Document
Ужасы Одесского СИЗО: история одного заключённого

Одесское СИЗО – место непривлекательное во всех смыслах. И нам часто не жаль закоренелых преступников, ожидающих приговор, но, пожалуй, жизнь в следственном изоляторе должна больше соответствовать человеческому уровню жизни. Тем более, что в СИЗО порой попадают и люди невиновные.


Недавно в сеть попали фотографии из одесского СИЗО. Грибок на стенах, сырость, неисправные коммуникации. Эти снимки взбудоражили общественность. Журналист «Лоции» пообщался с одним из арестантов, который сейчас находится в следственном изоляторе и вот его история.

Из соображений анонимности настоящее имя нашего героя и его личную информацию мы разглашать не будем. Назовём его Сергеем. Сергей уже более трех лет находится в Одесском СИЗО:

На меня напал человек с ножом. Я, обороняясь, достал свой нож и порезал его. Он в реанимации пишет на меня заявление, говорит, что я у него украл мобильный телефон. Когда меня задержали, я говорил, что не брал телефон. Нет никаких экспертиз, никто его не искал, он существует только на словах потерпевшего. Сначала мне хотели вменить разбой, потом переквалифицировали статью в нанесение тяжких телесных повреждений. Мне дали 12 лет, но я и мой адвокат с этим не согласны поэтому мы подали апелляции. Судебные тяжбы длиться уже три с половиной года. И всё это время я сижу в СИЗО.

Суд не спешит разбираться с делом заключенного и Сергею пришлось уживаться в новом для него месте. В Одесской колонии существует свой маленький мир со своим уставом, рассказывает Сергей. Либо ты живёшь по его правилам, либо тебе несдобровать:

У нас тут иерархия. Есть смотрящий, который присматривает за корпусом. Есть парни, которые ему помогают. Есть мужики, такие как я, обычные мужики – порядочные. Есть непорядочные, это обслуга, они считаются «козлами». Ну и самая последняя ступень –  это «обиженный», который исполняет роль женщины. Это всё было придумано до меня. Тут так заведено.

Фото: Борис Бухман

В камере Сергея условий для нормального проживания нет. Коммуникации неисправные. На стенах грибок и сырость. Штукатурка сыпется прямо на головы. По большому счёту жаловаться тоже некуда, да и негласным законом даже. Это может привести к неприятным последствиям. Так что Сергей и его сокамерники с этим смирились и просто отбывают свой срок. Надеясь на своих адвокатов, они считают дни до своего освобождения. 

О количестве человек в камере говорить не буду. С потолка сыпется штукатурка. Нам приходится прикрывать тарелки и чашки, посуду с которой мы едим. Что касается туалета – труба течёт постоянно. На стенах сырость, плесень. Тут нет нормальной вентиляции. Еда ужасная. Обычно это «баланда», ну каша какая-то на воде. Мясо дают редко, часто уже испорченное и вонючее. Прожить можно в случае, если тебе родные принесут передачу, но у меня родных нет, поэтому приходится есть что дают. Когда приходила комиссия с проверкой мы пытались пожаловаться, но ни к чему хорошему это не привело.

В СИЗО есть медпункт, но вот медикаментов там нет. Поэтому единственная надежда на родственников, которые могут передать лекарства. А вот болезни в тесных сырых камерах распространяются быстро, в основном это вирусные заболевания, грипп, воспаление легких и туберкулез. Часто арестанты от безвыходности обращаются за помощью к Богу. Священнослужитель Дмитрий Краснобаев часто проводит в СИЗО службы. Он считает, что его уже давно пора снести, потому что изолятор совершенно не приспособлен для содержания людей:

Фото: Борис Бухман

Это следственный изолятор. У нас действует презумпция невиновности. Человек не виновен, пока это не будет доказано судом, поэтому там должны быть вообще идеальные условия для содержания, как для людей ещё невиновных. И процентов 20 из них выходит на свободу. Одесское СИЗО не пригодно для жизни. Я бы даже там ни кота, ни собаку не поселил. Там есть камеры с ремонтом, но их очень мало, их можно по пальцам пересчитать и там сидят только те, кто может заплатить. Я считаю, что это всё нужно снести и построить новое.

Читая эту статью, вы, наверное, задаетесь вопросом, как мы смогли записать интервью с действующим арестантом. Очень просто – по телефону. На наш вопрос: откуда вообще в СИЗО мобильный телефон, наш герой ответил просто – то, что нельзя достать за маленькие деньги, можно достать за большие. К этому всем Одесское СИЗО ещё и является очень коррумпированным. В марте этого года сотрудники СБУ задержали двоих работников изолятора –  они вымогали взятки с арестантов и их родственников. Тогда людей специально отправляли людей в карцер или переводили в камеры, где им угрожали физической расправой «смотрящие», работающие на администрацию СИЗО. 

Фото: Борис Бухман

Мы не призываем защищать преступников, оправдывать их поступки и требовать для них идеальных условий. Также мы не знаем наверняка, виновен Сергей или нет. Если да, то он должен отбывать заключение в тюрьме. Если же нет, то такая судебная ошибка, затянувшаяся на три с лишним года, попросту калечит человеческую жизнь.

Фото: Борис Бухман

Похожие Теги: сизо
Поделиться:

Другие материалы