Document
«Ночная бабочка, ну кто же виноват»: традиции, которые не исчезают

Одесса – город не из простых. Да и путь её становления был более чем тернист. И многое есть из того, что завораживает, и многое хотелось бы изменить. Хотя вот, например, древнейшая профессия пережила определённую трансформацию, и теперь всё происходит культурнее, и порой даже без интима. Но лишиться денег в Одессе всё равно легко. 
 


В этом году в Одессе особенно часто звучат истории о том, как девушки разводят иностранцев: сначала длительная переписка в соцсетях и многочисленные подарки, а потом встреча в гостеприимном городе в ресторанах со специальным меню для интуриста и хорошим откатом для сопровождающей. Естественно, это никак не улучшает имидж Одессы, но и сказать, что это что-то новое и неожиданное тоже нельзя. То есть в Одессе все всё знают и что дальше. Ходят слухи, что ещё больше двухсот лет назад, когда Одесса только начинала свой путь к успеху, император Александр I уже махнул на наш город рукой, говоря, что «в Одессе контрабандой не занимается только ленивый», мол, что уж тут поделать.


В XIX веке в порту на Чёрном море иностранцев тоже было море. И всегда надо было держать ухо востро – мелких мошенников было не меньше, равно как и девушек лёгкого поведения. Одесса славилась тем, что была городом контрастов: на условном первом этаже под Потёмкинской лестницей обитали работяги и босяки. На втором – в театр ходила знать и на светских раутах встречались князья и графы. А вот ночные бабочки ловили удачу и там, и там. 
 

Возьмём хотя бы Дерибасовскую – даже сегодня её 980 метров делятся на две части: от Леха Качинского до Ришельевской и от Ришельевской до Преображенской. Вечером в нижней части улицы делать совершенно нечего, а наверху горят огни и в ресторанах гудят допоздна. Собственно, эта часть Дерибасовской всегда была популярной. И, если Владимир Жаботинский называл Дерибасовскую «королевой всех улиц мира сего», то Семён Юшкевич посвятил девушкам этой улицы целый роман, который так и назвал «Улица. Из жизни одесских проституток».


Собственно, немногим более ста лет назад по чётной стороне Дерибасовской (между Гаванной и Преображенской) дефилировали «погибшие, но милые создания», а все остальные – только по нечётной, противоположной стороне. И приличной барышне проходить мимо горсада в одиночестве было не то что нежелательно, но даже запрещено. И это абсолютно не выдумка, и не фигура речи. Цитируя Юшкевича:
 

Вечереет ... Сутенеры уже на своих местах у витрин, на скамьях, в толпе, и зорко следят за своими девушками

На свет огней и витрин слетались и местные, и иностранцы – здесь было раздолье. А девочки выходили на улицу за заработком. Рассматривали дорогие украшения в витринах магазинов и «ждали гостя». А по дороге в гостиницу мечтали о большой и чистой любви.


Сказать, что это всё было разрешено так нет. Юшкевич пишет, что время от времени «для порядку» или в ответ на возмущённое письмо какого-нибудь вышедшего в мужской тираж блюстителя морали появлялся приказ полицмейстера типа:
 

Мною замечено, что по Дерибасовской и другим улицам с прилегающими переулками с наступлением сумерек и до самой поздней ночи сплошь и рядом целыми толпами ходят проститутки, позволяя себе нагло приставать и затрагивать мужчин

Впрочем, на этом всё и заканчивалось. Ночные бабочки так же прилетали на Дерибасовскую за лёгким заработком, и так же были востребованы. 


Прошедшие годы и неоднократная смена власти привели к тому, что уехали евреи, исчезают памятники архитектуры, вырубаются акации, символизирующие Одессу. Но некоторые традиции здесь подобострастно чтут. Журналисты одного из одесских сайтов даже провели эксперимент и пришли в кафе с липовым иностранцем. Увидев различие цен в меню, вызвали полицию и ждали правоохранителей два часа. И к потерпевшим они зашли одновременно с владельцем заведением. Совпадение? Может быть. А может и нет. Ведь в городе, где каждый кому-то немножко должен, разве может быть иначе? И это наша особенность, и это наша беда. Помните старый анекдот: «Как? Ты работаешь на радио, у тебя, что есть блат? – Блат? Нет, но у меня есть сестла».