Document
Один день из жизни сотрудника морга: фотоистория Бориса Яворского

Наблюдая за тем, как Борис кормит свою кошку Чаку и заваривает первый утренний кофе, сложно представить, что уже через час он, переодевшись в рабочую одежду, займётся вскрытием тела. Борис Яворский работает в Одесском областном бюро судмедэкспертизы, а мы показываем один день из его жизни в фотоистории. Важно: материал специфический – слабонервным лучше не смотреть.


В Бюро Борис работает уже 20 лет – пришёл интерном, а сейчас возглавляет отдел судмедэкспертизы. Но нельзя сказать, что годы работы повлияли на образ жизни нашего героя – при случае он, конечно, может рассказать несколько леденящих душу историй из собственной практики, но это не мешает ему после вскрытия отправиться, к примеру, в театр или на встречу трубочного клуба. Хотя большинство обывателей, зайдя в помещение морга, если не теряют сознания от ужаса, то нервно сглатывают образовавшийся в горле комок. Но обо всём по порядку.

Утро одесского судмедэксперта начинается достаточно трогательно – первым делом нужно покормить и погладить кошку Чаку, После он заваривает себе кофе и выкуривает первую за день сигарету. 
 

Борис живёт на улице Пастера в семи минутах ходьбы от места своей работы – сам он это расстояние обозначает как «полторы сигареты». Мы не спеша идём по Валиховскому переулку, и чувствуется своеобразная ирония в том, что Бюро судмедэкспертизы расположено с видом на море и среди изящных памятников архитектуры.  

В кабинете Борис сначала выполняет необходимую бумажную работу, после чего переодевается, выдаёт нам одноразовые халаты, шапочки и перчатки, и с улыбкой приглашает, собственно, в морг. Даже во дворе Бюро, которое с видом на море, витает специфический запах, а уж в помещении так сразу хочется временно перестать дышать. Это и есть запах смерти, хотя пока нам видны только пустые каталки, умывальник, весы и всякие баночки. Испытывая что-то между страхом и стыдом, давишь в голове ассоциации с мясным корпусом базара. Борис в это время раскладывает на столе основные инструменты и комментирует для чего нужен каждый из них.

Наш разговор нарушает резкий звук – Борис говорит, что это в соседней комнате идёт процесс распиливания черепной коробки, ведь вскрытию подлежат практически все тела за редким исключением. 

Взглянув на лежащее на каталке тело, Борис моментально ставит предварительный диагноз – ишемическая болезнь сердца. А дальше он добавляет, что скорее всего ещё утром этот человек плотно позавтракал. Я смотрю на часы – 15:12…  

В среднем количество тел, попадающих в морг за год, составляет от четырёх до пяти тысяч. На простой случай судмедэксперту требуется около часа времени за «рабочим» столом и ещё около двух – за письменным. Все результаты вскрытия во время процесса записываются медрегистратором, а потом уже врач заполняет все необходимые формы. 

Четверг в Одессе выдался относительно спокойным и ни Борису, ни другим судмедэкспертам не нужно задерживаться после окончания рабочего дня. Так что наш герой отправляется домой – нужно покормить Чаку и собираться на еженедельное заседание трубочного клуба. Здесь уже профессия роли не играет – только время курения трубки. Мы оставляем Бориса в клубе, ведь трубокуры люди общительные и их посиделки могут затянуться до позднего вечера. Кажется, что впечатлений от этого дня нам хватит на всю жизнь. А вот Бориса завтра снова ждёт обычный рабочий день.