди, которые будут приезжать и привносить что-то новое в развитие Одессы.

- Давайте перейдём к парламентским будням. Как вы себя ощущали в первые дни в Верховной Раде?

 

- Это было как прийти в университет и искать аудиторию. Большое здание. Понимаешь, что есть очень много старых волков, которые давно в политике и которые не особо планируют играть по новым честным правилам. А с другой стороны, есть такая заразительная энергия, хочется перемен, хочется работать быстро. 

 

Ведь реформы делаются либо быстро, либо никогда. Если бы мы на два года растянули то, что мы рассматривали последние три недели, у «старых» была бы возможность пытаться делать то, что они делали почти 30 лет. Местные чиновники, олигархи, сейчас не понимают, куда это всё несётся, и это – к лучшему, потому что они не могут спрогнозировать, кого куда ставить. И это очень хорошо.

 

- Вы считаете, реформы нужно проводить молниеносно, но, с другой стороны, многие говорят, что законы принимаются уж слишком быстро, часто вне регламента.

 

- Вы, когда приходите в Верховную Раду, встречаетесь с оппозиционерами. Когда они проходят по узким коридорам, то буквально отталкивают тебя и говорят: «Дайте пройти». Потом они находят жертв среди новых депутатов и начинают убеждать, за какие законы голосовать не надо. Это их тонкая работа и в этом они красавчики. Они ходят по рядам, выбирают, кому что сказать. Идёт дезинформация. В сериале это смотрелось бы сильно, но в реальной жизни выглядит грустно.

 

Именно из-за тех, кто сегодня распускает такие слухи, мы и получили такую страну, которую получили. Страна в целом искалеченная. Вы ее поднимаете, но ей сложно идти, а ее надо поставить на ноги. Вот примерно так я ощущаю сейчас страну.

 

- В первые дни в Верховной Раде царила образцовая дисциплина. Как с ней обстоят дела сейчас, спустя месяц работы?

 

- Прогульщики есть, кнопкодавы тоже, но, если бы меня коснулась история с кнопкодавством, я бы сдал мандат. Прогульщиков «не отчислят», как минимум, до 1 января, пока в силу не вступит новый закон.

 

- Вы приезжаете в Верховную Раду на велосипеде?

 

- Да. Я езжу на велосипеде. При этом есть депутаты, которые приезжают на представительских машинах и занимают места на тротуарах вокруг Верховной Рады. Наверное, для них это важно. Ведь у нас все еще существует стереотип, что чем больше у тебя машина – тем серьёзнее ты человек. Мне хочется поломать эту парадигму. В каком-то смысле своим велосипедом я борюсь со всем этим давлением «серьёзных» людей.

 

- Зимой тоже будете на велосипеде ездить?

 

- Я в среднем езжу на велосипеде до +5. С утра планирую свой, скажем так, транспортный сценарий, и первое, на что я рассчитываю, – это погода. Если есть вероятность дождя или снега, я пересаживаюсь на другой транспорт. 


 
- Как вы оцениваете работу в «Слуге народа»? Ведь эта команда очень большая и состоит из совершенно разных по духу людей. Не сложно с ними находить общий язык?

 

- Намного хуже, когда в команду набирают одинаковых людей. У нас абсолютная свобода. Как минимум, раз в неделю у нас проходит заседание фракции, мы обсуждаем законопроекты, которые будут выноситься на повестку дня. И если у кого-то есть своё мнение по обсуждаемому вопросу, он может его спокойно высказать. Мы на заседаниях фракции выходим с позицией и убеждаем своих депутатов. Считаю это нормальной практикой: ведь если вы не можете выйти и убедить своих же, как вы собираетесь отстаивать дальше этот законопроект?

 

- Вы учились на юридическом, поэтому вам легче разбираться в законодательстве, но ведь есть и те народные депутаты, которые очень далеки от юриспруденции. Как они могут принимать решения?

 

- Конечно, есть и неюристы, и это тоже хорошо. Каждый депутат подбирает себе помощников, которые прекрасно разбираются в законодательной инициативе. Главное – быть специалистом в своей сфере и понимать, что именно в ней нужно менять или дорабатывать. Кроме того, по каждому законопроекту есть справка от фракции о сути документа, есть заключение ГНЭУ (Главное научно-экспертное управление. - Прим. ред.), предварительную информацию можно получить и из открытых источников. 


 - Вы уже являетесь автором какого-то законопроекта?

- Автором пока я не являюсь, но мой законопроект по реформе общественного транспорта уже пишется.

 

Сейчас у нас идёт работа над президентским пакетом – это все те законы, которые определены президентом как неотложные. Эти законопроекты мы рассматриваем по комитетам. Всё, что касается моего комитета – это инфраструктура и транспорт, – мы рассматриваем и не вносим под купол, пока документ не будет приведён в нормальное состояние. У нас есть проект об реструктуризации «Укрзализныци», о внутреннем водном транспорте, но пока мы это не выносим и за это не голосуем – там есть, что обсуждать концептуально.

 

- Как вам работается с Владимиром Зеленским? Какие впечатления от президента?

 

- С ним чувствуешь себя достаточно свободно. На заседаниях фракции у нас открытый микрофон. У нас нет такого, что все сидят с каменными лицами и боятся что-то сказать. У нас свобода - он нас слушает, мы вступаем в дискуссии, принимаем решения. Он говорит: «Если ты считаешь, что это классная идея, возьми на себя за неё ответственность». Мне такой подход близок.

- Вернёмся немного назад – к выборам. Их по праву считают историческими: никому не известные люди взяли и победили маститых политиков, которые огромное количество времени и денег вкладывали в свои предвыборные кампании. Как вы думаете, почему так получилось?

 

- Выборы – это не вопрос денег, это вопрос стратегии. Можно одинаково выиграть и проиграть с большим или маленьким бюджетом.

 

- Залог вашего успеха – это правильная стратегия? В чём была её особенность?

 

- Стратегия была такая: люди устали и хотели реальных действий, нам нужно было показать, что мы способны решать их проблемы, знаем, как это делать, и будем делать. Надо было услышать людей, ходить и общаться. Мы каждый день начинали с общения с людьми на Крымском бульваре, на Пересыпи, спрашивали, что их волнует. Я знакомился, говорил о себе, меня люди при встрече спрашивали, чем я занимаюсь, что я планирую делать. Многие мне не верили, и я должен был убеждать людей, почему мне можно поверить, какая у меня мотивация.

 

- У вас были какие-то конкретные обещания для избирателей?

 

- Конечно. Понятное дело, есть обещания, которые мы выполняем в команде президента: отменить депутатскую неприкосновенность, ввести ответственность за прогулы и кнопкодавство. Но есть обещания, которые я давал Суворовскому району. Например, про работу с большегрузным транспортом. Мы уже приняли законопроект в первом чтении про габаритный контроль большегрузного транспорта. Перегруженные фуры – это одна из самых важных проблем Суворовского района. Большинство дорог в порт идёт через него и от этого сильно страдают жители. Например, на Кривой балке совершается сумасшедшее количество правонарушений. И мы уже приняли законопроект, который позволяет устанавливать рамки и автоматически штрафовать водителей за перегруз. Раньше реально штрафовали только 5-10% от перегруза, а сейчас не будет человеческого фактора: вы проехали рамку – и автоматически получаете штраф. И в будущем это может работать так, что деньги будут списываться моментально.

 

- А были ли такие обещания, которые будет трудно выполнить?

 

- На самом деле многое выполнить не так уж и просто, но я буду добиваться максимальной реализации моей программы.  Я понимал, что будет непросто. Но не взять на себя ответственность тоже не мог. 

 

Сейчас одним из наших приоритетов является работа по маршруткам – готовимся проводить реформу общественного транспорта. 

 

Конечно, не меньше меня волнует то, что на Пересыпи находятся силосы, цистерны, в которых хранится зерно, я приезжаю на встречу – дети плюются кровью, потому что они живут в 100 метрах от этих силосов, а их продолжают и продолжают строить. Моя позиция – не нужно вкладывать инвестиции в промышленность, вкладывайте лучше в туристическую отрасль.

 

Промышленность порта имеет объективные границы – это границы города. Зачем вкладывать деньги в бизнес, объёмы роста которого известны заранее? Это объективные границы Одессы, за которые порт выйти не сможет. Нормальная практика европейских городов – выносить промышленность за границы города. Я отстаиваю позицию жителей Суворовского района для того, чтобы там не строились новые силосы, а вместо этого, например, строились новые гавани для круизных лайнеров. Когда будут приходить круизные лайнеры, под это будет создаваться туристическая инфраструктура, туристическая функция автоматически вытесняет функцию промышленную.

 

- Почему вы выбрали именно Суворовский район?

 

- Меня утвердили по программе Зеленского LIFT уже в самые последние дни и утвердили именно по Суворовскому. Я думал обо всей Одессе, у меня не было какого-то приоритета в городе. И даже хорошо, что мне попался именно этот округ.

 

В Суворовском районе много проблем, которые нужно решать. Суворовский район – это же не только посёлок Котовского. Котовского, Большевик, Слободка, Пересыпь, Кривая Балка, Лузановка, Куяльник, Жевахова гора – это всё Суворовский район со многими проблемами, над которыми мы сейчас работаем.

 

- После выборов многие люди жаловались, что пошли работать к вам агитаторами, но вы им не заплатили. В чём была проблема?

 

- Это ужасная ситуация. Люди пострадавшие и я пострадавший. Похоже, что вся эта история – происки моих конкурентов перед выборами. За неделю до выборов к нам в офис начали приходить люди и говорить, что кто-то им обещал деньги за распространение наших материалов. Но мы никому не обещали платить и не платили. Моя кампания была волонтерской. Все материалы пачками лежали в нашем штабе и их могли взять все, кто хотел. Нам писали люди даже в Фейсбуке и просили подвезти им материалы для распространения, им была близка идея ЗЕкоманды. Мы везде раздавали наши агитационные материалы, у нас их было много. Также их можно было взять на наших встречах, этого никто не контролировал. Я думаю, этим и воспользовались конкуренты. На самом деле, это старая политтехнология, которую применили против нас. Это была сознательная провокация.

 

Насколько мне известно, сейчас в этой ситуации разбираются правоохранительные органы. 

 

- В Одессе недавно открылась ваша приёмная. Виделись уже с вашими избирателями?

 

- Конечно, виделись. Мы уже готовим депутатские обращения в мэрию и полицию. Уже сделали депутатские запросы по поводу наливаек в Суворовском районе и по поводу наркоточек и закладок. Эти проблемы входят в топ-5 проблем района. Но опять же, кто-то водит тебя за руку и просит решить проблему наливаек, а кто-то пишет: «Александр, это не ваш уровень, не занимайтесь проблемами наливаек, принимайте законопроекты». Принимаешь законопроекты – говорят, что не занимаешься проблемами района. Так что работаем по всем направлениям.

 

С приёмной тоже есть свои проблемы. В соответствии с законом, мэрия должна выделить нам помещение в установленные законом сроки, но этого не произошло, в предложенном помещении принимать людей просто нельзя. Пока запустили приёмную своими силами, поэтому её адрес ещё может поменяться.

- С какими преградами старого режима вы сталкиваетесь? Бюрократия, чиновники на местах, полиция? Ведь многие до сих пор работают по старой системе.

 

- Бюрократия мешает. Вы не представляете, сколько бумаги за пару часов работы пленарного заседания мы выкидываем. Кроме того, что бумажный документооборот – это долго, так мы еще должны прилагать дополнительные усилия, дабы видеть последние правки в законопроектах, распечатанных иногда на сотнях страниц. И раньше эта технология использовалась для спекуляции: какие-то правки не напечатали и люди их не видят, а потом они появляются уже в законопроекте. Эти инструменты точно нужно менять. Но дело не только в бумажках, но и в структуре управления города: есть очень много функций, которые дублируются. Нужно полностью реструктуризировать систему управления городами и систему управления многими министерствами и госпредприятиями.

 

- Говорят, политика – дело грязное. Вы ни разу не пожалели, что пошли по этому пути?

 

- Нет, пока ещё нет. Понимаете, грязным может быть всё, что угодно, если в этом кто-нибудь заинтересован. Экологи могут быть грязными, журналисты, бизнес и так далее, если человек это принимает. Здесь тоже: ты либо принимаешь грязную игру, либо играешь по-белому. Я свой выбор сделал. Играю по-белому.

 

В политике нужно принимать много в том числе и непопулярных решений. Любое непопулярное решение будет разжёвываться оппозиционерами как опасное и рискованное для страны, потому что это их единственный способ сохранить свою власть и свои источники финансирования. Но мы боремся. И намерены бороться дальше.

 

- Как вы видите развитие страны и работы Верховной Рады в ближайший год?

 

- Сейчас мы закончим с президентским пакетом реформ, это ещё около месяца. После будем вводить свои законодательные инициативы. Я буду работать над реформой общественного транспорта и по безопасности на дорогах, в том числе по камерам фотофиксации правонарушений. Плюс работа в округе – это помощь жителям, аудит местных бюджетов на предмет хищения государственных денег. Моя позиция: если ты хочешь зарабатывать деньги, иди в бизнес. И иди в государственные структуры, если хочешь ответственно развивать свою страну, свой город или свою улицу.

Похожие Теги: интервью
Поделиться:

Другие материалы