Document
Об учёбе в Одесском вузе и оценках, которые можно выиграть в лотерею 

Мотива помешать или навредить вступительной кампании вуза, а уж тем более скомпрометировать или свергнуть кого-либо, нет. Историю, которую рассказала «Лоции» студентка университета имени Мечникова Кристина Шкрябина, стоит расценивать как «историю нарицательную». Это проблемы и «таинства» украинской системы образования в целом. И, как говорится, бой отвагу любит. Поэтому, полетели.  
 


Внимание зацепила статья Кристины Шкрябиной, которую студентка написала для всеукраинской ежедневной газеты «День». Если коротко, на День факультета журналистики в университете провели лотерею «пятёрок». То есть, купив номерок за 10 гривен, можно было поучаствовать в розыгрыше оценок. Такая себе шара или манна небесная для студентов. Казалось бы, благое дело. Но именно оно спровоцировало определенный бунт на корабле и критику в сторону администрации журфака. Дело стало публичным и обсуждаемым. А к нему подтянулись уже и другие интересные истории. Об этой ситуации мы поговорили с Кристиной – студенткой первого курса магистратуры факультета журналистики.
 

– Как и почему ты решила написать статью об универской лотерее во всеукраинское издание газеты «День»?

 

– Я думала, писать её или нет. Изначально я даже не поняла, шутка это или нет. Пошла на день факультета, хотя обычно не хожу, потому что не считаю необходимостью и думаю, что никто не имеет права заставлять ходить на такие мероприятия. В этот раз никакого принуждения не было, но была привлекательная акция, можно было получить автомат. Для меня это было какой-то несправедливостью. Я не могла понять, почему нигде в законе я не могу найти это как позволительную систему оценивания. В положениях университета тоже такого нет. Но лотерею провели.

 

Я пришла на это мероприятие, посмотрела, как студенты радуются тому, что получают оценки согласно рандому. И подумала, что есть смысл об этом написать. Я стала собирать комментарии, это было очень долго, практически два месяца. Люди просто отказывались комментировать. Студенты критиковали эту акцию, но сказали, что они не будут ничего говорить публично, потому что им еще здесь писать дипломы и они не хотят проблем. Плюс на носу была сессия... Но негативных реакций было достаточно много. 

 

– Тебе не кажется, что это немного попахивает снобизмом? Тебе что жалко, если кто-то получит что-то на шару?

 

–  Идея получить заветный балл – никак не плохая, если это балл, поставленный за знания и навыки человека. Потому что именно для знаний и навыков создали университет.  Если честно, то я не понимаю, какая разница, кто получает пятерки рандомно. Этот механизм в принципе не имеет никакого отношения к оцениванию знаний. Среди студентов ни один человек не говорил мне ни то, что эта статья бессмысленна, ни то, что она кому-то вредит. Наоборот, люди удивлялись, что я решилась написать статью и поддерживали меня.

 

– Проблемы на факультете исключительно с лотереей и в самом подходе к привлечению студентов к жизни универа? Или есть еще что-то? 

 

– Моим объектом материала была исключительно лотерея. Просто потому, что здесь были доказательства, было, о чем писать так, чтобы не быть голословным. Остальные вещи, как коррупция, я думаю это везде присутствует. У меня нет никаких доказательств и людей, которые бы хотели об этом говорить. 

 

Конкретно ко мне никогда не поступали предложения заплатить. Но мои однокурсники постоянно говорят, мол, вот это столько стоит, то столько стоит... Я слышала, что на филфаке ребята вообще скидываются! Для меня это была фантастика. Я говорю, ребята, как это? Вы ничего не скажете? Не пойдете в суд? Как это?

 

Но у нас другая есть еще история. Я четко вижу, что более лояльные к деканату студенты получают более высокие оценки. Например, одна студентка Настя Мирза написала пост на Facebook, о том, что на факультете коррупция, и сразу эту ситуацию стали обговаривать. Преподаватели говорили, мол, Настя, нельзя так делать, и разразился скандал. Настя удалила пост. И к ней, разумеется, потом выдвигали больше требований. Всегда можно найти способы, чтобы сказать, что она хуже подготовилась. Но лучше сидеть молча. Это общепринятая практика – меньше знаешь, крепче спишь, лучше сдаешь. 

 

Один из моих комментаторов в статье сказал, что на других факультетах также проводится подобная лотерея. Для меня это стало открытием. Декан также подтвердила, что журфак перенял опыт других факультетов. Я не знала об этом, и у меня не было идеи писать о других факультетах. Хотя это также интересно.     

–  А ты кстати уже столкнулась с каким-то давлением после публикации статьи? 

 

– Нет, негативного еще ничего не было. Меня это даже удивило. Может ничего и дальше не будет, даже с началом учебного года. Может они поймут, что лучше не реагировать на таких, как я, что это бесполезно, и мы пропащие. 

 

Еще история. Когда наш преподаватель Наталья Александровна Стеблина написала пост, о том, что она увольняется и больше не может работать в таком месте… Много студентов тогда поддержали, пожелали всего наилучшего. После чего с ними провели воспитательную беседу. Студентам сказали, что не стоит на такое реагировать, преподаватель был эмоциональным, он переживает и все в таком духе. Собрали всю нашу группу, но я не попала на ту воспитательную беседу. Она была вместо пары, это мне однокурсники рассказали. Такие воспитательные беседы практикуются на факультете. А я, например, после поста Стеблины сделала мем. 

Была такая беседа и со мной, когда я пришла брать комментарий (у декана фак. журналистики Е.А. Ивановой - ред.). Из часа беседы – 20 минут был комментарий, а остальные 40 – это были вопросы ко мне, зачем я пишу этот материал? А первый раз декан сказала, что она не может дать сейчас комментарий и ей нужно подумать над вопросами. И в итоге ее ответ, который есть сейчас в моей публикации – это то, что она прислала мне на почту. В личной беседе меня интересовали вопросы с какой целью проводилась лотерея? И на каких законных основаниях? Также был косвенный вопрос по поводу финансов. Я выбрала цитаты из комментария и отправила на подтверждение. В ответе декан заменила их на другие. И комментарий я опубликовала так, как она мне его отправила. Хоть многое в нём даже не было ответом на мои вопросы.

 

Меня удивил и комментарий Министерства образования Украины. Такое ощущение, как будто они работают только с бумажками, а не со студентами. Они зацепились только за коррупционную часть в этом материале. Если лотерея подразумевало взяточничество, то нужно обращаться в Нацполицию. Мой вопрос был о другом. Есть ли вообще в этой ситуации нарушение закона Украины, если да, то какое? Законно ли проведение такой лотерее для оценки знаний студента?

 

Понимаете, какая ситуация интересная. Изначально, эти 10 гривен собирали как бы за участие в лотерее, за них ты получал номерок. А потом оказалось, что эти деньги студсовет собирал, чтобы украсить зал на День факультета. Но стало мне это известно уже после моего информационного запроса в Министерство. Я переформулировала свой вопрос, но там сказали, что без нового запроса его не примут. А это ждать еще две недели.

 

Никто тебе по сути не говорит, что нет, не пиши или мы тебе не будем отвечать. Но все цепляются за такое огромное количество бюрократических мелочей. И чтобы написать даже такой небольшой и не самый серьезный материал, нужно приложить очень много усилий. Это меня удивило.  
 

– Может ты просто хочешь хайпануть на этой истории? Ведь твоя журналистская карьера только начинается? 

 

– Нет, мне незачем. Я и без этого всего работаю. Мне казалось, что это будет важно для студентов и преподавателей, которые там работают или планируют работать. Опасность была в том, что это могут воспринять неправильно. Но все равно, каждый воспримет это так, как захочет. И если просто молчать, то можно тогда вообще ничего не писать и не рассказывать. Могут подумать, что мы хотим сместить с поста декана. Что в прошлый раз студенты хотели сместить декана, и в этот раз они хотят того же. И что все это ради того, чтобы убрать этого человека с поста. Но у меня такой цели абсолютно нет.

– Ты вообще переживаешь за свой диплом магистра после выхода публикации в газете «День»?

 

– Переживаю только в том смысле, что я не знаю, кто будет моим научным руководителем. Насколько я знаю, по моей теме специалистов там больше нет. Это все, что меня волнует. Моя тема «Правый радикальный популизм в Европе в освещении украинских изданий». Раньше у меня была тема касательно войны в Сирии. И это то, чего мне не хватает в университете. Мне не хватает международной журналистики. Такая информация была только на парах у Стеблины, теперь и ее нет. По слухам, уходит еще одна преподавательница. И я не понимаю, кто это будет вести, кто на этом специализируется, и кто со мной будет работать. 

  

К тому же мне теперь совершенно нечего бояться, так как я изучила все положения этого университета. Например, там сказано, что преподаватель не имеет права занижать оценку за отсутствие на парах. И много чего другого. Мне абсолютно не страшно. У меня уже есть красный диплом и средний бал за прошлые сессии 100 баллов, не по всем предметам, но по факту все пятерки. Даже если мне где-то сейчас начнут занижать, я все равно буду знать, что сделала все честно. 

– Чего тебе не хватает в универе? И стоит ли оно того, чтобы учиться 4-6 лет в вузе именно журналистике? Ведь в эту сферу сегодня можно спокойно попасть без специального образования, как и во многие другие, по факту.

– Могу сказать, что денег не стоит точно. В смысле поступать на контракт. За границей, например, чем популярнее курс, тем он дороже. У нас журналистика считается довольно популярной. Но те навыки, которые ты здесь получаешь, они может быть и нужны, но не в самой профессии. Как по мне, у нас не хватает журналистики конфликта. У нас в стране война. Я очень редко что-то слышу об этом. 

 

Также для меня разочарованием стало то, что на факультете журналистики английский ведут один год. Я выбрала немецкий только потому, что его обещали вести четыре года. Но потом и его сократили до трех лет, но это я про свой поток говорю, может у других иначе. И нигде его попрактиковать не получается. Хорошо, что в этом году провели встречу с международной журналистской. А так… То есть, на курсах ты должен платить за изучение языка. И я, учась в университете, еще и должна находить время или вместо пар ходить на курсы. 

 

Еще я бы хотела, чтобы студент мог выбирать, на какие пары ему ходить. Ты сам собираешь свой образовательный чемоданчик и выбираешь те предметы, которые тебе нравятся. Сам себе составляешь программу. У нас такого нет. Но вообще это проблема большинства украинских вузов.
 

– А что у вас на журфаке в технологическом плане? Возможно, какое-то оборудование, практические занятие по съемке и видеомонтажу? Верстка? Создание и ведение сайтов новостных?

 

–  Нам показывали макбуки, мы на них смотрели. Я за ними не работала. Ребятам один раз посчастливилось за ними поработать. А вообще старые компьютеры, загружаются пять минут, ты сидишь, ждешь. На четвертом курсе был какой-то кусочек, даже я снимала ролик – «Жизнь универа...» или как-то так. У нас разделение такое было, что если ты в немецкой группе, то на телевизионную журналистику не попадаешь. А те ребята, которые попали, да, им дали в принципе разок подержать камеру. Проблематично было и то, что нас даже газеты не учили верстать. Этим занималась только Стеблина по собственной инициативе. Была еще мифическая кафедра пиара, рекламы и коммуникаций. Но у моей немецкой группы самих пар не было. Тоже только инициатива от Стеблины.

 

Если сравнивать с Юридической академией, у меня там подруга учится, то у них больше навыков, больше предметов для той же работы на телеке. Понятно, почему так и куда там ноги растут, но они хотя бы куда-то растут. Хотя там выше коррупция, насколько я знаю, и выше требования к тем, кто не платит. Но их пары более прогрессивные и задания им дают круче. Например, самому записать подкаст. У нас вроде тоже что-то такое пытаются практиковать, но это все единичные случаи. Ну и качество этого всего... Мне кажется, по стандартам зарубежных факультетов такие бы ролики, как мы тут снимаем, не смотрели бы больше 10-ти секунд...   
 

Делай, что можешь, с тем, что ты имеешь, там, где ты есть. И будет тебе счастье. Роптать мы все горазды, мириться, закрывать глаза и бездействовать тоже. Исправить же ситуацию или как-то повлиять – духу не хватает. Мы сами безвольно участвуем в шаре и не только по юности. Мы сами даём взятки и не только в универах. Мы сами...да только каждый читает и про себя говорит: «Я, конечно, не такой!». Посему, дождёмся работы нового парламента, дождёмся нового министра образования, дождёмся...