Document
Как жили без мыла и к чему это приводило: мнение врача из Одессы

С эпидемиями в разное время боролись по-разному: крестными ходами, молитвами, кострами. И не сказать, что эти методы были успешными, хотя и выглядели эффектно. Оказалось, для начала достаточно обычного мыла. Хотя кое-кому за внедрение этой, кажется простой и вменяемой идеи, пришлось даже погибнуть.


Эпидемий люди боялись во все времена. И неважно, насколько развитым было то или иное государство. Чума Юстисиана мучила жителей Византии, туберкулёз – древних египтян, лепра – древних иудеев. Инфекции бушевали целыми столетиями – несколько поколений могли жить, не догадываясь, что такое мир без эпидемии. Тогда ещё не догадывались о существовании бактерий и вирусов, поэтому старались спастись любыми доступными методами, иногда совсем невероятными.

 

Неотъемлемым атрибутом средневековой борьбы с эпидемиями были крёстные ходы. Любой мор всегда можно было объяснить карой за грехи, и, только собравшись толпой, можно было эти грехи искупить. Результат шествия зависел от этапа эпидемии: на начальном в процессию собирались те, кто ещё не успел переболеть и не имел иммунитета. За время шествия большинство людей заражались, и эпидемия разгоралась ещё сильнее. А, чтобы прекратить ропот, во всех смертях по традиции обвиняли ведьм и иноверцев. И вот уже первых жгли на кострах, по кварталам, где жили вторые, прокатывались погромы. Эпидемия, естественно, от этого не прекращалась, но на время люди забывали о главной проблеме. Но если же ход организовали под финал эпидемии, участниками процессии были уже в основном переболевшие и выжившие люди, у которых естественным путём выработался иммунитет. И в результате эпидемия шла на спад. Но совсем не по той причине, о которой говорилось.

Но не все разделяли точку зрения религиозных отцов. Средневековые врачи считали причиной эпидемии миазмы – ядовитый воздух, который источали текущие по улицам нечистоты и бесконечные свалки. Перебить зловонные газы пытались кострами, которые жгли на центральных площадях городов, а в жилье развешивали чеснок и лук. Для этих же целей служила и самая узнаваемая часть костюма чумного доктора – клюв, в который складывали чеснок и ароматические травы. 

 

Были и совсем экстравагантные методы борьбы с плохим воздухом. Нередко по пути шествия королевской кареты рассаживали бедняков и заключенных, чтоб они «вынюхивали» все миазмы из воздуха. Среди населения был популярен принцип CITO, LONGE, TARDE – быстрее, дольше, дальше. Богатые горожане пытались сбежать из заморенных городов в загородные резиденции, и таким образом разносили инфекции по всему континенту.

Но, как бы там ни было, инфекции не только несли ужас и смерть. Они были и своеобразным толчком к развитию медицины. Так, одной из самых страдающих от средневековых эпидемий была портовая Венеция. И сколько бы не строили чумных колонн в городе, год за годом корабли завозили в Венецию очередную инфекцию. Чтобы как-то остановить этот мор, в 1368 году венецианский дож Андреа Конатрини обязал всех прибывающих в Венецию поселять на островах на 40 дней под наблюдение. Так и появилось слово карантин, которое дословно переводится с итальянского как сорок. Введение карантина в порту Венеция резко снизило частоту эпидемий. Со временем Венецианскую практику переняли все портовые города мира.

 

Но в целом, даже в начале XIX века медицина всё ещё была далека от понимания причин эпидемий. Переломной стала вспышка холеры в Лондонском районе Сохо в 1854 году. К этому времени этот район был перенаселён, в нём отсутствовали канализация и водопровод. Нечистоты из выгребных ям выливали в Темзу, из этой же реки люди пили воду. Идеальные условия для эпидемии.

 

31 августа 1854 года вспыхнула холера, которая за 10 дней забрала жизнь у 500 человек, несколько тысяч заболели. Лондонский врач Джон Сноу начал изучать причины болезни и понял, что больше всего случаев смерти было в районе Брод стрит, где находилась водозаборная колонка. После долгих уговоров Сноу убеждает власти снять рукоятку с колонки. После чего вспышка пошла на спад. Кроме того, Сноу заметил, что за время вспышки не пострадал ни один монах из расположенного рядом монастыря. Врач не верил ни в теорию миазмов, ни высший промысел. И в итоге он пришёл к выводу, что монахов спасало … пиво. Монахи не пили ничего, кроме собственноручно сваренного пива. И, хотя Сноу еще не знал, что именно вызывает холеру, он предположил, что очищение воды и разделение питьевой воды и канализации может предотвратить эпидемии в будущем. Исследование Джона Сноу стало одним из первых важных шагов в развитии эпидемиологии и общественного здравоохранения. Благодаря ему в городах стали появляться водопроводы, канализации и очистительные сооружения.

В этот же период в Вене трудился другой великий врач – Игнаций Земельвейс, его ещё прозвали спасителем женщин. В 1846 году он работал в Венском родильном доме, где заметил, что в одном отделении смертность беременных женщин в несколько раз выше, чем в другом. И начал искать причину. Оказалось, что врачи из отделения с низкой смертностью работали исключительно с роженицами. Врачи же отделения с высокой смертностью каждое утро занимались вскрытием трупов в морге, после чего шли осматривать беременных. Всё это делалось без привычных для нас перчаток или даже мытья рук. В итоге каждая четвёртая женщина у них умирала от «родовой горячки», как тогда называли септические осложнения. 

 

Земельвейс выдвинул смелую теорию, что именно грязные руки становятся причиной смерти женщин. Для подтверждения он заставил врачей обрабатывать руки хлорной известью. Смертность снизилась в семь (7!) раз. Но медицинская общественность Вены подняла Земельвейса на смех. Ведь он обвинил в смерти женщин уважаемых врачей с многолетним стажем. Администрация клиники запретила Земельвейсу публиковать отчёты. В 1850 году его вообще выгнали из больницы, обвинив в клевете. После этого он вернулся в родную Венгрию, где преподавал в университете Пешта. Параллельно Земельвейс продолжил выступать на конференциях и писать научные роботы о причинах родильной горячки. Но его так никто и не услышал, а коллеги просто ополчились против него. 30 июля 1852 года австрийский врач пригласил Земельвейса посетить новый научно-исследовательский институт под Веной. По приезду он понял, что на самом деле его пытались закрыть в психиатрической клинике. А когда он попытался уйти, его избили и упаковали в смирительную рубашку. Через две недели врач умер от гангрены, которую вызвали побои.

И только после открытий Луи Пастера, который доказал, что именно микробы вызывают инфекции, работ Коха и Листера медицина стала осознавать важность мытья рук для общественного здоровья. Правильное мытьё рук спасает сотни тысяч жизней ежегодно и предотвращает распространение инфекций. И от пресловутого коронавируса мытье рук защитит вас лучше, чем дефицитная маска. Кстати, для того, чтобы обучить желающих этому искусству, был создан сайт, на котором можно создать инструкцию для мытья рук под любимую песню https://washyourlyrics.com/

 

Человечество прошло долгий путь, чтобы разобраться в причинах эпидемий. Учёные рисковали собой и даже погибали, отстаивая свои убеждения. Хотя бы ради этого стоит относиться к мытью рук более осознанно. И хоть сегодня медицина знает об эпидемиях и имеет возможность с ними бороться, без вклада каждого из нас не обойтись. Спасти в такие моменты могут элементарные вещи: самоизоляция, мытьё рук и забота о самых уязвимых. Ах да, и никакой паники. Только осознанность. И будьте здоровы!