Document
О суррогатном материнстве: с чем сталкиваются суррогатные матери и иностранные родители

Что такое суррогатное материнство в Украине – прибыльный бизнес или эксплуатация украинских женщин? Какова роль государства и почему наша страна считается «Меккой суррогатного материнства»? Рассказываем, как работают агентства и чем недоволен замначальника отдела ювенальной превенции Нацполиции в Одесской области.


Месяц назад стало известно, что малыши из клиники BioTex, рождённые благодаря программе вспомогательных репродуктивных технологий, находятся в киевском отеле, ожидая своих родителей. И, пока дети плакали в боксах, их родители ждали полного окончания карантина и открытия границ, чтобы увезти малышей в свои страны. На сегодняшний день уже 40 семей, преимущественно из Европы, забрали своих младенцев. И это некоторым образом напоминает счастливый финал грустной истории, но в реальности проблем куда больше. Есть много сложностей, мешающих иностранцам стать счастливыми родителями, суррогатным мамам ни о чем не беспокоиться, а детям быть любимыми и защищенными.  Поговорили с юристом агентства суррогатных мам Аленой Кальчук и замначальника отдела ювенальной превенции Нацполиции в Одесской области Дмитрием Ревуном. 
 

В нашей стране разрешено коммерческое суррогатное материнство на законодательном уровне. После того, как Таиланд и Индия запретили рожать детей с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, Украину стали называть «Меккой суррогатного материнства». Другой вопрос, каким образом контролируется этот рынок в нашей стране? Америку не открываем – практически никаким. Такие дети не защищены и не опекаются нашим государством после пересечения границ, суррогатные мамы не получают должной психологической и медицинской помощи после такой сделки, а клиенты-иностранцы заключают договоры с клиниками не всегда прозрачно и однозначно. Для начала разберёмся, почему именно наша страна привлекательна для этого рынка. 

 

За услугами суррогатных матерей в Украину едут в основном по двум причинам – дёшево и юридически ненапряжно. В Штатах, например, такие программы стартуют минимум от 100 и доходят до 300 тысяч долларов. В некоторых европейских странах суррогатное материнство вообще запрещено, а детей, рождённых таким способом, пусть и в других странах, очень сложно легализовать на родине биологических родителей. Например, во Франции, Германии и Австрии любое соглашение, связанное с деторождением и вынашиванием эмбриона для другого человека, признаётся недействительным, а участие в такого рода программах даже уголовно преследуется. Тем не менее, юрист Алена Кальчук говорит, что это всё же возможно: 

Суть заключается в том, что никакое уголовное преследование не может запретить воспользоваться услугами такой программы в той стране, где это разрешено. Поэтому граждане Франции и Германии, например, спокойно могут стать её участниками в Украине или США и привезти ребёнка домой. Но из-за того, что их страны не признают такие программы, зачастую женщине, по сути биологической матери этого ребенка, приходится усыновлять малыша. Она должна обратиться в суд, чтобы признали её права на собственного ребенка. Отцовство папы признаётся сразу, а вот родительские права мамы приходится доказывать. Кстати, сейчас на территории Франции ведутся дискуссии о том, чтобы государство смягчило свою позицию по отношению к суррогатному материнству.

 

А что касается спроса среди стран на такую программу в Украине, то конкретных данных нет. Но моё личное мнение, что первое место занимает Китай. А дальше – год на год не приходится. Был период, когда было очень много шведских пар, французских, бельгийских, немецких и американских. Но со Штатами сложно сказать однозначно, потому что пары – граждане США, но сами этнические китайцы или индусы, например. И Австралии много. А года три назад, пока в Испании не приняли законодательство, которое несколько ограничило возможность их граждан на участие в подобных программах, наверное, самое большое количество было испанцев. Но сегодня их почти нет, так как легализовать такого малыша очень тяжело.

В Украине же договоры с суррогатными матерями и будущими родителями составляются без труда и особых юридических тонкостей. Всё зависит от самого агентства, его порядочности и репутации. Государство же свои «пять копеек» практически не вставляет. Однозначно прописано, что потенциальные родители должны находиться в браке, иметь медицинские показания для этой программы, и хотя бы один из них должен быть биологически родным будущему ребенку, которого будет вынашивать суррогатная мама. 

 

Что требуется от суррогатной мамы? Она должна быть совершеннолетней, пройти полное медицинское обследование (согласно приказу МОЗ №787) и полностью соответствовать по здоровью для участия в программе репродуктивных технологий, чтобы не нанести вреда себе самой. Также у женщины должен быть как минимум один свой здоровый ребёнок. 

Грубо говоря, за вынашивание ребёнка суррогатная мама в Украине получает от 15 до 20 тысяч долларов. Все зависит от того, как с ней договорятся будущие родители. Также мама получает ежемесячные выплаты, которые покрывают расходы на витамины, питание и тому подобное. Предусмотренные заключённым договором. Если женщина работает, то покрываются и расходы по зарплате, когда на последних месяцах беременности она не может выходить на работу. Приезжим мамам из других городов предоставляют и жильё.  
 

Иногда у нас мамы просятся как можно дольше жить со своими семьями, но бывает и наоборот – просят переехать как можно быстрее для того, чтобы родные, близкие и соседи не знали, что они принимают участие в такой программе. Суррогатная мама чаще получает психологическую помощь в ходе программы, нежели после рождения ребенка. В моей практики не было случаев, когда женщина впадала в послеродовую депрессию или отказывалась отдавать малыша. Но такое тоже бывает, и тут уже ей необходима психологическая помощь. Это зависит от агентства или от родителей, как они об этом договариваются и как предоставляют эту помощь. И, хочу отметить, что в связи с проблемной экономической ситуацией в стране всё больше становится желающих стать суррогатной мамой. Ну а гарантии будущих родителей – это 123 статья семейного кодекса Украины, где наши ЗАГСы имеют право при регистрации такого ребенка выдавать свидетельство о рождении сразу с указанными именами биологических родителей, а не суррогатной мамы. Поэтому она никаким образом не может оставить себе ребёнка, он ей не принадлежит.

Если говорить о статистике отказов от детей, рождённых суррогатными матерями в Украине, то её попросту нет. Пытались подсчитать точное количество таких детей, рождённых во время карантина – говорят, что их около 150. Хотя Алёна говорит, что она не сталкивалась с отказами от новорожденных. А вот к истории с младенцами, оказавшимися в отеле «Венеция», никто не был готов. 

К ситуации с детками, которые не могли, а не которые и до сих пор не могут, попасть к своим родителям из-за закрытия границ, никто не был готов. И подготовиться, наверное, не мог. Тут уже всё зависит от страны происхождения биологических родителей. Если страна готова содействовать своим гражданам для того, чтобы они приехали в Украину, то в принципе все приезжают и забирают. У меня очень много пар из Великобритании, есть пары из Израиля и Швеции – там консульства и посольства очень стараются помочь. Процедура следующая: консульства или посольства таких родителей должны направить в министерство иностранных дел Украины дипломатическую ноту с просьбой разрешить въезд их гражданам на территорию Украины по причине участия в такой программе. Но есть и страны, которые, к сожалению, не содействуют в этом. Например, Франция, Германия или Китай. Поэтому сейчас граждане этих стран пытаются получить разрешение на въезд по средствам помощи уполномоченного по правам человека ВРУ Людмилы Денисовой. Она, во всяком случае, пытается помочь, обращается в МИД для получения разрешения на въезд, минуя получения дипломатической ноты.

В теории, если ребенок родился, а его биологических родителей на территории Украины нет, то он будет находится в роддоме 28 дней. Если по истечению срока за ним не приезжают, то в каждой конкретной ситуации уже решается отдельно. По букве закона такие малыши должны попадать в учреждения для детей лишенных родительской опеки. Но бывают случаи, когда доктора роддомов делают дополнительную документацию, подтверждающую, что у ребенка, например, какие-то проблемы и ему необходимо подольше побыть под наблюдением врачей. И этот ребёнок остаётся на ещё какое-то время в роддоме. Законом в принципе не предусмотрено, чтобы малыша выписали из роддома на кого-то другого, кроме его биологических родителей. А иногда агентства и клиники идут на хитрость и регистрируют суррогатную мать как обычную роженицу в роддоме для того, чтобы в дальнейшем выписать их вместе с малышом. 
 

Сегодня важный вопрос – регистрация такого ребенка. В Украине предусмотрена возможность зарегистрировать рождение по доверенности, по передаче полномочий. Но многие агентства не предусматривали в наших доверенностях возможность такой регистрации. Поэтому сейчас, когда вопрос стал ребром, да, мы запрашиваем новые доверенности у биологических родителей, если они не могут приехать в срок. Так можно получить свидетельство о рождении ребенка в органах ЗАГС. Это реально. А по поводу гражданства – дети по сути рождаются гражданами той страны, какой являются их биологические родители. Но там процесс зависит от страны. Некоторые государства признают это автоматически, как, например, США. А некоторые страны требуют определенного юридического процесса для признания такого ребенка, например, Швейцария.

Дмитрий Ревун – заместитель начальника отдела ювенальной превенции Национальной полиции в Одесской области – против суррогатного материнства ничего не имеет. Но только не в таком виде, в котором оно работает в Украине. Он считает, что наших женщин эксплуатируют, а дети, рожденные посредством таких программ, не имеют никакой защиты.  
 

Для меня было достаточно странно слышать, что нарушений прав детей в ситуации с 51 ребенком в столичном отеле нет. Конечно, их никто не побил, не обидел, не покусал, то есть прямых нарушений нет. Сколько было проверок и заявлений от правозащитных организаций – нарушений по факту ноль. Но! Есть совместный приказ министерства социальной политики, МВД и министерства охраны здоровья, который регулирует такое понятие как «брошенный ребёнок». Формально эти малыши попадают под этот признак. Любое вменяемое государство должно взять временную опеку над ними пока не прилетят их родители или законные представители. Если говорить, кто за них юридически отвечает сегодня – медсестра? Завтра с неё будет какой-то спрос, а она скажет: «Я не отвечала за это, я кормила по доброте душевной»... Вопрос – кто крайний в этой цепочке ответственности? Да, у них есть родители, но они не могут попасть в Украину по объективным причинам, так как границы закрыты. Тогда именно этот приказ и регулирует этот порядок. Должна быть служба по делам детей, должна быть полиция, органы местного самоуправления в лице органа опеки и попечительства, есть комиссии по защите прав детей. И этот огромный механизм чиновников, к которым и я отношусь, должен защищать детей. Если необходимо, то передавать их в коммунальные учреждения. 

 

У нас просто в какой-то определенный момент открыли ворота для суррогатного материнства и неплохо было бы дальше доработать эту общественную тему. Важно регулировать более тонкие процессы, определить слабые места и купировать их принятием определенных норм и новых законов. Развиваться. А у нас как обычно: разрешили всё, запретили ничего. Соответственно это является полем для злоупотреблений.

Дмитрий Ревун сейчас работает над петицией на имя президента касательно изменений законодательства в вопросах регулирования суррогатного материнства. И вот что он предлагает: 

Ужесточить условия лицензирования клиник, агентств и компаний, которые связывают свою деятельность с суррогатным материнством. Здесь проблемы начинаются с отсутствия расширенных официальных отчетов и статистик, а заканчиваются элементарной нехваткой посадочных мест для детей, рождённых в таких программах. Государство должно чётко знать сколько клиентов в год, сколько родилось детей, сколько выехало или нет и по каким причинам и так далее.

 

Вносить в бюджет определенную залоговую сумму в случае отказа, так как ребёнок автоматически ложится на плечи государства. Поэтому денежные средства – это гарантия этим детям. Радикально действовать, запрещать родителям отказываться от таких детей невозможно и неправильно. Во-первых, это будет перечить основополагающим правам конвенции ООН. А во-вторых, только представьте, что будет с этим ребенком, если родителей принуждают о нем заботиться? 

 

Введение обязательных страховок и программ психологической реабилитации для суррогатных матерей.

 

Обязательная государственная регистрация всех контрактов и договоров. 

 

Отдельной статьей криминализировать эти отношения за нарушения: за работу без лицензий, за нарушения порядка лицензионных условий и так далее.

А еще введение моратория. Мне обидно, что женщин в Украине используют фактически. Я это по-другому никак не назову и толерантности с моей стороны не будет. Иностранцы используют Украину как суррогатную буферную зону в то время, как во многих европейских демократических странах это всё же запрещено. Грубо говоря, они используют наших женщин, которые находятся за чертой бедности в условиях сегодняшней экономической ситуации. Будем честными, далеко не все из них идут на этот шаг из-за каких-то благих намерений. Пока этот рынок отношений не привели в полный порядок, я считаю в Украине суррогатное материнство недопустимо. Поэтому стоит всё же ввести временный запрет. А сколько он будет длиться? Посмотрим. Нам нужно сначала защищать своих женщин и своих детей. Но злоупотребляют и сами суррогатные матери, и это все неофициально, конечно же. Они прерывают беременность уже после получения задатка или первого денежного транша. А как прервалась эта беременность? По какой причине? Неизвестно, так как статистики официальной никакой нет.

Нет и понимания сколько точно такой рынок приносит прибыли не только агентствам и клиникам, но и другим сопутствующим участникам этой вереницы отношений. 

Иностранцы говорят о сумме в 50 тысяч евро. Это то, что они якобы в общем платят за такие программы в Украине. Мы считали очень поверхностно и не совсем объективно, но цифра примерного оборота около 200 миллионов долларов в год. Однозначно речь идет о десятках миллионов долларов. Мне кажется, клиникам, посредникам и другим лицам выгодно, чтобы этот рынок оставался в том виде, в котором он есть. Минимум контроля, минимум участия со стороны государства. Игнорирование этих проблем случайностью я не считаю. Есть люди, которые в этом заинтересованы, однозначно.

За моральные, этические, духовные, религиозные и еще какие-либо другие аспекты мы судить суррогатное материнство не берёмся. Но вот за правовые – однозначно стоит подискутировать!