О работе одной из опорных больниц Одесской области: монолог врача

Иван Черненко– врач-анестезиолог в одной из районных больниц Одесской области и колумнист арцизской газеты «Угол обзора». Эта больница была выбрана опорной, и мы попросили Ивана рассказать о работе медиков изнутри во время эпидемии COVID-19.


#Челлендж – добраться до работы

Мой рабочий день начинается в 4:30 утра. Я живу в общежитии в Одессе и, чтобы доехать до работы в свою районную больницу, мне нужно проделать целый челлендж. Сначала пешком, потом трамвай, потом электричка, потом снова пешком. Каких-то полтора часа, и я на месте. 

 

Но коронавирус внёс коррективы в мой образ жизни. После того, как ввели карантин, уставшая электричка стала громко называться служебным поездом. Правда, поначалу, когда остановили транспорт, не было и «служебного поезда», так что, приходилось жить на работе по четыре-пять дней. Но, учитывая, что обычно я дежурю по двое суток подряд, жить на работе – дело привычное. К тому же, женский коллектив не давал умереть с голоду.

#Рабочая рутина

В больнице всё начинается с обхода. После появления в нашей жизни коронавируса, мы отказались от рукопожатий – здороваемся кулаками. Хотя поколение постарше продолжает следовать устоявшимся традициям. Далее – пятиминутка, на которой дежурные врачи сонным, уставшим голосом докладывают обстановку. Обычно это похоже на криминальную сводку с элементами комедии.

 

После утреннего ритуала все разбредаются по своим отделениям врачевать. Правда, в последнее время действие «врачевать» можно заменить на «скучать».  Плановые операции и манипуляции запрещены. Госпитализация только, если состояние больного тяжёлое. Максимально всех лечить амбулаторно и в ожидании массовых поступлений освобождаем койки. А так как массовость пока не случилась, больница загружена примерно наполовину.  Поэтому любой ипохондрик, который раньше бы вызвал лишь раздражение, сейчас вызывает всеобщий интерес. Но есть, наверное, и хороший момент. Карантин в очередной раз подтвердил, что половину всех пациентов, которых обычно оформляют в больницу, легко можно лечить дома.

О работе одной из опорных больниц Одесской области: монолог врача - изображение №1

#Возвращаемся в реальность

Плавное течение рабочего дня разрывает звонок из приёмного отделения: «Поступает пневмония!». Мы выдвигаемся в приемный покой осматривать пациента и проводить тестирование. Сейчас мы обязаны тестировать всех пациентов с подозрением на воспаление лёгких или ОРВИ, которое сопровождается температурой выше 38.5°, выраженным кашлем и одышкой. 

 

Поначалу первые такие обращения вызывали у меня чувство детской радости – будто тебе подарили машинку на радиоуправлении. Это был научный интерес. Что-то новое, возможность побыть героем. У коллег постарше вся эта история с коронавирусом вызывает лишь раздражение, а у некоторых – страх. Я же, будучи молодым и ещё не «выгоревшим», испытываю научный интерес и, впитанное с молоком матери, «грудью на амбразуру».

#Защита превыше всего

Перед тем, как осмотреть пациента, нужно упаковаться в средства индивидуальной защиты или, как мы их привыкли называть, СИЗ. Итак, надеваю СИЗ: халат, маска, очки, перчатки. Потом спускаюсь в приёмное отделение, упакованный словно космонавт, а там уже ожидает медсестра. Вот только у неё из защиты, в лучшем случае, маска и перчатки. Больше ничего нет.

 

Районные больницы вообще не приспособлены к нынешней вспышке. Как минимум, тут сложно разграничить потоки пациентов. Обычно инфекционные, терапевтические и хирургические пациенты толпятся в одном коридоре. Чтобы хоть как-то уберечь медсестру, прочертили на полу красную линию и написали «СТОП». Пациент находится на безопасном расстоянии, медсестра собирает анамнез. Когда всё только начиналось, приходилось постоянно напоминать медсёстрам надеть маску, перчатки. Сейчас это уже на подкорке. 

О работе одной из опорных больниц Одесской области: монолог врача - изображение №2

Спросите, а почему медсестра не в СИЗ? Да потому что она одна и дежурить ей 24 часа. А высидеть в пластмассовом халате хотя бы часов восемь нереально. Уже через 30 минут ощущение, что ты в бане. Поэтому максимум это обеспечить дистанцию и постоянно напоминать мыть руки. Да, можно постоянно надевать и снимать СИЗ. Но он одноразовый, и так за сутки можно использовать с десяток комплектов.  Никто не запрещает надеть СИЗ, но никто и не стремится особо в нём разгуливать. Как и говорил, ношение СИЗ требует постоянной ротации, чтобы человек мог отдохнуть. Но персонала мало, медсестра одна, так что одна надежда – на иммунитет. 

 

Спросите, а когда мы вообще СИЗ носим и носим ли? Носим. Если случай атипичный или пациент тяжёлый, который требует ИВЛ, конечно же все будут в СИЗ, потому что вероятность, что это коронавирус выше.  Хотя бывает, что СИЗ просто не успеваешь надеть. К примеру, недавно у пациента через 15 минут после госпитализации произошла остановка сердца. В этой ситуации было не до СИЗ, важна была каждая секунда, в такие моменты мало думаешь о своей безопасности, когда на кону чья-то жизнь.

 

Ну и кроме того, масок, халатов и перчаток просто мало, поэтому использовать их постоянно на все ОРВИ и пневмонии просто невозможно.  Иначе, когда действительно начнут массово поступать инфицированные COVID-19, нам будет нечего надеть. Работает очередное «авось пронесет в этот раз». Именно поэтому в Черновцах и Тернополе столько инфицированных медиков. Они были не в СИЗ: у них их не было или было мало, или экономили, как и мы продолжаем экономить. Приказ МОЗ №722 гласит, что любое ОРВИ должно рассматриваться потенциально как коронавирус, то есть мы должны быть в СИЗ. Правда приказ №722 не уточняет, где нам взять столько СИЗ.

 

Каждый из нас понимает, мы тоже рано или поздно инфицируемся. Ведь есть ещё один момент – главное, не только надеть СИЗ, а ещё и уметь правильно его снять. Потому что именно в момент снятия появляется наибольшая вероятность быть инфицированным. Не помыл руки, почесал нос и готово – две полоски на экспресс-тесте. 

#Как тестируем пациентов

Есть два вида тестов: экспресс и ПЦР. Для экспресс-теста нужна капля крови.  Кровь из пальца капаем в специальную лунку и добавляем раствор-буфер. Ждем 10 минут. Одна полоска – хорошо, две – COVID-19.  Вот только проблема в том, что достоверность экспресс-тестов крайне низкая. Но получая одну полоску, всё равно расслабляешься. Но ещё есть такое понятие как анамнез – если пациент приехал из других стран или регионов, где зафиксирован коронавирус, то конечно же напрягаешься, даже если тест отрицательный. До получения результатов ПЦР-теста случай рассматривается, как с подозрением на COVID-19.

 

Пациентов в состоянии средней степени тяжести госпитализируют в инфекционное отделение. Тяжелых – сразу в реанимацию.  Далее делаем мазки из зева и носоглотки, и отправляем их в Одессу для проведения ПЦР.

 


Иногда выезжает мобильная бригада, которая тестирует на дому. Стараемся предотвратить вторые Санжары. Ведь люди, к сожалению, озлоблены и напуганы. Бригада тестирует очередного работягу, приехавшего с Польши или Италии, а потом этот тест с одной полоской показывает «толпе с факелами и вилами».  Но до получения ПЦР, всё равно обязательная самоизоляции. Тесты врут, ПЦР врёт меньше. 

О работе одной из опорных больниц Одесской области: монолог врача - изображение №3
О работе одной из опорных больниц Одесской области: монолог врача - изображение №4

#В режиме ожидания

По большому счёту, нас ещё не затронуло. Мы готовимся, пишем графики дежурств на случай массовости. Тогда работать будут все, начиная от врачей поликлиники и заканчивая стационаром. Нужно будет обеспечить постоянную ротацию и смену СИЗ.  Но если в городе штат больше и есть, кем заменить выбывшего врача, в районе убери двух-трёх врачей и работоспособность реанимации будет на нуле. У нас всего три анестезиолога. Поэтому уверен, что работать будем даже с температурой, как уже неоднократно бывало. Из-за дефицита анестезиологов в районных больницах единственное оправдание не работать – умереть.  Но мы не унываем, готовимся, учимся. Большинство хочет, чтобы всё уже побыстрее началось и побыстрее закончилось. Ничто так не утомляет, как ожидание.   

#Профессионализм, а не геройство

Многие обыватели воспринимают нашу работу, как некий подвиг. Но в чём подвиг? Мы ежедневно и до этого сталкивались с инфекциями: ВИЧ, туберкулёз, гепатиты, грипп, который не менее опасен. И до этого много работали, и пациенты умирали по разным причинам. А тут вдруг все вспомнили о медиках, о том, что нас бы любить и уважать. С одной стороны, приятно, но как-то верится мало во всенародную любовь.

 

Я стараюсь воспринимать всю эту историю с коронавирусом, как очередной вызов, но вполне штатный.  Если смотреть сквозь призму героизма и пафосности подвига, то скоро выгоришь. Есть инструкции, протоколы лечения, алгоритмы – их надо выполнять. Надо будет сутками работать в реанимации, будем работать сутками.  Я и многие мои коллеги готовы жертвовать здоровьем, временем, силами, возможностью видится с семьёй. Ведь, если проконтактировал даже в СИЗ, то придётся после этого жить в больнице, чтобы случайно не заразить других. На мой взгляд, борьба с COVID-19 – это о профессионализме. Профессионалов уважают и вознаграждают. Героев же недовольная толпа очень быстро понижает до ранга преступников, что, боюсь, ждёт и нас…

Редакция lotsia.com.ua напоминает, что сейчас лучше избегать скоплений людей. Если вы можете, оставайтесь дома. Если нет – тщательно мойте руки и почаще обрабатывайте их антисептиком: любые поручни или дверные ручки могут стать причиной болезни. Берегите себя и близких и помните: коронавирусную инфекцию тяжелее всего переносят люди старшего возраста, у молодых она чаще развивается бессимптомно.