Document
О лучших решениях градоначальников Одессы: и забытых, и знаменитых

Когда-то давно Одессе очень везло с руководителями. Там и беспрецедентная любовь к городу Армана Эммануила де-Ришелье, и ответственный подход Александра Ланжерона, и невероятная щедрость Григория Маразли. О мэрских решениях последних десятилетий многие помнят лично. А ведь есть те совершенно естественные для нас блага, которые появились благодаря конкретным людям, чьи имена сегодня не так известны или вовсе забыты. Например, что вы знаете о прекрасном Джеймсе Кортацци или хамовитом Павле Зелёном?


Говоря о лучших решениях для Одессы, естественно, невозможно не вспомнить о работе герцога де-Ришелье – строительство карантина и театра, озеленение города и борьба с беспощадной чумой, льготные бизнес-условия для иностранцев и увеличение городского дохода в 25 раз (за 10 лет), искоренение коррупции и многое другое. Стоит ли уточнять, что и прогрессивные умы города, и простой люд Ришелье попросту боготворили.

Александр Ланжерон, в свою очередь осуществил мечты Ришелье об открытие лицея, ставшего по уровню образования вторым в стране, и введении порто-франко. Он содействовал появлению ботанического сада и открытию заведения минеральных вод. И пусть он не чувствовал предназначения быть городским головой, и говорили о нём обычно «храбрый генерал, добрый правдивый человек, но рассеянный, большой балагур и вовсе не администратор», но в памяти он остался как один из лучших руководителей Одессы.

О меценатстве Григория Маразли и вовсе ходят легенды. На его средства были построены здания первой в стране бактериологической станции и бесплатной читальни, дешёвые столовые, приюты и народные училища. Он выкупил и подарил дворец на Софиевской для создания в нём музея изящных искусств. При Маразли была открыта первая линия конки, первая электростанция и началось строительство Одесской оперы, по его инициативе появился роскошный Александровский парк, а неказистая улица Новая превратилась в одну из самых презентабельных улиц Одессы, позже названной в его честь. И это лишь малая часть того, что сделал этот человек для нашего города. Кстати, на должности городского головы по желанию горожан он провёл дольше всех в истории Одессы – 17 лет.

Конечно, говоря о благополучии Одессы в памяти всплывает и имя Михаила Воронцова. Но всё-таки официально градоначальником Одессы. Зато будучи губернатором всего края, он выбрал три главных направления для развития Одессы: мощение улиц, озеленение и строительство. При правлении Воронцова одесский порт стал главным на юге всей империи, была открыта Куяльницкая лечебница и десятки благотворительных заведений, а особое внимание он уделял просвещению и образованию одесситов. Всё это и многое другое сделали Михаила Семёновича одним из любимцев Одессы.

Но и кроме этих четырёх столпов города были на руководствующем посту люди, которые должны оставаться в памяти и истории. Так, к примеру графу Александру Гурьеву (1822-1825) принадлежала идея открытия училища садоводства в ботаническом саду, строительство которого и началось в 1825 году. А вот Фёдор Пален, недолго занимавший пост градоначальника (1826-1828) и замещавший генерал-губернатора Воронцова, дал разрешение на открытие в Одессе 1826 года еврейского училища. И вместе со своим преемником Алексеем Лёвшиным они выделили средства – и из казны, и собственные – на поддержание порядка Дюковского сада в память о незабвенном Ришелье.

Отдельно внимания заслуживает итальянец Джеймс Кортацци, занимавший пост городского головы с 1848 по 1857 годы. При нём город открыл новые выгодные торговые отношения, он способствовал открытию учебных и благотворительных заведений и внимательно следил за благоустройством города, как в строительном, так и в культурном отношениях. Кортацци стал инициатором работ по очищению и углублению Одесского порта с целью сделать его более удобным для стоянки каботажных судов и пароходов, сталкивающихся с проблемами из-за мелководья. Он смог так организовать и спонсировать работу комитетов, что даже свирепая холерная эпидемия 1848 года была остановлена в кратчайшие сроки и с минимальными потерями. И, как результат, многие успехи Одессы за эти девять лет были связаны с разумным руководством Джеймса Кортацци и его сотрудничеством с генерал-губернатором Воронцовым.

 

И, кстати, с Одессой связан не только Михаил Воронцов, но и его сын Семён Михайлович. За несколько лет на посту городского головы (1863-1867) он сумел добиться для Одессы настоящего самоуправления без стороннего вмешательства, и все силы свои тратил исключительно на благоустройство Одессы, будучи ещё и первым президентом Общества изящных искусств. Одесситы выбрали Семёна Воронцова и на второй срок, но по какой-то причине он отказался.

После Семёна Воронцова городским головой стал предприниматель и тайный советник Николай Новосельский. Свой бизнес он строил на возможностях пароходства, собственно стал инициатором создания РОПиТ (Русское общество пароходства и торговли). Большое внимание, соответственно, уделял исследованию и углублению акватории одесского порта. Ну, а главное его одесское достижение – это появление в городе современного водопровода, построенного в 1873 году британской компании на условиях концессии. И, стоит отметить, такого водопровода на то время ещё не знали даже во многих странах Европы.

Неоднозначное отношение в Одессе было к Павлу Зелёному – говорят, что и хамил направо-налево, и вёл себя как повелитель. И история презабавная есть о том, как городской голова решил пройтись поздним вечером по улицам Одессы с проверкой. И увидел работающие заведения, должные быть закрытыми. Тогда он в своей манере уточнил у сопровождающего его перепуганного пристава, сколько он берёт денег с нарушителей. И названной суммой остался недоволен, мол, больше с этих «мерзавцев» брать надо за такое. Но, как минимум, он поддержал резолюцию земских и городских деятелей по вопросу об «украинизации школы» и стал одним из основателей в Одессе общества «Просвіта» - был членом его первого правления (1906 год), помогал устраивать многочисленные мероприятия и стал инициатором выделения денег на создание памятника Тарасу Шевченко.

 

Потом уже при Николае Моисееве в 1910 году по Одессе проехал первый электрический трамвай, а над ипподромом пролетел аэроплан. Потом времена начались совсем иные, но хочется отметить ещё одного руководителя Одессы – тридцатипятилетнего Павла Цюрупу. Именно он, избранный в 1962 году председателем исполкома, решил застраивать тогдашний посёлок Котовского и Аркадию, уделил внимание озеленению Одессы – появились новые скверы и парки, были высажены деревья на улицах и склонах – и укреплению побережья. Последнее, пожалуй, тогда в последний раз и делалось.

Конечно, можно вспомнить и хорошие деяния современных градоначальников, возможно, даже провести некое сравнительное исследование. Но, пожалуй, таких впечатляющих результатов всё же не будет. Впрочем, это уже совсем другая история.