Document
Об архитекторе Гонсиоровском, чете Маразли и митинге на Лидерсовском бульваре

История Одессы порой напоминает открытую книгу о том, как удавалось находить общий язык и создавать желание жить в этом городе приезжим отовсюду. И были не только признания, были и наказания. Но обо всём по порядку. На волне прошедшего митинга на Лидерсовском бульваре рассказываем об архитекторе, особняке и истории, которая вдохновляет.


В воскресенье 31 января несколько сотен одесситов вышли на митинг в защиту комплекса зданий на Лидерсовском бульваре и против очередного строительства в курортной зоне. Один из памятников архитектуры, который Одесса может потерять был построен Феликсом Гонсиоровским и принадлежал жене Григория Маразли Марии Кич-Маразли.

 

На словах (и в пресс-релизах) представители строительной компании «Бульвар 1906» обещают не трогать исторические дома, хотя в официальных документах чётко прописан пункт о «сносе нежилых зданий по адресу Лидерсовский бульвар, 13, 13-ж, 13-и».

Те же заявляют о том, что не будут вырубать деревья, хотя этот процесс уже пошёл, и уточняют, что искомый особняк не имеет отношения к Маразли. В общем, достаточно обыденная ситуация для Одессы, но в этот раз одесситы решили протестовать – митинги, обращения к министру культуры Александру Ткаченко, активная позиция горожан в соцсетях. Всё это даёт хотя бы минимальный шанс сохранить историю городу и его наследие.

Об архитекторе

 

Феликс Гонсиоровский родился в Луцке, учился в Варшаве, а в 1848 году в возрасте 33 лет приехал в Одессу. Новый зодчий сразу произвёл хорошее впечатление на маститых архитекторов, собравшихся в молодом городе. Гонсиоровского, как и многих его современников, увлекла тема рыцарства, потому многие созданные им проекты сочетают в себе элементы неоготики и романтизма. Пожалуй, самым выдающимся зданием этого архитектора заслуженно является Шахский дворец на Гоголя.

А ещё можно вспомнить римско-католический собор на Екатерининской, 33, дом Рафаловича на Пушкинской, 3, особняк Анатра на Еврейской, 16, дом Баржанского на Ришельевской, 11 или доходный дом на Приморском бульваре, 1 (самое ближнее здание к Воронцовскому дворцу). Гонсиоровский принимал непосредственное участие в создании Одесского оперного театра и по его проекту был построен Археологический музей. А ну и, конечно, дача Кич-Маразли на Лидерсовском бульваре, 13. Поэтому, казалось бы, таким естественным, чтобы современные застройщики присматривались к тому, что они хотят разрушать и на месте чего строить. Кстати, любопытный пример насчёт халатности – здесь мы тоже можем вспомнить пример Гонсиоровского. Так, судя по всему, поспешив за хорошими деньгами Феликс Викентьевич допустил инженерный просчёт в сооружении лестницы в начале улицы Гоголя, и она просто уползла вместе с частью склона. За подобное Гонсиоровскому грозили принудительные работы в штрафных ротах, а задуманную лестницу он всё же возвёл, но уже полностью за свой счёт – в наказание.

О Марии и Григории Маразли

 

А вот с заявлением, что здание на Лидерсовском бульваре, 13 не имеет отношение к Маразли, тоже выходит интересно. Ведь этот особняк принадлежал жене Григория Маразли. Мария Фердинандовна получила его в подарок от первого мужа Павла Кича. И если от дачи Маразли на Французском бульваре почти ничего и не осталось, то это здание можно было бы не просто внести в списки памятников архитектуры местного значения, но и привести в должный вид. Хотя бы в память любимой женщины любимого городского головы. Кстати, там совсем романтичная история – ведь разводы в конце XIX века не особо одобрялись, да и ситуация казалась необычной. Тем не менее, Павел Кич дал жене развод, после чего Григорий и Мария смогли обвенчаться. Молодоженам, кстати, на тот момент исполнилось 72 и 44 года, соответственно. Надо отметить и то, что Мария Фердинандовна была не просто «мужняя жена»: она много лет оставалась заместителем председателя Одесского отделения Российского общества защиты женщин. А ещё вдвоём с Григорием Маразли руководила Обществом содействия физическому воспитанию детей и защиты детей от жестокого обращения и вредной их эксплуатации.

В общем, как ни крути, особняк на Лидерсовском бульваре должен быть сохранен и восстановлен. А вот высотки с подземным паркингом по соседству могут лишь ускорить разрушение этого памятника архитектуры. Впрочем, это достаточно частая практика в Одессе. К сожалению.