Document
О том, что хорошо бы знать о Ришелье жителям Одессы

Где находится памятник Дюку в курсе все одесситы, а вот как звали нашего Ришелье, и почему он фигура неприкосновенная в Одессе, знают немногие. Решили напомнить вам о французе, который дал этому городу шанс на лучшую жизнь.


Арман Эммануил Софи Мари Септемани де Виньеро дю Плюсси, герцог д'Эгильён, герцог де Фронсак, герцог де Ришелье – именно так звучит им первого градоначальника Одессы. Но мы называем его достаточно фамильярно, просто Дюк. И именно это слово как раз вовсе не имя, а, наоборот, титул, в переводе с французского – герцог. Как давно уже говорят, Дюк – домашний герцог одесситов. Но давайте по порядку.

 

Малыш Арман-Эммануил родился 25 сентября 1766 года в городе Бордо – столице французского виноделия. Наследник графского рода, он начал свое обучение у аббата Лабдана, а завершал его уже в коллегии де Плюсси, созданной Арманом Жаном де Плюсси Ришелье, которому наш будущий градоначальник приходится внучатым племянником. Это именно тот самый «красный кардинал», который был министром при Людовике ХIII.

После завершения учёбы молодого герцога начинают знакомить со светской жизнью французского королевского двора. Но, в отличие от своих известных родственников, Арман не заинтересовался сверкающим Версалем, чем очень расстроил своих родственников. Будущий одесский градоначальник всю жизнь был скромным человеком без даже намёка на пафос.

 

Взятие Бастилии и начало Французской революции молодой герцог встретил с надеждой на очищение и обновление французской монархии. Но буржуазная революция не оправдала надежд Ришелье, поэтому в 1790 году он покидает Париж и уезжает в Вену. Там он заводит много знакомых среди дипломатов, от которых узнает о военных действиях на Чёрном море. И тогда благородный француз решает попытать свою удачу в баталиях, и едет в Бендеры, где знакомится с Григорием Потёмкиным. Последний по достоинству оценил рвение молодого Ришелье и включил его в состав гребной флотилии де Рибаса. Именно под его командованием Арман Эммануил принял участие в своём первом бою под Измаильской крепостью. Взятие Измаила сильно впечатлило молодого герцога. Его воспоминания о той битве даже легли в основу поэму Байрона «Дон Жуан», в которой великий английский поэт делает Ришелье одним из главных героев.

 

В 1791 году в Париже умер отец Ришелье, и герцог был вынужден вернуться на родину. И не смог отказать Людовику XVI в просьбе возглавить личную охрану монарха. Но не успел Ришелье приступить к службе, как король Франции предал подданных и сбежал в Варен. Неудачное бегство сыграло ключевую роль в становлении Первой Французской Республики и окончательно разочаровало герцога в монархии. Из-за предательства монарха Ришелье лишился всего имущества и средств к существованию, и в результате был вынужден уехать из Франции. В Петербурге французу тоже пришлось несладко, особенно при императоре Павле I, с которым у Ришелье постоянно возникали конфликты. После очередного спора с ним герцог вновь возвращается во Францию, на этот раз уже Наполеоновскую. Там его несколько раз пытались склонить к службе на императора, но Ришелье отвечал отказом. 

 

И как раз в этот период случилось покушение на Павла I, а Ришелье получил предложение вернуться к берегам Чёрного моря от нового императора – Александра I. Хотя предложение нельзя было назвать заманчивым – стать градоначальником только основанного города, расположенного в голой степи, с населением в несколько тысяч человек и затормозившего в своём в развитии из-за нелюбви центральной власти. Тем не менее, Ришелье соглашается – в этой службе он видит не только помощь самому городу, но и выгоду для родной Франции, которая как раз искала новые порты для развития своей торговли.

 

В марте 1803 года Ришелье приехал в Одессу и поселился в небольшом доме с пристройкой на четыре комнаты – там он проживёт проживет все 11 лет своей одесской жизни. Здание это не сохранилось, но именно с него начиналась бы улица Ришельевская.

 

И первым делом герцог берётся за развитие международный связей. Благодаря Ришелье Одесса начинает стремительно развиваться. В город приезжают колонисты из других стран: немцы, итальянцы, французы и поляки. Одесса превращается в центр космополитизма на Чёрном море.

Герцог удачно вкладывает деньги, заработанные портом, в развитие города. Но не забывает и о культурной составляющей. И инициирует строительство Городского театра. В городе, который должен был выполнять исключительно портовые функции и в который приезжали на заработки. В этом городе в 1810 году открывают театр. Здание должно было соответствовать самым высоким требованиям и стать символом города, поэтому проект заказывают у французского архитектора Тома де Томона. Первый Городской театр был похож на античный храм, а вместимость его была –800 человек. Именно о нём писал Александр Пушкин в Одесской главе «Евгения Онегина», в нём Николай Гоголь наблюдал за постановками одесских артистов.

Ришелье позаботился и о создании в Одессе учебного заведения. На первый в нашем городе лицей в он выделил 13 тысяч франков собственных средств. Построен он был уже при Ланжероне, но назван в честь своего основателя – Ришельевский. Герцог думал и о здоровье новоиспечённых одесситов – так появился Карантин. И, конечно же, деревья. Именно Ришелье издал указ о том, что каждый одессит обязан высадить столько деревьев, сколько окон его дома выходит на проезжую часть. И он не только говорил, как надо, но и собственным примером приобщал горожан к такому важному делу. Ведь в Одессе из первых деревьев – три старые груши и дикая олива.

 

Кроме того Ришелье заложил один из старейших парков города. На берегах Водяной балки, нынешней Балковской улицы, били естественные ключи с пресной водой и находилось даже небольшое озеро. Ришелье пригласил французских садовников для создания французского парка вокруг своей резиденции. И они удачно использовали рельеф балки, создав три больших террасы на склоне. В центре парка выстроили резиденцию Ришелье. Да-да, это тот самый Дюковский парк на Молдаванке, который сейчас переживает, наверное, худшее время в своей жизни. Хотя даже в таком запущенном состоянии выглядит очень эффектно.

 

Несмотря на свою должность, Ришелье был очень скромным человеком – с самого утра он принимал одесситов со своими проблемами, советовал тот или иной путь их решения, помогал не словом, а делом. А ещё, гуляя по городу, переживал, что может не увидеть кого-то из-за одесситок и на всякий случай раскланивался с пустыми балконами. Над ним даже посмеивались, но он считал, что лучше выглядеть смешным, чем невежливым.

На время правления Ришелье приходятся и серьёзные испытания. В 1812 году на кораблях, пришедших с Ближнего Востока, до Одессы добрались не только ценные товары, но и смертельная чума. Весть о заразе, расползающейся из порта, вызвала панику. Как и было принято в то время, во время эпидемии знатные горожане уезжали из города. Но Ришелье понимал, что таким образом болезнь развезут по всей Европе. И ввёл жёсткий карантин. Границы его выставили по рекам Южный Буг, Днестр, Кодыма и по сухопутной границе с Подолией. Порт тоже закрыли. Сам город Ришелье разделил на 15 участков, за каждым был назначен ответственный. Сам герцог тоже не покинул заражённую Одессу и каждый день проводил обход участков для контроля за соблюдением карантина и распределением провианта среди больных. И тогда в домах, где были живые, вывешивали белый флаг и туда шли врачи. А в домах, где живых уже не было – чёрный флаг, и дом сжигали. После этого Ришелье называли святым – он прошёл по зачумлённым домам и не заболел. А после победы над страшной болезнью продолжил свою работу на благо города.

 

Но в 1814 году, когда Наполеон окончательно потерял власть, во Франции начинается новая эпоха. Людовик XVIII призывает Ришелье вернуться на родину восстанавливать страну, разбитую войнами. И наш Дюк решает вернуться домой. Он покинул Одессу 26 сентября 1814 года. А спустя год занял пост министра иностранных дел Франции. Но несмотря на своё отъезд, в дневниках Ришелье писал, что «Только тогда я чувствую себя по-настоящему счастливым, когда слышу о благоденствии Одессы».

И после его смерти в Одессе было решено собирать деньги на памятник великому французскому одесситу. А работу поручили скульптору Ивану Мартосу. Но изначально было решено отказаться от портретного сходства, а потом наш Дюк выглядит, как идеальный античный правитель – он одет в тогу, а на голове у него лавровый венок. И стоит он лицом к порту, и встречает путников, предлагая им подняться по Потёмкинской лестнице и прогуляться бульваром.