Document
Непростая судьба Одесской кирхи: от первых дней и до последней реставрации

По адресу Новосельского, 68 расположено здание, которое в Одессе называют попросту кирха. На самом же деле, это Кафедральный собор святого Павла. И история его создания, разрушения и восстановления полностью отражает историю немецкой общины нашего города.


Так почему же просто кирха? Дело в том, что немецкое слово die Kirche как раз обозначает церковь – и как организацию, и как здание. И любопытно, что слова «кирха» и «церковь» имеют одинаковое происхождение от греческого слова Κυριακη (οικια) — «(дом) Господа». А вот история лютеранства в Одессе начинается в 1804 году – именно тогда в Одессу приехал первый лютеранский пастор Христиан Генрих Пфесдорф. Но оставался в городе недолго – первая евангелическая церковь и пасторский дом были построены в Гросслибентале (ныне Большая Долина), поэтому в 1806 году он и перебрался туда на постоянное проживание. С этого момента община несколько раз поднимает вопрос о необходимости строительства кирхи, но сначала помешала начавшаяся война с Наполеоном, а потом ещё дважды в прошении просто отказывали.

 
Наконец, в 1821 году церковный совет просит отвести ему место под строительство церкви и начинает собирать пожертвования. Строительство кирхи началось 28 августа 1824 года, архитектором выбрали Франца Боффо. Но на этом проблемы не закончились. Вроде уже и деньги появились, но оказалось, что они не подлежат выдаче – с 1816 года община считалась частью городского населения, а не колонистами, как было изначально. Тогда церковный совет пишет прошение императору Александру, мол, на деле община, в основном, состоит из колонистов и людей неимущих. Но Комитет министров выдает решение, что денег не положено, и все ссуды тоже оплачивайте самостоятельно.

Параллельно возникли проблемы и с самим строительством: в процессе работ завалилась колокольня. После этого немцы отказались иметь дело с Боффо и пригласили Джованни Фраполли, но неожиданно для всех архитектор в скором времени был убит своим же кучером. И только в январе 1827 года Джорджо Торричелли завершает строительство многострадальной церкви, хотя нерешённым остаётся вопрос с колокольней, а денег у общины уже не оставалось, и пришлось снова просить отсрочки по выплате ссуды. Но, наконец-то, немцам повезло, и в 1830 году губернатор края Михаил Воронцов ходатайствует о прощении этого долга. Тогда рядом с кирхой строят учебное заведение, а в 1846 году специальное помещение «для престарелых и убогих». С 1868 года возникает необходимость в создании сиротского дома, и параллельно идёт постепенное расширение территории, занятой церковью. В результате к 1890 году этот крупный комплекс включает в себя сам собор святого Павла, пасторат, дом для конфирмации, школы для мальчиков и для девочек, приют для престарелых, спортзал, богадельню и канцелярию.

Но в 1893 году здание церкви, выстроенное с таким трудом, признали небезопасным. В конкурсе на ремонтные работы победил архитектор Герман Шеврембрандт. И всё снова оказалось непросто – стены кирхи находились в настолько обветшалом состоянии, что восстановить их было практически невозможно. Тогда Шеврембрандт переработал проект и занялся не ремонтом, а строительством нового здания в стиле неоготики. В 1897 году церковь открыли, и была она гораздо больше первой. А само это время для общины запомнилось, как самое лучшее и в финансовом смысле, и по уровню влиятельности.

Но уже через 20 лет и для церкви, и для общины наступило время самых тяжких испытаний. Начало Первой Мировой войны в 1914 году послужило поводом для постоянных обвинений в предательстве, экономическом вреде и прочем. И это, несмотря на поддержку общиной официальных властей, сбор пожертвований и открытие при церкви лазарета. Тогда же запретили проводить проповеди на немецком языке, начались ревизии. 1917 год не принес общине облегчения, а, наоборот, знаменовал новый виток репрессий. В мае 1922 года из церкви были изъяты ценности.  В это же время (с 1916 года) органистом церкви был Теофил Рихтер, а пастора Георгия Шиллинга сменил Карл Фогель. Но и им спастись не удалось. 4 июля 1937 года последний пастор будет арестован и расстрелян. А спустя год лютеранская церковь прекратит своё существование. Теофил Рихтер ушёл из кирхи, так как не имел права совмещать преподавание в консерватории с работой в церкви: «Такие люди не имеют права воспитывать советскую молодёжь». А 6 октября 1941 года и его тоже расстреляли.

В 60-е годы XX века началось планомерное уничтожение комплекса лютеранской церкви: на его месте построили институт связи им. А. С. Попова, а на месте сада –  общежитие. Уцелело только здание самой кирхи, которое использовали в качестве спортзала, и дом престарелых – в качестве жилого помещения. Планировался снос и этих сооружений, но благодаря стараниям студентов консерватории, в частности Юрия Дикого – нынешнего профессора Одесской национальной музыкальной академии им. А. В. Неждановой. Он написал письмо Екатерине Фурцевой, и чудом здание церкви удалось спасти, даже начался процесс его реконструкции. Но в мае 1976 года пожар практически уничтожил архитектурный шедевр Шеврембрандта. С тех пор церковь ещё долгое время высилась скелетом некогда великолепного здания в центре города.

И только в 90-е годы, после возвращения церкви немецкой общине, началась новая страница в её истории. В очередной раз её открыли только в 2010 году. Но, к сожалению, сохранить внешний вид не удалось: была снесена апсида, а внутренние помещения переработаны художником Тобиасом Камерером. В подарок из разных городов Германии в Одессу прислали скамьи, фигуры Христа, апостолов Петра и Павла и орган. Но, как бы там ни было, наконец-то Кафедральный собор святого Павла снова действует. И будем надеяться, что самые страшные свои времена он уже пережил.