Document
О воздухоплавателе и мечтателе Одессы

Памятник парню с бумажным самолётиком в руке видели все в Одессе. А некоторые ещё помнят кинотеатр, названный его фамилией – «КИНО-УТОЧ-КИНО». Но многие уже и забыли, кем был этот парень и что за самолётик у него в руке. Рассказываем о неповторимом Сергее Уточкине – любимце Одессы прошлого века.
 


Он был фехтовальщик, конькобежец, пловец, яхтсмен, боксер, футболист, гонщики пилот-авиатор. Впрочем, сложно назвать какой-то вид спорта, в котором бы не блистал Сергей Уточкин. К успеху он шёл уверенным шагом – сначала его не замечали, потом над ним смеялись, а в результате он сделался поистине любимцем всего города. О Сергее Уточкине написал рассказ Александр Куприн, но в начале XX века имя одесского экспериментатора в принципе не сходило с полос газет, и не только одесских. 

В 1913 году Сергей опубликовал автобиографический очерк «Моя исповедь», в котором рассказал, что успешно занимается пятнадцатью видами спорта. Причём, Уточкин не признавал каких-либо ограничений – если играть в футбол (а начинал он играть за команду Одесского британского атлетического клуба, созданного по личному прошению Великобританского генерального консула в Одессе), значит нужно основать настоящий одесский футбольный клуб. Если бежать, то наперегонки с одесским трамваем, а ездить на роликах только быстрее велосипедистов. Сергей Уточкин легко переплывал Одесский залив – от Ланжерона до Крыжановки. А когда появился шанс участвовать в яхтенных гонках, а денег на покупку судна не было, он самостоятельно построил яхту и таки стал победителем. 

Детство будущего кумира Одессы не назовёшь легким – в пять лет он остался без матери, а в десять и без отца. Мальчика передавали из в руки различные опекуны, а в одной из семей он чуть было не погиб, психологическая травма привела к хорошо выраженному заиканию. И вот он – маленький, шумный, заикающийся, голубоглазый. огненно-рыжий и весь в веснушках, но остроумный, самоироничный, общительный и очень самоуверенный – нашёл для себя собственную отдушину, в которой и решил достичь успеха. О желании господствовать над другими Уточкин написал в своей «Исповеди»:

«…Наблюдая всегда себя и живших вокруг, я пришел к заключению, что нужно двигаться и двигаться, что недостаток движения губит моих товарищей-сверстников… Перестал ходить совершенно, заменив ходьбу ритмичным бегом. В пальто бегать неудобно, и зимой, в двадцать градусов мороза, рысью я добирался до училища… без всякого верхнего и нижнего одеяния. Отсюда и пошли занятия различными разновидностями спорта… Принимая во внимание в тренировке многочисленные, продуманные и усвоенные тактические соображения, способствовавшие улучшению качеств, как спортсмена, я часто находил их недостаточными для достижения абсолютного господства над окружающими…»
 

Повзрослев, в качестве тренировки Уточкин регулярно на рассвете приходил на Приморский бульвар, где его уже дожидались отчаянные мальчишки. Все вместе они выстраивались на верхней площадке и по сигналу устремлялась вниз. Добежав до конца. надо было без остановки повернуть назад и лететь во весь дух вверх, к Дюку. Здесь Уточкин раздавал призы – первый, второй, третий, а невыигравшим — утешительные гривенники.  Говорил, что так «открывал себе дыхание». Если свою карьеру успеха Уточкин начал с бега, то всех почестей заслужил в велогонках – неоднократно был мировым рекордсменом и обладателем Большого приза Парижа и Лиссабона. Корней Чуковский называл его «академиком спорта», а Леонид Утёсов в своей книге «Моя Одесса» восхищался личностью этого человека: «Уточкин – заика, но какой! Если он начинает кричать «босяки» на старте, то оканчивает это слово на финише. И... его любят за это. Кажется, если бы он говорил нормально, это был бы не Уточкин»

Уточкин писал, что угадал рождение аэроплана в тот момент, когда первый раз сел на бензиновый трицикл. И он же, кстати, привёз в Одессу первый мотоцикл, чей рев испугал даже коня самого градоначальника. Но мечта летать не исчезала, и уже первого октября 1907 года он осуществил двенадцатиминутный полёт на воздушном шаре в Одессе. А спустя два месяца Уточкин пролетел и над египетскими пирамидами. Кстати, в одном из полётов поучаствовал и Александр Куприн, который сначала невероятно испугался, а потом уверял, что с Уточкиным его ничего не страшно. И описывал этого удивительно человека так:

 

«Он сам нередко, заикаясь и нервно гримасничая, по обыкновению, говаривал совершенно серьезным тоном: «Я с-страшно п-п-популярен в-в Одессе», и, выдержав паузу, добавлял: «К-когда я еду на м-машине, то все м-мальчишки кричат: «Ут-точкин, рыжий п-пес!» Но те же мальчишки обожали его за беззаботную веселость, щедрость, удаль, проказливость и широту натуры. И вообще долгое время был он кумиром, баловнем и местной гордостью живой, пылкой южной городской толпы, которая, однако, равнодушно отвернулась от него в полосу неудач и болезней. Что поделаешь: это – судьба любимцев и обычай публики!».

И действительно, несмотря на оглушительный успех и любовь публики, не всё в жизни Уточкина было идеально. Любимая жена Лариса бросила его ради другого известного одесского авиатора Артура Анатры, все заработанные деньги молниеносно уходили на новые эксперименты, и ни наследство отца, ни помощь брата, открывшего синематограф «КИНО-УТОЧ-КИНО» в Горсаду, не помогали. Более того, судьба сложилась так, что Уточкина стали называть сумасшедшим. Вот тогда-то он и бежит из Одессы, и просит поддержку СМИ – в «Синем журнале» Уточкин публикует свою «Исповедь», ответ тем, кто поверил обвинителям спортсмена. Неизвестно, что послужило причиной в некотором роде депрессии, в которую впал Уточкин после всех своих былых удач – то ли разрыв с любимой, то ли чересчур нервная жизнь, то ли такова судьба всех ярких оригиналов:

«Я – Авиатор… Я летал над морем, над собором, над пирамидами. Четыре раза я разбивался насмерть. Остальные разы – «пустяки». Питаюсь только воздухом и бензином… В общем, я счастливейший из одесситов…»
 

Но, так или иначе, его имя навсегда осталось в памяти тех, кто увлекается авиацией и историей Одессы. В 2001 году, 2 сентября, Сергею Уточкину открыли памятник. Работа скульптора Александра Токарева украсила лестницу, когда ведущую в «КИНО-УТОЧ-КИНО». В руках у Уточкина бумажный самолётик, а подпись на постаменте гласит «Воздухоплавателю и мечтателю». И это, пожалуй, две главные характеристики этого удивительного одессита.