Одесские зарисовки в лицах и эмоциях: честные истории Александра «Банчи» Топилова

О настоящих одесских бабушках, отвернувшейся удаче и о том, что всё познаётся в сравнении – в ироничных историях нашего автора.


***

 

И тут такой идущий мне навстречу чувак говорит человеческим голосом:

 

- Нееееет! Не делай этого! Не надо!

 

Он отрывает телефон от своего уха, подносит экран к выпученным глазам и буквально орет в него:

 

- Если ты действительно хочешь там отдохнуть, не надо детей! Там, где есть дети, отдыха не будет!

 

Последние слова у него вышли особенно эмоционально. Он даже их отпечатал другой рукой. Той самой, в которой был стакан кофе.

 

- Та что ж такое! Чертчертчерт. Да причем здесь ты? Это я не тебе! Это гребаный кофе! Ненавижу. Да причем здесь твои дети? Это кофе я ненавижу. Так, ладно, давай потом это обсудим.

 

Он нервно засовывает телефон в карман и тщетно пытается вытереть следы кофе со своей белой сорочки. Ничего не получается, пятно лишь увеличивается, слегка заглушаясь в тоне.

 

- Черт. Черт! Да что это за бред такой сегодня, а? - обращается к космосу весьма холеный мужик слегка за 40 в дорогих джинсах с элитарным рваньем на коленях, синих мокасинах на босу ногу и в белой рубашке с пятном от кофе.

 

В это время от мусорного бака, стоящего метрах в трех от происходящих событий, отходит довольная пара бомжей. У них все хорошо: кульки их полны, они весьма пьяны, и, судя по всему, уже не одну неделю. А то и месяц. А то и год. А то и жизнь. Дама (ее можно было узнать по плоскому лиловому лицу) обращается к своему спутнику (его можно было узнать по плоскому бордовому лицу):

 

- Вот я знала, я же тебе говорила, нельзя мне белые вещи носить - они к себе болото так и притягивают, так и притягивают.

 

Она с неодобрением осматривает свой некогда белый свитер. Впрочем, какой там «свой» - явно с чужого плеча, размеров на 5 больше, но действительно все еще угадывающийся, как белый.

 

- Нельзя мне белое!

 

- Бухать тебе нельзя, а не белое! Там в бутылке еще на пару глотков было, неужели так сложно оставить крапульку?


 

Одесские зарисовки в лицах и эмоциях: честные истории Александра «Банчи» Топилова - изображение №1

***

 

Выезжаю такой с Итальянского бульвара на Канатную мимо стадиона Спартак. Ну а там же вы же знаете – пробка вечная. Даже в три часа ночи там будет пробка. А сейчас – два часа дня. Жара. Беспощадное солнце. Пробка. И жопа! В хорошем смысле этого слова. Отличная, прекрасная, идеальная женская жопа прямо передо мной на велосипедном седле.

 

Владелица великолепной жопы вообще чувиха хоть куда: дрэды, сплетенные в причудливое гнездо на правильном черепе, за изучение которого Шерлок Холмс отдал бы многое, спортивная фигура, точеный фейс в стиле Нефертити, и, конечно, жопа.

 

Но я ее не обгоняю вовсе не поэтому. Просто тянучка, и в ту, и в другую сторону. А велосипедисты – вы же в курсе – нет ничего хуже для автомобилиста, объезжающего их десятой дорогой. Но Канатная, адовая пробка в оба направления, и я никого не обгоняю, плетясь в нескольких метрах за прекрасной жопой. Лучшей жопой, что я видел в своей жизни. Бог определенно знает, что делает, когда он в настроении.

 

Сразу за мной плетется какой-то джип. И вот, в конце концов, где-то в районе Успенской, то есть через четыре квартала от нашей бешеной гонки со скоростью 10 км/ч, на перекрестке он не выдерживает и дудит в свой клаксон. А только загорелся зеленый свет, и вот девушка должна была дать своего 10км/ч-газку, и тут вот этот гудок на 5 кварталов: пиииииииииииииииип, фафафафафафааааааааааааааа.

 

Чувиха такая оборачивается, я любуюсь утонченными чертами ее лица, прямо ну реально прекраснейшая из египтянок, она смотрит мне в глаза, взгляд ее наливается свинцом и тут она хопля такая – и фак мне показывает на всю Одессу. Я аж сжался в салоне, выкрикивая никому не слышные «я-то тут причем! это вот он дудел, я вообще не при делах!»

 

Дама внимательно рассмотрела мою мимику, почитала по губам, что я там кричу в своем закрытом салоне и тоже одними губами явственно произнесла:

 

- Пошел в жопу.

 

 

Одесские зарисовки в лицах и эмоциях: честные истории Александра «Банчи» Топилова - изображение №2

***

 

— Джаггер! Джааааааааааггеееееееееееер?!

 

Из кустов радостно выбегает престарелая такса и беззаботно несется к своей хозяйке, которую я не без удивления рассматриваю.

 

Однажды прекрасный Лёня Войцехов, описывая какую-то забытую ситуацию, выразился буквально так: «А навстречу мне идет паренек, лет 30-40-50...» Вот так же и здесь: передо мной стояла старушка, лет 50-60-70. Никакого хипстерства – никаких кепок, рюкзачков и кедиков. Обычная такая типичная старушка. Приятная и ухоженная, уверенно вошедшая в свой возраст.

 

— Скажите, как собачку вашу зовут?

 

— Джаггер.

 

— А это... ммммм... в честь кого?

 

— А как вы думаете? — и она лишь слегка опустила взгляд, невидимым кивком подбородка ткнув на логотип Роллинг Стоунз на всю мою майку.

 

Вот, собственно, и все, что вам надо знать об одесских бабушках, а не вот это вот ваше любимое "тетя Соня", "бички", "биточки с тюлечкой" и прочие "привозы" с "Розой Львовной" и "рибкой" с "рачками"...