О семье Толстых из Одессы: когда богатство и титул не мешают оставаться человеком

О семье Толстых в Одессе сегодня помнят немногие и чаще ассоциируют эту фамилию с автором «Войны и мира». Но у нас были свои Толстые, и многое из того, что мы знаем и любим в городе – это их заслуга. О южной ветви старого рода, о меценатстве как стиле жизни и о невероятной силе любви в истории Анны Куприй.  


С петровских времен в Российской империи Толстые – аристократы из самых-самых, а ко второй половине XIX - началу XX века еще и «владельцы заводов, газет, пароходов».  Приумножал славу и богатство рода и основоположник так называемой «южной ветви» семьи, Михаил Дмитриевич Толстой. Сын тайного советника Дмитрия Толстого, внук князя Вяземского, Михаил Дмитриевич получил образование в Петербургском пажеском корпусе и к 1834 году, к своему тридцатилетию, сделал неплохую военную карьеру. Русско-турецкая война 1828-1829 годов и польская военная кампании 1831-го были как нельзя кстати. А вот в 1835 году Михаил Дмитриевич, покончив с воинской службой, переехал в Херсонскую губернию, в имение Онуфриевка, которое было приданым его жены Екатерины Комбурлей (барышня тоже не из простых, дочь сенатора и очень богатая невеста).

 

На «гражданке» полковник Толстой времени зря не теряет: скупает недвижимость и земли, причем не только в Малороссии, но и под Москвой, строит винокуренный, кирпичный и сахарный заводы, организует экспорт заводского товара и собранной с собственных полей пшеницы через одесский порт. Занимает кресло заместителя, а потом и президента Императорского общества сельского хозяйства южной России, в котором задерживается на двадцать пять лет. В Одессе он инициировал открытие памятника Михаилу Воронцову, а ещё был председателем комитета по устройству мостовых и водостоков. В 1847 году семья Толстых, где на то время уже подрастал 13-летний сын, Михаил Михайлович (старший), переехала в собственный дом на Софиевской, 34. Этот дом, перестроенный, и сегодня стоит на углу Софиевской и Преображенской улиц. А спустя 15 лет в доме на Софиевской случился небольшой скандал. Михаила Михайловича угораздило влюбиться в Елену Смирнову, и тут начинается новая страница в истории жизни семьи.
 

О семье Толстых из Одессы: когда богатство и титул не мешают оставаться человеком - изображение №1

Золушка и придворные
 

В Одессе любят рассказывать, что Елене на момент возникновения пылкого чувства со стороны молодого аристократа было 15 лет. Это не совсем так. Запись в Метрической книге Херсонской Духовной Консистории за 1867 год гласит, что 16 октября 1867 года «Двора Его Императорского Величества Камер Юнкер, Коллежский Асессор граф Михаил Михайлович Толстой, православного исповедания, 32 лет» и «Одесская мещанка Елена Григорьевна Смирнова, православного исповедания, 25 лет» сочетались браком. Несложно подсчитать, что разница в возрасте между Михаилом и Еленой составляла всего семь лет. Но это не умаляет скандальность ситуации: Смирнова была из простой семьи, мещанка из бывших крепостных, и работала в доме Толстых прислугой. Михаил Михайлович влюбился так отчаянно, что и думать не хотел о женитьбе на девушке своего круга. Шло время, у пары вне брака появились сыновья, Михаил (он в истории города проходит как «младший», поскольку был полным тезкой своего отца) и Константин. И только после появления на свет второго незаконнорожденного внука Михаил Дмитриевич сдался. В Петербург летит прошение: позволить браку состояться и признать детей законными продолжателями рода Толстых. Императорское согласие было получено, и история «одесской Золушки», казалось бы, обрела счастливый финал. Но, как модно нынче писать в заголовках – это не точно. 

 

Высший свет Одессы графиню Елену Толстую активно не принимал. Приглашения на светские рауты и салонные мероприятия обходили «выскочку» (а её именно такой и считали наши знатные дамы) стороной. И тогда Михаил и Елена делают выбор, который стал огромной удачей для Одессы и прошлого, и нынешнего столетия. Семья посвящает время, силы и средства благотворительности.
 

Для города – с мыслями о людях
 

Городская усадьба Толстых (теперь – Дом учёных) на Сабанеевом мосту, куда семья переехала в 1871 году, становится пристанищем для нищих и странников. Здесь каждый нуждающийся находил кров, еду и поддержку. Михаил учредил Одесское общество исправительных приютов, занялся развитием парусного спорта в Одессе, взял под свою опеку Ришельевскую гимназию. Он, знаток и тонкий ценитель искусства, руководит управлением по театральному делу и жертвует огромные деньги на строительство Одесского оперного театра, первым директором которого потом будет на протяжении десяти лет. Елена Григорьевна – почетный член Общества покровительства отбывающим наказание и бесприютным, помощница попечительницы Александровского детского приюта, состоит в Обществе спасения на водах и Комитете общества для помощи бедным. Жизнь Толстых проходит в уединении и заботах об обездоленных. И если бы ген благородства передавался по наследству, то это был бы как раз такой случай: их сын, Михаил Михайлович (младший) приумножил славу родителей и сделал для города у моря то, на что способен не каждый.

 

Младший Толстой получил юридическое образование и был избран гласным (то есть депутатом) Городской думы, совмещая это с креслом председателя городского съезда мировых судей. Все это, плюс деньги и аристократическое происхождение, намекает: живи в своё удовольствие. Но младший Толстой понятие «удовольствие» трактовал по-своему: он становится председателем правления больницы Красного Креста, руководит Обществом вспомощенствования нуждающимся учащимся в начальных народных училищах Одессы, состоит в Обществе борьбы с туберкулёзом и Обществе попечения о больных детях Одессы. Ночлежные приюты, дома для беспризорников, помощь неимущим, поддержка малоимущих рожениц… Перечислять можно долго. Наконец, именно Толстой реализует несколько знаковых для Одессы проектов. Важных настолько, что и сегодня гиды с гордостью рассказывают об этом гостям города.

О семье Толстых из Одессы: когда богатство и титул не мешают оставаться человеком - изображение №2

Половина суммы, необходимой на строительство новой городской библиотеки (знаменитая одесская «Горьковка» на Пастера) – это средства Толстого. Именно он, будучи попечителем Одесской городской публичной библиотеки с 1897-го года, убеждает Думу в том, что городу нужно новое библиотечное здание. А для того чтобы у новой библиотеки было достаточно места, выкупает и передает в её фонд участок земли, на котором уже в XX веке, в 1970-е, появляется книгохранилище. Толстой дарит библиотеке тысячи ценных книг из семейной коллекции и вплоть до своего отъезда за границу в 1919 году остаётся главным попечителем учреждения.

 

Но самая удивительная история связана с открытием в Одессе первой станции Скорой помощи. Идея создать в городе пункт, где можно было бы получить медицинскую помощь в любое время, проговаривалась еще родителями Михаила-младшего. Сын же более чем успешно воплотил её в жизнь: во время одного из своих европейски вояжей окончил курсы медбрата и даже успел поработать в бригаде Скорой помощи в Вене. Изнутри изучив, как это устроено, Михаил закупил кареты и лошадей, медицинские препараты и перевязочные материалы, оплатил проектирование и строительство здания в Валиховском переулке, на участке, который был приобретён его родителями в конце ХІХ века. И в 1903 году в городе открылась станция Скорой помощи. Михаил Толстой вложил в проект около 100 тысяч золотых рублей. На поддержание работы станции, зарплату восьми врачам и восьми санитарам он тратил 30 тысяч рублей каждый год. Пока не пришли большевики…

 

На тот момент в живых из членов семьи остались лишь графиня Елена и Михаил-младший. Старший Михаил скончался в 1891 году, Константин умер молодым от врождённой болезни. В 1919 году мать и сын уехали во Францию, а оттуда – в Швейцарию. Там на кладбище Сен-Жорж когда-то находились могилы матери и сына. Сегодня от захоронения ничего не осталось. Как, впрочем, и от семейного склепа Толстых на Первом городском кладбище. Как нет больше и самого кладбища. Но осталась память – добрая, долгая. Благодарная.
 

О семье Толстых из Одессы: когда богатство и титул не мешают оставаться человеком - изображение №3