Document
Об отважном Юре и рок-лаборатории в Одессе

Да, раньше, если ты был музыкантом, ты должен был уметь быстро бегать. Ну или как минимум постоять за себя. Но против толпы особо не попрешь, и через пару секунд чуваки уже были в троллейбусе…


Раньше быть музыкантом было весело. Ну или хотя бы не скучно. Сейчас тоска смертная. Хочешь зеленые волосы? Не вопрос. Хочешь ирокез? Та без проблем. Сейчас все так ходят. Будешь всего лишь одним из толпы. А вот когда-то тебя просто за длинные волосы могли бить долго и больно. Возможно ногами. Даже если ты из группы «Трэш-Машина».

 

«Трэш машина», конечно, одна из немногих культовых групп, которые породила земля одесская, бесконечно далекая от рок-н-ролла. В Москве была «рок-лаборатория», породившая немало отличного андерграунда и всякой новолновой ереси (очень, кстати, актуальной для своего времени). В Питере был «рок-клуб», который более остальных виновен за появление «русского рока» как явления. В Одессе же был и «Рок-клуб», и «Рок-лаборатория», которые кардинально отличались друг от друга.

Одесский рок-клуб – это было такое довольно комсомольское рок-движение. Чтоб туда попасть, надо было прослушивание какое-то проходить, петь про траву у дома, жюри и всякое такое. Рок-клуб породил целую кучу довольно вторичных групп, играющих тяжелый хард. Одесская рок-лаборатория была абсолютным андерграундом. Все рок-отбросы так или иначе стекались именно туда. Стас Подлипский, «Трэш-Машина», «Монте Кристо», «Вертикальная улыбка» начинали именно там. С «Монте Кристо» кстати отличная история произошла: они сначала вошли в рок-клуб, потом дали несанкционированный концерт в Ильичевске, в рок-клубе об этом прознали и их сразу выгнали. Так они и попали в одесскую рок-лабораторию. Но речь не о них, а о «Трэш-Машине».

 

Так вот, «Трэш-Машина» была по-настоящему крутым составом. Во-первых, их выпустили на виниле еще тогда, в начале 90-х. Кроме них из одесских групп на тот момент на виниле выходил только лонгплей группы Максима Ланде «Кошкин Дом». Во-вторых, они объездили весь Союз вместе с «Коррозией Металла». О них до сих пор помнят, и любители жанра ценят их максимально. Но это все было потом. А в конце 80-х – начале 90-х они просто играли свой трэш и угар у Юры Пальца в рок-лаборатории.

 

Юра Палец сам по себе персонаж легендарный. И, безусловно, он был очень нужен этому городу в те времена. В том числе Юра обладал незаурядными менеджерскими способностями. Именно он выбил для «Трэш-Машины» их первую поездку в Польшу. Дело это было не простое, бюрократической волокиты было очень много. Но вот настал день, когда Юра пришел на базу с папкой бумаг.

 

— Все, ребята, готовьтесь к поездке! Польша ждет! — и он похлопал по пухлой от бумаг папке.

 

Конечно, тут же прекратились все репетиции, и чуваки пошли это дело хорошенько отметить. А происходило это все в том самом круглом доме, который был очень красив до того, как его «отреставрировали», превратив в пошлейший памятник безвкусицы под названием ТЦ «Афина». В общем, музыканты на радостях вываливаются из этого здания прямо на площадь Мартыновского (ныне Греческая), аккурат попадая в неслабую такую компанию гопоты. Те видят длинные волосы, общий неформальный вид, инструменты, и начинают:

 

— Что, металлисты, да? А что с волосами, бабы, что ли?

 

Стало понятно, что намерения у жлобов серьезные. А там как раз когда-то была конечная 9 троллейбуса, который как раз загрузился и собирался отъезжать. До остановки было метров 50, и музыканты, переглянувшись и все поняв без слов, рванули туда. Да, раньше, если ты был музыкантом, ты должен был уметь быстро бегать. Ну или как минимум постоять за себя. Но против толпы особо не попрешь, и через пару секунд чуваки уже были в троллейбусе.

Гопоту это сильно разозлило. Они тоже подбежали, двое братков сняли рога троллейбуса с проводов, остальные окружили машину. Отступать они явно не собирались. Юра передает папочку с бумагами барабанщику, Олегу Збивке, со словами:

 

— Я сейчас. Папку береги, как зеницу ока!

 

И гордо выходит из троллейбуса, обращаясь к гопоте:

 

— Ну что, вот он я! Кто первый?

 

Тут надо заметить, что Юра был из тех редких неформалов, кто мог за себя постоять. Очень даже мог. Но жлобов было реально много, поэтому Юра выбрал следующую тактику: он просто бегал вокруг троллейбуса, периодически останавливаясь и вырубая ближайшего противника. Конечно, в конце концов его догнали, завалили и били. Долго и больно. И именно ногами. Но немало человек Юра тоже неслабо отоварил. Нормальный был бой. Мужской.

 

А на следующий день пришла делегация от этой компании гопоты. Сразу дали понять, что просто зашли пообщаться. Извинились. Сказали Юре, что он «настоящий боец», «вел себя, как мужик» и что у них к ним не будет больше никаких претензий никогда. И вообще «если какие неприятности, пацаны, вы нас зовите! Все решим!».

 

Такие были времена. Такие были нравы. Драки с местной урлой после рок-концертов были обязательной программой. Если ты любил музыку, ты должен был уметь отстоять свою любовь на улице. Сейчас, конечно, нет уже ни улицы, ни жлобов, ни площади Мартыновского, ни круглого дома, ни металлистов. Да и рок-музыки особо-то и нет. И от города в общем-то ничего не осталось. Так что можно расслабиться и не вести себя, как мужик.