Document
Об Аркадийской аллее в Одессе сегодня: Михаил Бейзерман VS Стефан Гуртовой

Шесть лет назад в Одессе торжественно открыли обновлённую Аркадийскую аллею. За эти годы много всего произошло, но споры по поводу того, хороша она или нет, продолжаются. 


Что одесситу хорошо, то потом ему и плохо. В этой поговорке так много смыслов, что сначала кажется, будто их там вовсе нет. Впрочем, про Аркадию такого не скажешь. Скорее, наоборот – одесситы вполне осознанно разделились на симпатиков нового проекта и противников. Мы решили узнать более подробно, чем же новая Аркадия нравится горожанам, а чем – нет.
 

Михаил Бейзерман

продюсер, ведущий, одессит

Стефан Гуртовой

урбанист, архитектор, одессит

Михаил Бейзерман

Вот эта новая аллея, которую сделали – да, она мне нравится, она хороша. Сейчас я там бываю крайне нечасто, а вот вся молодость у меня прошла на плитах, на пляже. И мы туда добирались на 5 трамвае, проходили через всю срань-рвань и ошмётки пальм, и шли на плиты, выпив по дороге пива. Знаменитая атмосфера Аркадии – это не про меня. Память о красивых пейзажах советского курортного отдыха времен старика Хоттабыча никогда меня не трогала. В детстве у меня была тайная мечта, что при входе или выходе в/из Аркадии маленькому Мише Бейзерману купят мититеи в тарелочке из фольги, с каплей томатного соуса, который кетчупом, конечно, не был. И вот это мне нравилось. Мититеи и толпа на аллее – это старая Аркадия.

А новая аллея мне нравится, потому что похожа на одно из моих самых любимых мест на планете – на приморскую площадь в Нетании, которая заканчивается широким выходом на пляж. Можно сказать, что они сделали один в один, как сделано в Нетании, а мне там комфортно. Там много скамеечек, там много людей, там собираются пенсионеры, которых привозят на каталках сиделки-филиппинки. Тут кучка старых пожилых евреев, дальше кучка филиппинцев, какой-то молодняк, дети катаются на скейтах, самокатах, люди сидят, курят, едят мороженое, пиццу. То есть когда вокруг места, которое притягивают людей, появляются харчевни, магазинчики, бутики – это нормально. Это комфортно. Значит, люди там покупают. Если бы там ничего не продавалось, их бы там не было. То есть это нормальный, современный выход на городской пляж. Но как только доходишь до конца, и там вправо-влево – снова начинается Ялта-1979.

Стефан Гуртовой

У меня лично самая большая претензия к новой Аркадии метафорическая. Аллея Аркадии – это транзитная буферная зелёная зона между конечными транспорта и морем. В ощущенческом смысле работало идеально: ты приезжаешь на конечную, у тебя зелёный променаж, а дальше – море. Вот это впечатление, это ощущение – оно полностью уничтожено. Вот эта традиционная буферная зона между городом, где мы все работаем, и морем, где мы все отдыхаем, нарушена. Вместо него появился шум города. Представьте, что вы идёте по Дерибасовской, и тут же спускаетесь на берег – отдыха будет гораздо меньше. Всё-таки у нас центр города, сохраняющего функции делового, не имеет выхода к морю. На Ланжероне этот выход через парк, а дальше – у нас выход через склоны. Это уже на каком-то одесском архетипическом уровне появилось, что у нас есть вот эта «дорога к морю». Переход. Которого в Аркадии не стало.

Если вспомнить первые обсуждения и визуализации, всё было приемлемо. Хотя уже и на тот момент деконструктивизм – острые клумбы и так далее – был устаревшим и неактуальным для мировых тенденций, но для «наших провинций» в принципе было вполне норм. Но они поменяли проект, вставили туда аквапарк, которого, если я не ошибаюсь, изначально там не было, а на его месте был просто луг, зелёная зона. И, конечно, вся композиция угловатых «белых льдин», которые должны были по всей видимости опять же метафорически охлаждать «разгорячённые сердца туристов», совсем перестала работать. Когда её только построили, выглядело это всё крайне неряшливо, зелени не было вообще, «охлаждающие льдины» быстро стали раскалёнными плитами, по которым людям было ходить очень некомфортно. Нам говорили, что все зазеленеет, что всё будет лучше, что девушки красивые пойдут, но сначала это выглядело очень, очень плохо и неряшливо. А сейчас я там был – и смирился с этим. Мы её обжили. Как советский человек обживал все эти бездушные Черемушки и Таирова – тут деревья высадил, тут ларёчки поставил, тут тряпочки развесил, тут вывеску повесил. Но говорить в случае с Аркадией, что был сделан качественный средовой проект с прогнозируемыми улучшениями, нельзя. Нам сделали гадость, которую мы обжили и при помощи зелёнушки привели в приемлемый вид.

Говорят, что ошибки медиков закопаны в землю, а ошибки архитекторов – увиты плющом. Вот это то, что мы сейчас наблюдаем с новой Аркадией – она обрастает плющом.

Что ж. Новая Аркадия может нравится, может не нравится, но очевидно, что одесситы привыкают. Осталось совсем немного времени, когда никто уже не будет помнить, какой была старая Аркадия. Что одесситу плохо, то потом ему и хорошо.
 

Если бы можно было выбирать, какую бы Аркадийскую аллею выбрали вы?
Современную
Ту, которая была раньше