Document
Об Одессе, её возрасте и мифе: точка зрения Анны Мисюк

Владимир Вятрович сообщил, что Институт национальной памяти инициирует пересмотр даты создания Одессы, «которая имеет гораздо более давнюю историю, чем конец XVII века». Этот вопрос активно обсуждался ещё в 2015 году. Сегодня мы публикуем мнение одесского краеведа Анны Мисюк, говорившей о том, что «600-летие Одессы – это неинтересно». Так она считала четыре года назад, так же думает и сегодня.


Одесса, несомненно, украинский город. Она находится на территории Украины, является одним из областных центров Украины. Конечно, она украинский город.

 

Берёт ли Одесса своё начало от украинского поселения Коцюбеевка

 

Ну, вообще-то, польско-литовского поселения. Если мы предположим, что это правда — то, что написано в хронике Яна Длугоша и написано гораздо позже 1415 года — то в любом случае, это было польско-литовское княжество, Речь Посполитая. Потом идёт Хаджибей, который был под крымско-татарским, а потом — Стамбульским владычеством. Но еще в VI веке до новой эры на этом месте была греческая колония Истриан. Почему бы не считать с этого времени?

 

Я думаю, что если строго придерживаться истории, то особо украинскому национализму тут не разгуляться. И самое главное — это желание противопоставить ну хоть какой-нибудь проект, так сказать, «имперскому» проекту. Тут такой полемический задор.

 

Но сейчас история вообще стала «служанкой двух господ»: с одной стороны, политики, а с другой — индустрии развлечений. Я разговаривала с людьми из группы «Одессе — 600», они в основном напирают на то, что просто хотят праздника: «Ну, еще один праздник — делов-то». То есть почему бы не придумать какую-нибудь историческую дату, которая будет и политике полезна, и людям приятна — обогатит индустрию развлечений.

 

На счёт языкового вопроса

 

В Одессе всегда говорили на разных языках. Так, Жаботинский ещё застал здесь людей, разговаривающих по-гречески и по-итальянски. Русский язык был вовсе не обязателен для многих одесситов довольно долгое время. А по поводу украинского – ещё в 1834 году в Одессе вышла книга на украинском языке — значит, было, кому ее издать и кому читать. Есть одни из первых записок (XVIII век) о нашем регионе — не так, чтобы совсем Одесса, но ее окрестности — записки запорожца Коржа.

 

Эти вопросы, с моей точки зрения, неинтересные — они простые, я могу на них очень просто отвечать: то датой, то одним упоминанием, то другим, то одного десятилетия, то другого. Но я не вижу, почему из этого должен вырастать конфликт — ни из записок запорожца Коржа, ни из деятельности Ришелье или Маразли, ни из значения для развития одесского порта греческих или еврейских негоциантов. 

 

Современный конфликт из всего этого не происходит. Кто хочет, пусть празднует 600-летие. Я в него не верю, потому что мне про него ничего не известно. Нет воплощения этой идеи — нет археологии, нет исторических данных…

 

Как подсчитывают возраст того или иного города 

 

Принято так: если в этот город развилось это поселение… Ну, например, Берлин — город Медведя — он вырос из определенной пристани и в какой-то момент получил статус города. Немцы упоминают, что он вырос из этой пристани, но Днём города считается день, когда он получил статус города. А вообще, кто как хочет, так и считает.

 

Хаджибей, Коцюбей… это просто неинтересно. Такие поселения возникали, исчезали... Это место было обитаемо очень давно. Здесь еще античные камни находят… их-то как раз находят, а от Коцюбеево ничего не осталось. Это были очень незначительные пункты, они не имели ни своего характера, ни своей цели.

 

Кстати, вот интересная история. Жил да был в XVII веке в Англии такой юноша — Джон Смит. Юноша был авантюрный, в 15 лет сбежал из дому и отправился в Голландию, которая как раз сражалась с Испанией за свою независимость. Он тоже сражался и попал в плен к испанцам, а затем был продан в рабство в Турцию. Молодого раба присмотрела для себя хозяйка дома, у которой муж был в отлучке по торговым делам. Родственники всполошились — муж вернется, и всем не поздоровится. И раба под каким-то предлогом отправили к дальнему родственнику, который в это время нес службу в самом отдаленном турецком поселении на Черном море. Оттуда молодой человек бежал, долго пробираясь через нетронутые скифские степи. Вернулся в Англию, но не угомонился и опять отправился в экспедицию — в Северную Америку. Там он оказался первым комендантом уцелевшего форта, который положил начало английскому освоению Северной Америки. Условно говоря, он — один из основателей Соединенных Штатов Америки. Ну, а теперь вопрос — где он мог находиться на берегу Черного моря? До Крыма он не добрался, судя по его запискам. Ну, а самой дальней крепостью Турции был Хаджибей… Так почему бы нам вообще не считать, что именно отсюда, из Одессы, берет свое начало Америка?

 

Люди хотят искать — пусть ищут, может, они найдут что-то значительное… Но мне интересно другое — то, что сделало Одессу культурным феноменом.

 

О национальности культурного феномена Одессы

 

Одесский культурный феномен в том-то и заключается, что национальности он не имеет. Одесса стала городом-новацией. Я вот видела в Facebook ликование, что наш украинский проект берёт верх над имперским проектом. Это неправильно, потому что весь культурный смысл Одессы как раз в том, что она не имперская. Одесса не вписывалась в имперский проект. Да, политическая воля России простиралась до этого берега. Но если бы она только простиралась, то мы бы сейчас говорили не об Одессе, а о Николаеве, Херсоне или Севастополе… Чувствуете? — совсем другое дело. В Одессе осуществился внеимперский проект. И вот это интересно! И вот это значимо!

 

А те, кто говорят о 600-летии Одессы не понимают, что Одесса нужна Украине — не Коцюбеево, а именно Одесса. Реальность, мне кажется, все-таки важнее фантомов, пусть даже самых сочувственных национальной идее. Они обедняют страну, в которой живут. Я повторюсь — ни Коцюбеево, ни Хаджибей, ни Екатерина, ни Ришелье, ни Павел не предполагали того города, которым стала Одесса. Кстати, тот же Павел после смерти Екатерины собирался оставить здесь просто порт-де-релаш — стоянку, где могут укрываться от штормов корабли, зайти на срочный ремонт суда, не более того. То есть сторонникам «Одессе — 600» не пришлось бы сегодня даже копья ломать…

 

Об одесском мифе

 

Мне часто приходится слышать от молодых людей: мы боремся с одесским мифом. Ребята, что это за битва муравья с готическим стилем?! Что это вообще такое — с мифом бороться?! Вы задумайтесь — миф же появляется не случайно. «Мы сейчас придумаем новый миф» А ну, попробуйте. Я хочу на это посмотреть. Вы можете придумать новый политический слоган, но не миф. Одесса действительно такое обиталище городского мифа. Далеко не все города удостаиваются иметь свой миф. Или, например, говорят: «Вот почему все думают, что Одесса город бандитов. Не было здесь никаких бандитов. Вот я вам покажу полицейский архив». Но не в этом же дело! Одесса обладает этой «славой» не потому, что здесь совершали больше уголовных преступлений. Есть в этом какой-то другой смысл. И, конечно, не Бабель это придумал. Ведь есть книги об уголовниках Киева, уголовниках Москвы — причём, в тот же самый период, о котором Бабель писал в «Одесских рассказах», но почему-то у этих городов не появилось такой криминальной славы. Так подумайте именно об этом — в чем культурный смысл этого мифа? Одесса — это город, который жил и строился по своему культурному вектору — вопреки той империи, на территории которой родился. Именно поэтому, благодаря культурному вектору, получилось такое чудо, когда вся страна катилась назад, чудо из-за сопротивления. Чудо, которое врастает в какие-то трещины, которое не подчиняется ни законодательству, ни общей парадигме, а рождает свою парадигму, свою форму деятельности, форму отношения, форму коммуникаций.
Может, поэтому одесситу так было свойственно всегда улыбаться, потому что он всегда видел жизнь с двух сторон — как положено и как стоит жить.

 

О «не любви» к Одессе

 

Но, к сожалению, всё больше людей просто не любят этот город. Мы это видим на примере того, как переделали Аркадию.

 

Вот почему этот полемический задор вокруг «Одессе — 600» мне показался странным. Это упоминание в конце XV века в хронике Длугоша о том, что из Коцюбеево в Константинополь был отправлен хлеб — оно давно известно. Никто этого не скрывал. Если открыть монографии об Одессе, оно всюду упоминается, и в краеведческом музее есть эта информация.

 

Но есть то, самое важное, из-за чего я не согласна с этой группой «Одессе 600». У них очень активная не любовь к городу. Именно так — раздельно — «не любовь». Им это пространство безразлично. И если бы из Одессы завтра получились вторые Черкассы, Сумы или Ровно, их бы это устроило. А я не понимаю, зачем Украине вторые Черкассы или Сумы.

 

Оригинал

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Похожие Теги: мнение
Поделиться:

Другие материалы