Document
О трещинах на фасаде дома Руссова в Одессе

Что происходит с домом Руссова? Спустя почти год после торжественного открытия здание так и не ввели в эксплуатацию, на фасаде начали появляться трещины, а ещё возник вопрос, кому же он всё-таки принадлежит – Одессе или частному лицу. Поговорили с реставратором Анатолием Изотовым, архитектором Николаем Чепелевым и депутатом Одесского горсовета Ольгой Квасницкой.


За свою жизнь дом Руссова, построенный в 1900 году по проекту архитекторов Леонида Чернигова и Валериана Шмидта, пережил многое. В начале XX века в построенном по заказу одесского мецената Александра Руссова здании размещалась известнейшая аптека Гаевского. В советское время там появились коммунальные квартиры, а начиная с 2000-х годов в здании планомерно происходили то пожары, то обвалы. Тогда шла речь о том, что квартиры повально выкупаются частным лицом с целью провести реконструкцию не только здания, но и всего квартала. В какой-то момент дом Руссова, имеющий статус одной из визитных карточек города, превратился в позор Одессы. 
 

Но несколько лет назад ситуация начала меняться – мэр Одессы решил вложить часть денег, взятых городом в кредит, на реставрацию памятника архитектуры. В результате было потрачено 156 миллионов гривен и в прошлом году восстановленное здание было торжественно открыто. 
И вот прошёл год. На фасаде дома Руссова появились первые трещины. Мы попросили прокомментировать ситуацию реставратора Анатолия Изотова, который уже вторую неделю занимается реставрацией случайно обнаруженной дореволюционной шрифтовой вывески на фасаде здания, что на улице Льва Толстого. Там мы с ним и встретились.

Это не конструктивные изменения, но и не результат осадки дома. По сути эти трещины являются показателем качества отделочных работ. Похоже на то, что есть проблемы с гидроизоляцией. Плюс время года, когда проходила реставрация. Во время реставрационных работ всё играет свою роль – и температура воздуха, и влажность, и прямое попадание солнечных лучей. В Одессе подобные работы нужно проводить с апреля по октябрь, тогда и результат будет другой. В данном же случае просто гнали процесс, и мы имеем то, что имеем. Сейчас сложно говорить, какими должны быть дальнейшие действия. Нужно подождать до весны и тогда станет понятно, каково общее состояние здания.

О важности мелочей в реставрации и строительстве говорит и архитектор Николай Чепелев. Мы встретились возле дома Руссова и посмотрели на появившиеся трещины:
 

В целом, на данный момент я не могу сказать, что ситуация критичная. Да, возникли мелкие проблемы, которые необходимо исправить. Конструктивно это никак зданию не грозит. Пока. Но если в период осень-весна в оставленные строителями щели начнёт затекать, а потом и замерзать вода, то последствия будут печальными – через год трещины сильно увеличатся, а через пять – фасад начнёт сыпаться. На мой взгляд, основной проблемой реставрации стала невнимательность к мелочам и спешка. Где-то оставили щели, которые нужно было заштукатурить. На откосе, наоборот, дали слишком много штукатурки, и она теперь трескается. Но сегодня ещё можно обратиться к фирме, которая занималась строительными работами, и по гарантии она обязана бесплатно исправить все эти недочёты. Так что пока этот вопрос решить можно. Интересно, что дальше? Потому что в дальнейшем реставрационными работами придётся заниматься балансодержателю, а кто он – неизвестно. Плюс дом не введен в эксплуатацию, а пустующее здание умирает значительно быстрее. Поэтому сейчас стоит обратиться к строительной фирме, обратив их внимание на первые проблемы, переждать зиму и добиться гарантийного ремонта. А дальше будет видно.

Дом Руссова открыли торжественно. Но ни до начала реставрационных работ, ни во время открытия восстановленного здания, ни спустя год после этого знаменательного события не появилось информации о том, что будет находиться в доме Руссова, и кто же является его собственником. Задали этот вопрос юристу и депутату Одесского горсовета Ольге Квасницкой:
 

Для того, чтобы дать качественный ответ, мне надо видеть все документы, связанные с этим зданием. Но дело в том, что их открыто никто не показывает. Поэтому делаем вывод: всё это было сделано наспех и юридически неграмотно. Кроме того, перед тем как начать реставрацию, одесситам должны были рассказать, кто является собственником здания. Не балансодержателем, а именно собственником. Но этого не произошло и не происходит. Неоднократно поднимался вопрос по поводу всех существующих в наличии правоустанавливающих документов по этому зданию. Но эта тема закрыта для обсуждения. А если тема закрыта, значит в ней есть проблема. И в результате мы имеем просто красивую обёртку – интерьеры здания не восстановлены, эксплуатационные цели не обозначены. И что будет с этим зданием в дальнейшем – останется ли оно в городе и будет пустовать, или перейдёт в руки собственнику – неизвестно.

Таким образом, по первому пункту всё понятно – да, качество проведённых отделочных работ оставляет желать лучшего, но по гарантии этот вопрос решается. А вот на вопрос, кто является собственником здания ответ, очевидно, есть, но он не афишируется. Вполне возможно потому, что одесситам он совсем не понравится.