Document
Одесские зарисовки Александра Топилова: о бессердечной Нине и жажде выпить

Продираюсь однажды куда-то через трущобы черемушкинских хрущовок. Через летнюю душную тишину, звенящую в жаре воздуха. Не хотелось ничего, только курить…


Подхожу к будке-наливайке за сигаретами. Перед окошком стоит мужичок в форме цвета хаки, последний писк моды поколения строителей и алкобомжей, ведёт нервную беседу с женщиной в будке.
 

— Ну Нина, ну ты же меня знаешь...

 

Нина, дородная продавщица советского типа, ещё из тех, что в школьной столовой работали.

 

— Ой, Виталик, именно потому шо знаю... Так, молодой человек, вам что?

 

— Пачку Мальборо, пожалуйста. Красную.

 

Нина удаляется в зашторенную темноту глубины своей будки. Виталик при этом от окошка упорно не отходит и беспомощно продолжает свой диалог:

 

— Ну Нин... Та ну я отдам!

 

— Виталик, вот ты отдай сначала за всё, что должен, а потом я тебе налью.

 

— Ну хотя бы 50 грамм накапай, я ближе к вечеру занесу.

 

— Отстань, говорю, — возвращается к окошку, кладет на прилавок пачку Мальборо-медиум: — С вас 50 гривен.

 

— Не-не-не, мне обычное, красное, не медиум.

 

— А. Шо ж вы молчали.
 

Снова удаляется в темноту, откуда виднеется лишь её необъятный круп.

 

— Нина, а ведь мне завтра в военкомат. Призыв. Всё. В АТО еду, — взгляд Виталика был направлен одновременно внутрь и в вечность. И весь его вид тут же покрылся загадочным драматизмом. От этого обречённость в его глазах стала особенно бездонной. И максимально гармонирующей с тленом всего трагичного образа.

 

Достав кошелёк, я аж даже сдвинулся к нему чуть ближе, окончательно проникшись ситуацией и собираясь участливо спросить, сколько стоит водка и сколько её ему взять, как вдруг Нина такая:

 

— Ой, Виталик, не гунди. Тебя за последний месяц уже четыре раза в армию забирали, ну шо ты такэ рассказываешь?

 

Я забрал свои сигареты и спрятал кошелек. На всякий случай – подальше. Удаляясь, смог только расслышать что-то типа:

 

— Ну Нина, ну у меня завтра зарплата.

 

— Так зарплата или в армию забирают?

 

— От ты Нина бессердечная какая сегодня...