Document
Не по дням, а по часам: об исчезновении архитектурного лица Одессы

Участившиеся обрушения зданий старого фонда Одессы – это наши грустные реалии. И этому есть несколько причин – и халатность городских властей по отношению к архитектурному облику городу, и полное равнодушие одесситов – либо готовых покупать квартиры с видом на Оперный и Дерибасовскую, либо надеющихся, что их это не коснётся.



Масонский дом, доходный дом Асвадурова, дом Шестовской и Новомиргородской Московской биржевой артели, весь Деволановский спуск, список можно продолжить – это надгробные памятники утраченных памятников архитектуры. И их количество только будет увеличиваться. Ведь есть спрос на жильё в историческом центре, есть лояльность Одесского ГАСКа, есть «слепота» чиновников, отдающих земли под застройку. И, что бы ни говорили о «жутком старом фонде», все эти здания построены из ракушечника – плотного и долговечного материала, который способен простоять не одну сотню лет, но с тем условием, что за ним будут следить и ухаживать. Ну, собственно, как раньше и было – домовладелец в XIX веке обязан был раз в десять лет проводить капитальный ремонт здания. Так, в принципе, и сохранили исторические здания в Европе. А в Одессе они падают.
 

Любое здание, по словам архитектора Николая Чепелева, это система определённых конструкций, которые находятся в определённом балансе. Естественно, рано или поздно возникают различные проблемы с конструктивной схемой: где-то дом немного просел, где-то прогнила балка. И в результате здание находит новый баланс и продолжает устойчиво стоять. Но это не касается резких значительных изменений, которым подверглось, к примеру, здание биржи на углу улицы Канатной и переулка Нахимова. Там «реконструкторы» вырубили два новых проёма и намеренно уменьшили площадь несущей конструкции. Этого оказалось достаточно для того, чтобы стена не выдержала и рухнула. В случае с домом на Торговой, рассказывает архитектор, обвал произошёл из-за просадки грунта во время демонтажных работ на месте бывшей бани. 

 

Практически все здания дореволюционной постройки находятся в состоянии, требующего внимания и ремонта. Эксперт сравнивает их с подержанным автомобилем, за которым, чтобы он исправно ездил, нужно постоянно присматривать. Так как многие здания старого фонда – это многоквартирные дома, то в теории за ними должны ухаживать именно собственники, но учитывая сегодняшние реалии, у людей денег на это нет. Поэтому сейчас можно было бы разработать модель взаимодействия жильцов с городскими властями, а именно – разделение финансового вопроса на две стороны. Так, например, во Львове запрещено устанавливать метало-пластиковые окна в старом фонде. Но если заменить всё же надо, то работает программа поддержки ЮНЕСКО, городской власти и самых собственников. Возвращаясь к Одессе, ни для кого не секрет, что в исторической части расположено много памятников архитектуры местного и национального значения, которые, соответственно, должны охраняться государством. Однако на деле добиться помощи от мэрии сложно – нужно пройти через все круги бюрократического ада и не факт, к сожалению, что это прохождение даст результаты. Ведь все помнят отношение властей к архитектурному наследию города в скандале двухлетней давности, когда коммунальщики целенаправленно сбивали лепнину с дома Либмана. А впоследствии и не только с него. 

Краевед Александр Бабич с ситуацией архитектурного наследия города знаком не понаслышке. Он – директор экскурсионного агентства, поэтому ему и его сотрудникам гости города первыми регулярно задают вопросы о «потерянной архитектуре». По его мнению, одной из основных проблем такого состояния старого фонда является отсутствие нормально функционирующей организации, которая контролировала бы эксплуатацию жилого фонда. Тогда у Одессы мог бы появиться реальный шанс уменьшения случаев по пристройке к памятнику архитектуры всяких пластиковых балконов, нелепых мансард и жутких веранд, которые появляются в обход закону. И, кстати, часто являются причиной ухудшения общего состояния дома или здания по соседству. 

 

Ещё одна не менее важная проблема – это увеличение количества строительства высотных зданий в историческом центре. На площади Льва Толстого, улицах Греческой, Малой и Большой Арнаутских, Базарной, Пантелеймоновской, Екатерининской и … список можно продолжить. Так вот, когда возле исторического здания забивают сваи будущего бетонного гиганта, памятник архитектуры попросту не выдерживает нагрузки и начинается деконструкция. Одним из ярких примеров этого года стали скандальные работы на Военном спуске. Там ради строительства высотного жилого дома, которое изначально проходило как «укрепление склонов», экскаватор подрезал склоны, на которых находится улица Гоголя. Тогда под угрозой уничтожения оказались несколько памятников архитектуры, среди которых и дом Шемякина, и аварийный дом Гоголя и всеми известный дом с атлантами. Работы остановили, но в департаменте архитектуры Одесского горсовета, судя по всему, так и не поняли, что пошло не так. У нас почему-то руководитель Управления государственного архитектурно-строительного контроля Одесского горсовета Александр Авдеев вообще не замечает, что что-то в Одессе не так. А вот, если уже здание всё же рухнуло, то тогда можно и экспертизу провести, мол, чего это оно вообще упало и может всё равно ещё жилое?

И на перечисленных зданиях, разрушенных не столько из-за времени, сколько из-за всеобщего равнодушия, к сожалению, история не завершится. Дом, в котором жил Владимир Жаботинский, расположенный на улице Еврейская, 1 уже приобрёл новые трещины – там по соседству строится большой жилкомплекс на месте бывшей Чайной фабрики. Какая будет реакция Израиля, когда дом идеолога движения сионистов-ревизионистов разрушится, неизвестно. А вот реакцию одесских чиновников просчитать несложно. Такая же история может повториться и со зданием бывшего молельного дома рубщиков кошерного мяса на Малой Арнаутской 46А – там сейчас находится еврейский центр «Мигдаль». Возле него ещё одна недобросовестная строительная компания планирует возвести новый дом. Идёт строительство и возле бывшего Артиллерийского училища – там пошли трещины у соседних зданий. На глазах растёт и бывшее одноэтажное здание на Базарной – там владелец пообещал просто реконструкцию, а в результате это настоящая высотка, причём совершенно неэстетичная, для центра Одессы. И это далеко не все проблемные точки Одессы. По мнению Александра Бабича, если не остановить застройку исторической части Одессы, то потеря архитектурного наследия неизбежна в очень быстрой динамике – в течение четырёх-пяти ближайших лет. 

Поэтому сегодня среди неравнодушных идут обсуждения о том, как можно помешать такому бессмысленному и беспощадному уничтожению. И единственное, что кажется реальным – это не молчать и проявлять гражданскую позицию. Потому что недобросовестным строительным компаниям всё равно, где живёте вы – они застроят и двор на Таирова или Посёлке, и легко снесут дома Молдаванки и Слободки. И вот тогда уже будет поздно возмущаться.