Document
О неприметном, но запоминающемся доме в Одессе: Базарная, 33

Этот дом легко не заметить, пробегая по Базарной. Но уж если обратить на него внимание, он раскроется с необычной стороны. А уже 11 апреля его украсит мурал работы Одесской художницы и певицы Леси Вербы. Рассказываем о доме, Владимире Жаботинском и идеях, которые меняют мир 


На Базарной, 33 стоит дом, который похож на половинку дома, что, впрочем, не делает его хуже. Более того эта особенность делает его ещё более «игрушечным» – маленький, изящный, но немного с претензией. Как и большинство других зданий Одессы, он построен в стиле историзма, и рассматривая его подробно, можно найти элементы неоготики и неоренессанса. Здесь и изящный орел, будто держащий на своих крыльях весь третий этаж, и элегантные сандрики над окнами второго этажа. Кстати, сандрик – это своеобразный карниз над наличником оконного или дверного проема, и служит он не только украшением, но и банальным «отводчиком» воды.

А вот орёл в архитектуре издавна является символом властелина воздуха и ассоциируется с величием, властью, господством и отвагой. Вот только неизвестно, кто стал инициатором появления орла на здании – заказчик строительства Гелель Гелелович или всё же это идея архитектора, имя которого, к сожалению, наверняка неизвестно. 

Есть предположения, что это здание стало первым в карьере Якова Пономаренко, но есть путаница с датами. Дело в том, что появление доходного дома Гелеловича датируется 1900 годом, а Пономаренко только спустя два года окончил Императорскую академию художеств. И сегодня уже очень сложно уточнить авторство. Но как бы там ни было здание является памятником архитектуры местного значения и такой себе архитектурной жемчужинкой Одессы.

А ещё на Базарной, 33 свои первые годы жизни провел легендарный Владимир Жаботинский. Писатель и драматург, переводчик и журналист, одессит и один из лидеров сионистского движения, он написал, пожалуй, лучшую книгу об Одессе и стал создателем (вместе с Иосифом Трумпельдором) Еврейского легиона, в котором и сам поначалу служил рядовым. Хотя в детстве ничто не предвещало, что мальчик настолько плотно займётся политикой. Тогда его главным интересом была литература. Именно 17-летнего Жаботинского назвали лучшим переводчиком на русский язык стихотворения Эдгара По «Ворон». Будучи корреспондентом одесских газет в Берне и Риме, он интересовался европейской культурой, писал блестящие фельетоны и даже слыл баловнем судьбы. А потом, вернувшись домой, Жаботинский своими глазами увидел еврейский погром 1905 года. И это зрелище полностью его изменило. Тогда-то он и решил, что пришла пора что-то менять. И, конечно, его деятельность настолько масштабна, что сложно себе сегодня представить. Кстати, в Одессе Жаботинский женился на любимой женщине, в которую влюбился ещё в свои 15 лет. Анне Гальпериной тогда было 10 и при знакомстве она просто расхохоталась над, как она выразилась, его «негритянским профилем с буйной шевелюрой». Но потом Володя назвал ее мадемуазель и девочка пересмотрела свою позицию. И после замужества поддерживала все идеи своего неугомонного мужа. Это, надо сказать, при том, что из 25 лет брака вместе они не провели и пяти лет. Жаботинский был все время в разъездах, а Анна всегда верно его ждала, восхищалась и любила. Владимир же посвятил своей жене стихотворение «Мадригал», в котором и признался, что «ось моих скитаний – вечно ты».

Отдельной и важнейшей главой жизни Жаботинского, конечно, является Одесса и книга «Пятеро». Но мировую известность он получил, как один из инициаторов создания Израиля. Уже будучи признанным лидером ревизионистов, Жаботинский приехал в Одессу и потом записал впечатления от встречи с любимой мамой:

«Старая мать моя, вытирая глаза, призналась мне, что к ней подошел на улице один из виднейших воротил русского сионизма, человек хороший, но с прочной репутацией великого моветона, и сказал ей в упор:

 

– Повесить надо вашего сына.


Ее это глубоко огорчило.

 

Я спросил ее:

 

– Посоветуй, что мне делать дальше.

 

До сих пор, как гордятся люди пергаментом о столбовом дворянстве, я горжусь ее ответом:

 

– Если ты уверен, что прав, – не сдавайся!»

И вот в эти дни по заказу посольства Израиля известная художница и певица Леся Верба создаёт мурал, на котором будет изображён молодой Владимир Жаботинский. Эскиз «Altalena. Белая ворона» согласовали в Израиле, и уже совсем скоро (11 апреля) настенный портрет украсит боковую стену дома на Базарной, 33. Проект называется «Young Jabotinskiy - Art speaks History». А сама идея заключается в том, чтобы напомнить одесситам об этом незаурядном человеке. И изображён он будет в роли своеобразной «белой вороны». Здесь и отсылка к стихотворению «Ворон», и акцент на неординарности Владимира Жаботинского. 

«Владимир Жаботинский стал неким белым вороном. Среди талантливой общей массы (как обычно в Одессе ) он смог выделиться и создать новое государство, вырастить совершенно новые кардинальные идеи для того времени»