Document
Об Одессе и 150 архитекторах-реставраторах на всю страну: интервью с Анатолием Изотовым

Как спасать памятники недвижимого культурного наследия во всей Украине и в Одессе в частности, если на страну всего 150 специалистов, а на реставраторов больше не учат? Эту критическую ситуацию озвучил Анатолий Изотов – киевский архитектор-реставратор, который пытается добиться возвращения этой специальности в украинские ВУЗы и последние четыре года занимается вопросами сохранения культурного наследия Одессы


Анатолий Изотов предложил ввести специальность «195 - Реставрация памятников недвижимого культурного наследия» в высшие учебные заведения Украины. Ещё весной на сайте Президента появилась первая петиция его авторства с требованием вернуть подготовку специалистов в этой отрасли. Но документ не собрал нужное количество подписей. 

 

Тогда Анатолий решил продолжить борьбу: на сайте появилась новая петиция, а сам он поехал в Киев, чтобы попытаться решить этот вопрос на государственном уровне. Дело в том, что спасать памятники архитектуры практически некому. В Украине от силы 150 профессиональных архитекторов-реставраторов, при этом зарегистрированных объектов культурного наследия – более 130 тысяч, а есть же ещё большое количество памятников старины, которые на государственном учёте не стоят. Об исчезновении этой профессии, современных методах работы и проблемах отечественной школы реставрации рассказывает архитектор-реставратор и кандидат архитектуры Анатолий Изотов.

Предыстория 

Профессии реставратора обучались и ранее, и она была юридически закреплена. Но, скажу откровенно, обучали по-разному: и хорошо, и плохо. Некоторые просто не обучали, потому что в ВУЗах не было, и нет на сегодняшний день, такой критической массы специалистов-реставраторов. А ведь те, кто готовы читать предметы по этой специальности, в первую очередь, должны быть практиками, а практики в большей степени зарабатывают и живут за счёт своей работы, не касающейся обучения, поскольку зарплаты в ВУЗах не столь высоки.Поэтому они либо работают на объектах и не успевают читать предметы, либо же только преподают, но практики уже не имеют. Некоторые не выдерживают и уезжают за границу. 

 

Подготовку архитекторов-реставраторов ликвидировали в 2015 году. Каким путём? Она просто исчезла из списка специальностей. Если мы возьмём реставрацию в исторической плоскости, она возникла 8 мая 1946 года, когда был создан Республиканский специализированный трест по строительству монументов и реставрации памятников архитектуры «Будмонумент». Он реализовывал практическую деятельность в сфере архитектурной реставрации. Со временем сформировались производственные мастерские, при них - проектные отделы, появились проектные институты, существующие и сегодня. А потом, когда Украина стала независимой, всё это начало сворачиваться, все мастерские были ликвидированы. Проектные же институты пока более-менее выживают. Они не закрываются, но им тяжело. И специалисты, особенно молодые, не пойдут на незначительные зарплаты, которые им предлагают. Раньше профессиональных сотрудников готовили при производственных мастерских и их проектных отделах, при институтах воспитывались новые поколения архитекторов, инженеров, конструкторов, химиков-технологов и других специалистов.

Почему эта профессия необходима

Подготовка специалистов необходима, потому что памятников архитектуры у нас более 130 тысяч. И это только официально взятые на государственный учёт, а старинных зданий, которые не взяты на учёт государством, и того больше.

Как обстоят дела со специалистами на сегодняшний день. Что предусматривают петиции

Специалистов всегда следует рассматривать в двух векторах: первые – это исследователи и проектировщики, вторые – производственники. Сегодня обеспечить каждый объект высококвалифицированными специалистами в полном объёме практически невозможно. И главным звеном сегодня должна стать подготовка именно архитекторов-реставраторов, которые через 10 лет станут главными архитекторами проектов. Поэтому петиция как раз о них.

 

Подготовка должна быть направлена на то, чтобы архитекторы-реставраторы могли разбираться и вести исследовательские и изыскательные работы, проектировать и руководить проектными коллективами, вести дальнейший авторский надзор и научное сопровождение реставраций. Второй кластер – те, о ком сейчас мало говорят на верхах, но те, нехватку которых чувствует каждый – это производственники. То есть люди, которые фактически выполняют работы на памятниках старины. Набрать, к примеру, группу высокопрофессиональных художников-реставраторов на одном объекте (скажем, для восстановления росписей интерьеров Воронцовского дворца) проблематично, а в контексте количества памятников это из области фантастики. Поэтому в данном случае следует говорить о необходимости подготовки бригадиров: высококвалифицированных специалистов, которые будут руководить бригадами художников, затачивая их под реставрацию. Но и тут следует отметить, что закрытие в своё время в стране ПТУ привело к потере узкоспециализированных специалистов-прикладников – столяров, паркетчиков,лепщиков, альфрейщиков и так далее. Специалисты пока ещё имеются, но их очень мало и собрать их на одном объекте в одном коллективе практически нереально. Уважающие себя специалисты либо держат планку по стоимости работ, потому что они знают себе цену, либо уезжают. Потому на сегодня очень много тех, кто себя называет такими специалистами, не будучи ими по факту. Качественный результат таких работ мы все видим

В то время, как сами здания разрушаются, им марафетят фасадики… Это провал государственной политики, когда реставрация сводится к дверям, окнам или покраске фасадов. Это нельзя выдавать за реставрацию.

Проблема, что готовить специалистов сегодня некому. Многим очень выгодно, что их нет. Ведь специалист не даст сделать плохо, не даст украсть деньги, фальшивить на работах, будет контролировать и мониторить весь процесс до самого введения объекта в эксплуатацию. 

 

Подготовка специалистов – это одна из ступенек в большой реформе всей сферы, как охраны, так и сохранения культурного наследия. Это и создание Агенции по вопросам недвижимого культурного наследия при Кабинете министров Украины, которая будет формировать и реализовывать государственную политику в этой сфере, и полный пересмотр законодательной базы. Это позволит, кроме всего прочего, начать системное планирование, как по госзаказу в специалистах, так и в самой реставрации, её контроле. На сегодня же системным планированием это назвать невозможно. Ведь отчёты о количестве реставраций не означают их реальное количество. В итоге государство проводит работы хаотично и точечно, по мере наличия проблемы, не формируя стратегических планов по реставрации. А почему реставрируют этот объект, а не тот? Наверное, потому что первый находится в границах туристического маршрута, а второй - за углом, его не видно. Хотя он тоже памятник старины и нуждается в реставрации.

 

Возвращаясь к правовой базе, она не даёт возможности оперативно выполнять работы на памятниках. Двоякая трактовка законов приводит к формированию коррупционных схем, которые не идут на благо памятников, поскольку значительные финансы, которые могли бы быть потрачены на их сохранение, идут в никуда.

Какие специалисты на самом деле нужны

Мы сегодня не говорим о возвращении специальности. Мы говорим о её создании, поскольку памятников по видовым категориям намного больше. То есть мы создаём специальность по реставрации памятников недвижимого культурного наследия. Чтобы будущие специалисты могли свободно и профессионально заниматься сохранением и памятников градостроительства, и истории, и археологии, и монументального искусства, и садово-паркового искусства. Это огромный спектр, он требует не специализации, то есть курса лекций, а программной всесторонней подготовки специалистов. Чтобы такой архитектор-реставратор, пребывая на любом этапе выполнения работ, мог наравне общаться с любым специалистом, который находится вне его основной компетенции –  с генпланистами, геодезистами, архивариусами, музееведами, конструкторами. Постепенно они будут становиться главными архитекторами проектов, координируя работу коллективов, задавая профессиональную генеральную линию вопросов реставрации. Не текущих ремонтов, которые сейчас массово идут по всей по стране.

Что и зачем реставрируют в нашей стране и к чему это приводит

В то время, как сами здания разрушаются, им марафетят фасадики. Или реставрируют двери и гордятся, что это круто. Да, это круто на уровне волонтёрского движения, но на уровне страны – это провал государственной политики, когда реставрация сводится к дверям, окнам или покраске фасадов. Это нельзя выдавать за реставрацию. Поэтому в своё время в нормативном документе по реставрации мы ввели такое понятие, как «реставрационный ремонт», чтобы больше не было манипуляций с реставрацией. То есть по сути – это ремонт, но ценовая политика реставрационная, позволяющая использовать именно реставрационные материалы. Итог – ликвидация неправомерного и переизбыточного использования финансов, которые могут пойти на другие объекты. При этом качество материалов на ремонтируемых зданиях увеличивается, что, при грамотной работе специалистов, позволит проводить такие работы реже. 

 

 

В Одессе есть специалисты, которые рассматривают здание-памятник как объект реконструкции… Сносят всё, что можно снести, оставляют один кирпичик и говорят, что это ещё памятник, потому что кирпичик стоит. Это, конечно же, не реставрация. Но Одесса в таком подходе, увы, не одинока.

Какие здания в первую очередь требуют реставрации 

Нельзя сходу сказать, какие именно. Как уже говорил – это вопрос планирования и создание на местах государственных подразделений, таких как, например, Служба главного реставратора, которая должна напрямую подчиняться Агенции по вопросам сохранения недвижимого культурного наследия. Подобная служба должна планировать работы и их финансирование, определяя, какие объекты требуют консервационных работ, какие реставрационных, какие противоаварийных и так далее.


Кроме того, если мы говорим о качестве работ, то названная Служба должна иметь в своей структуре Комплексные архитектурно-реставрационные мастерские, которые могут выполнять разные виды работ на памятнике. При этом появляется полноценный контроль за качеством работ. Да и специалист, который получает стабильно хорошую зарплату, не будет думать про то, где ему хлеб завтра купить, а будет полностью в своей работе.

Сколько в Одессе грамотных реставраторов

Производственников почти нет. В Доме Руссова были мастерские, их больше нет. Те специалисты, которые сейчас остались – они больше занимаются «работой на дому». Большим компаниям реставраторов содержать не выгодно: с одной стороны, они стоят соответствующе, работы не каждый день, а если и есть, то специалист на первое место ставит качество, а не сроки, которые как правило сходятся к памятным датам. Или ещё лучше ко Дню города – показав весёлую картинку, полностью отбросив качество работ.

 

По поводу проектировщиков – есть несколько. Некоторые из них реставраторы, остальные – реконструкторы. Они рассматривают здание как объект реконструкции, в котором максимум, что может быть ценно – какой-нибудь фасад и всё. Они смотрят на здание, как «на своё», сносят всё, что можно снести, оставляют один кирпичик и говорят, что это ещё памятник, потому что кирпичик стоит. Это, конечно же, не реставрация. Но Одесса в таком подходе, увы, не одинока.

Про петицию

Осталось около 80 дней до окончания сбора подписей.  А подписали её примерно 700 человек. Это ни о чём. Практически так же, как и в прошлый раз. Главная надежда остаётся на государственную политику.

Что говорят в Министерстве строительства

Мы поставили вопрос о возвращении подготовки архитекторов-реставраторов. Одновременно с коллегами состоялась встреча в Минрегионе и по поводу введения сертификации именно архитекторов-реставраторов. Потому что люди, которые вчера проектировали коттеджи, получают сертификаты, тем или иным методом, и в результате занимаются памятниками. В итоге Минрегион, в продолжение наших предложений, выступил с предложением сертифицировать архитекторов-реставраторов, технологов-реставраторов и т.д., чтобы сертификаты получали специалисты, а не случайные люди, которые прошли рядом, потрогали рукой или вообще никогда не видели памятников, но получили сертификат и говорят, что они «реставраторы». Но следует отметить, что первая петиция подняла проблематику сферы на всех уровнях. И обратная связь появилась. Встречи в Киеве ещё состоятся. Это пока вопрос открытый. Как только всё решится, то будете первыми, кому об этом расскажу. Пока же продолжаем работать с коллегами по данному и иным вопросам сфер правовой охраны и профессионального сохранения недвижимого культурного наследия.

Подписать петицию о создании специальности «195 – Реставрация памятников недвижимого культурного наследия» в высшие учебные заведения Украины можно здесь.