Document
Одесса, которую мы не знаем: интервью с Николаем Чепелевым

Как комплексно развивать город? Что нужно сделать, чтоб попасть в список наследия ЮНЕСКО? Как предотвратить массовую застройку Одессы? И какая она – зона ответственности осознанного горожанина? Об этом и другом нам удалось поговорить с заместителем председателя Ассоциации архитекторов Одессы Николаем Чепелевым.


Одесса растет и развивается. Хочется верить, что у этого всего есть план. Существует ли сегодня в Одессе стратегия развития города?

 

Несколько лет назад город презентовал инвестиционную стратегию «5Т», которая сегодня носит скорее декларативный характер. Серьезной стратегии развития в городе нет. За границей существует практика разработки мастер-плана города ― комплексной стратегии, по которой должен развиваться город. Так как направлений для развития много и экономика не потянет их всех, план делает акцент на тех направлениях, которые должны развиваться в первую очередь. Вслед за этим формируется планировочная система развития территории. В Одессе есть Генеральный план, который фактически только фиксирует земельные вопросы. Хорошая стратегия развития требует глубоких и длительных исследований, которые должны основываться на статистике ― где, что и как в городе происходит. Таких данных у нас тоже нет, есть только цифры управления статистики, но они уже давно не отвечают действительности. Поэтому мы не знаем, сколько в Одессе автомобилей, людей, какая у нас экономика и ресурсы. Следовательно, нет данных, нет исследований и говорить, что будет с развитием города дальше ― преждевременно. Понимаете, мы не знаем где живем на самом деле и что из себя представляет Одесса.

 

 

 

Из того, что мы знаем точно ― она активно застраивается. С каждым годом высоток в исторической части города становится все больше; в то же время одесситы очень надеются, что центральная часть города попадет в наследие ЮНЕСКО. Каковы сегодня наши шансы оказаться в этом списке?

 

С каждой высоткой в центре города наши шансы уменьшаются. Изначально первая номинация в ЮНЕСКО ― это был центральный исторический ареал, который охватывал территорию в границах порта и улиц Старопортофранковской, Пантелеймоновской. Затем городские власти начали говорить о том, что под охрану нужно внести только так называемый заповедник «Старая Одесса», центральную часть, откуда началась застройка города. Границы этой территории обозначались улицами Преображенской, Греческой и по Польской вниз к порту. Последняя зона стала еще меньше – сегодня территория включает в себя улицы Приморскую, Военный спуск, переулок Некрасова, Преображенскую и Бунина. Но даже здесь есть к чему придраться, если вспомнить Военный спуск и «замечательную» многоэтажку под названием «Шах-Наме», которая может стать серьезной преградой для зачисления этого района в список ЮНЕСКО.

 

 

Какие требования у ЮНЕСКО?

 

Важно, чтобы та часть города, которая номинируется, сохранила свою аутентичность, структуру и характер застройки, а также высотность того времени. ЮНЕСКО не против современной архитектуры, главное – чтобы новые здания соответствовали характеру исторической застройки. Это не значит, что здания должны выглядеть как исторические, наоборот, это считается в Европе дурным тоном – проектировать современный дом в подражание историческим стилям. В XXI веке достаточно современных архитектурных решений, которые имеют точно такое же право быть реализованными. Главное – сохранить аутентичный образ, а наши высотки его деформируют.

 

 

По каким критериям ЮНЕСКО отбирает те места, которые могут попасть в список всемирного наследия?

 

Очень многое зависит от номинационного досье – документа, в котором описывается, что именно мы предлагаем под защиту, какие для этого основания и почему важно сохранить. На самом деле центр Одессы очень интересен для ЮНЕСКО. Это один из немногих в мире примеров формирования городской застройки в определенный исторический период, которая идет от порта. Я не говорю о старых европейских портах периода средневековья, например, города Генуя. У нас все строилось с чистого листа согласно плану Деволана – это очень ценно для Европы в качестве уникальной градостроительной практики. И тут важен не только квартальный принцип застройки, но и архитектура зданий, высотность и планировочная структура – вот в чем наш цимес. А современная застройка исторических кварталов в Одессе сводит перспективу попадания в ЮНЕСКО на нет, и не факт, что нам удастся убедить экспертов ЮНЕСКО взять под охрану эту территорию. Тем более, организация потребует обязательств и со стороны государства ― финансировать реставрацию и постоянно поддерживать состояние центра на уровне стандартов ЮНЕСКО, а это в разы дороже, чем практика, основанная на наших охранных документах. Город же разваливается, и никто ничего особо не делает. Даже если центр и войдет в список наследия, европейские эксперты не будут терпеть такое положение дел.

 

 

 

Если я не ошибаюсь, единственный исторический центр из Украины, который внесен в ЮНЕСКО ― это львовский. Почему Львову удалось, а Одесса в позиции отстающей?

 

Все опять же упирается в стратегию развития городского пространства. Во Львове она есть и одно из основных направлений ― развитие туризма. И это не только замки и памятники, а в том числе и центр города. Я связывался с главным архитектором Львова и задавал тот же вопрос, на что получил четкий ответ – должна быть политическая воля. Не хочется уходить в политику, но текущее состояние центра города должно волновать прежде всего городскую власть. Во Львове историческим центром занимаются целенаправленно и комплексно, у нас же только появилась программа по восстановлению исторической застройки с немалым бюджетом. Чем это все закончится – увидим в будущем.

 

 

Не кажется ли вам, что функцию власти сегодня в какой-то степени перебрали на себя общественники – они устраивают воркшопы, проводят открытые дискуссии по сохранению достопримечательностей, предлагают свои решения проблем. Насколько этот метод правильный и действенный?

 

Общегородские территории должны волновать в первую очередь местную власть, а по факту интересуют больше городских активистов, которые взяли на себя такие функции, потому что процесс должен идти, идти в правильном направлении. А формат воркшопов или публичных дискуссий, это всего лишь инструмент, которым они пользуются. Хотя во Львове такие мероприятия проходят при поддержке горсовета, у нас же пока этой практики нет.

 

 

Насколько власти прислушиваются к мнению активистов?

 

Скажу от имени Ассоциации, что нам понадобился год, чтобы найти точки соприкосновения с чиновниками. Сейчас мы находимся на этапе, когда ведем переговоры по тем или иным проектам, и город соглашается работать в таком формате, хоть и с осторожностью относится к этому процессу. Я не думаю, что ситуацию можно исправить революционным путем, но для того чтобы город правильно развивался, надо делать первые шаги навстречу друг другу.

 

 

Как молодые архитекторы видят развитие исторического центра? Чего сегодня нам не хватает для того чтобы привести его в порядок?

 

Вопрос глобальный и это не только компетенция городской власти, но и общеэкономический вопрос. В развитых городах центр ― это самое дорогое место, как по недвижимости, так и для бизнеса, туристов. Это место наибольшего привлечения внимания и ресурсов. Для того чтобы центр преображался, в него нужно вкладывать деньги, причем немалые ― из городского бюджета тут не хватит. Почти все исторические здания в чьей-то собственности и нужно запустить такой процесс, чтоб собственникам было выгодно приводить их в чувства, а не строить что-то другое вместо них или вовсе разрушать. Мы опять возвращаемся к стратегии развития – любой инвестор должен быть уверен, что все будет стабильно на протяжении 10-15 лет и деньги никуда не пропадут. Такая стратегия требует разных факторов – квалифицированных экспертов, масштабных обсуждений и ни одного года плодотворной работы. Такого уровня документы у нас еще не делались, а то, что есть – всего лишь бумажка под названием «стратегия».

 

 

Помимо исторического центра, в городе есть и промышленные зоны, которые требуют реновации. Как быть с ними?

 

Весь мир сейчас находится в так называемом постиндустриальном состоянии, и как таковой промышленности в городах уже практически не осталось. Имеются небольшие мануфактуры, остальное – за пределами города. Основной принцип современных городов – гуманизация, где жители города - это самое важное что в нем есть. Людям должно быть комфортно жить в любом районе – от этого зависит привлекательность города для инвестиций, и это же отобразится на его экономике. Спальные районы Одессы и промышленные зоны тоже должны преобразовываться так, чтобы в них каждый человек получал все, что ему нужно. Тогда центры притяжения будут правильно распределены по городу и нагрузка на тот же исторический район спадет. Лучше всего, если промзоны преобразятся в какие-то постиндустриальные объекты ― IT-парки, галереи и так далее. Та же Пересыпь в проектном Генплане уже предусматривается как территория общественно-делового центра – от Пересыпского моста и до Лузановки. Район должен стать привлекательным для инвестиций, найти которые не составит труда, но есть одно условие – инвестиции должны быть долгосрочные, иначе ни один инвестор сюда не зайдет. А это уже компетенция города и зависит от политической воли. Центр города должен оставаться не музеем, но своеобразной жемчужиной, вокруг которой должны формироваться комфортные районы.

 

 

А что с ветхой Молдаванкой делать?

 

Молдаванка – сегодня это самый перспективный район из-за своей близости к центру города. Территория, безусловно, должна пройти реновацию, но вопрос опять-таки упирается в инвестиции. Для того чтобы что-то там построить, нужно выкупить ветхое жилье, желательно целым кварталом, все снести и построить дома с нуля. Сейчас это делать не выгодно. Выгодно строить на пустых площадках дешевое жилье. А для реновации Молдаванки нужна всё та же городская стратегия, потому что один инвестор ситуацию не изменит. Это должна быть городская инициатива с льготной системой для застройщиков, чтобы привлечь туда капитал. А начинать можно со зданий бывших производств, которые там тоже есть, и преобразовать их в интересные локации. Даже такие мелкие изменения повысят рыночную привлекательность и создадут интерес для застройщиков.

 

Появляются и новые районы, например, около Школьного с сорока высотками. Что скажете о проекте?

 

Во-первых, высоток там планируется до ста с общей численностью населения от 50 до 60 тысяч человек. А во-вторых, изначально проект был не очень удачным, но теперь корректируется, в том числе и по замечаниям от Ассоциации. Одно из самых важных нарушений в нем – плотность застройки, которая превышает нормы в два раза. Если по городу она составляет около 350 человек на 1 га, то в этом районе составит 850-900 человек. Для того чтобы понять как он будет выглядеть, достаточно вспомнить ЖК «Радужный». И если вернуться к гуманистической идее планирования городского пространства, то данный жилой комплекс с такой застройкой не станет комфортным районом для проживания. По численности он будет как Черноморск, только в десять раз меньше по площади. Да и еще увеличит нагрузку на существующую инфраструктуру – инженерные сети, дороги, транспорт и прочее.

Виной такому положению дел – спрос на малометражное жилье. Все опять упирается в экономические реалии. Я общался с городскими застройщиками, их позиция такова – рынок сам диктует, что им строить. Если есть спрос на бюджетные метры, иначе как большими свечками и точечной застройкой жилья не построишь, так как оно уже не будет дешевым. Как только у людей появится экономическая возможность тратить больше на недвижимость, появится потребность в другой недвижимости, застройщик не заставит себя ждать. Другой вопрос, что будет с точечной застройкой и теми районами с дешевым жильем? Мне кажется, они будут сильно маргинализированы и те, кто смогут – покинут их при первой возможности.

 

 

Как одесситы могут повлиять на такую ситуацию с застройкой Одессы?

 

Интересоваться судьбой города, ходить на общественные слушания проектов и контролировать их реализацию. Основная проблема в том, что как такового гражданского общества у нас в городе еще нет. Активисты – это хорошо, но их мало. А для того чтобы повлиять на местную власть, их должно быть в разы больше. До тех пор, пока людям в своем большинстве будет все равно, что происходит за дверью их квартиры – изменений не следует ожидать. У каждого из нас должна быть зона ответственности, и чем более осознанный горожанин – тем зона ответственности должна быть шире. Если человека будет волновать хотя бы то, что происходит в пределах его микрорайона – этого уже будет достаточно, чтобы влиять на ситуацию в городе.

 

 

Современные европейские города тоже проходили подобный этап, какие параллели можно провести с Одессой?

 

Удачных европейских кейсов полно, вопрос в другом – общество в Европе эволюционным путем прогрессировало до нынешнего уровня через войны, диктатуры и другие исторические события. Я хочу сказать, что то сообщество, которое сформировалось сегодня в Европе, и результат, которого оно достигло – это был постепенный процесс, шаг за шагом.  Наше общество на постсоветском пространстве уникально – никто такого пути еще не проходил. И мне кажется, что Украина сегодня своего рода флагман для соседних стран. Хоть мы и стремимся в Европу, все же должны пройти свой путь. Наши процессы многим не нравятся, они кажутся хаосом, но как по мне – это правильный путь. Поэтому никаких иных решений в нашей ситуации нет, кроме как образовывать людей и пытаться пробудить гражданское самосознание.

 

 

Ассоциация архитекторов часто принимает заграничных гостей. Что говорят европейцы об Одессе – какое их первое впечатление?

 

Восхищаются центром города, его планировкой, красивыми зданиями, но в ужасе от того, в каком это все состоянии. Иностранцы искренне не понимают, почему так происходит. В Европе просто не смогла бы произойти ситуация, как с домом Руссова, где год за годом в центре города умирает памятник архитектуры, а никому до него нет дела. Такого просто бы не допустили, причем не только власти, но и собственник. Европейцев удивляют высотки в историческом центре, разваливающиеся здания или парковки на тротуарах.

 

 

Тогда как сохранить баланс между бизнесом, властью и громадой?

 

Власть – понятная структура, бизнес – тоже, а вот что такое громада – многие пока не знают. Пока громада не станет консолидированным гражданским обществом, не заставит учитывать свои интересы и воспринимать себя серьезно, работать будет только связка «бизнес и власть».

 

 

Какие перспективы, на ваш взгляд, у Одессы в ближайшие 10 лет?

 

Есть два пути развития и от того, какой именно выберет Одесса, будет зависеть ее будущее. Если продолжится массовая застройка города, то о каком-то цельном восприятии исторического центра можно будет понемногу забывать. Второй путь – не столько городской стратегии, сколько гражданского соучастия этим процессам. Если горожанам и специалистам удастся достучаться до власти и изменить их точку зрения хотя бы на центр Одессы, то перспектива есть. На самом деле, не все еще потеряно, но сегодня одна из ключевых развилок в современной истории нашего города – куда пойти и какое направление выбрать? В ближайшие два-три года это станет ясно. В этом году будет корректироваться историко-архитектурный опорный план, после чего станет понятно, какая политика застройки ожидает город в будущем.