Document
О Летнем театре в Одессе сегодня: Наталья Эртнова VS Александр Бабич

Летний театр и сегодня вызывает массу споров. Пока одни одесситы судятся с компанией «Соллинг», выдвинувшей им иск о самовольных действиях и нанесении ущерба, другие считают, что всё здесь в абсолютном порядке. Выслушали позиции организатора фестивалей Натальи Эртновой и краеведа Александра Бабича.


В 1803 году Феликс Де Рибас, брат основателя Одессы Иосифа Де Рибаса, разбил сад на принадлежащей ему земле прямо в центре молодого города. В 1806 году он подарил этот сад городу. А в 2016 году на сессии горсовета территория Летнего театра, который является частью Горсада, но не использующийся с конца 90-х годов и постепенно пришедший в полное запустение, была передана в аренду фирме, связанной с олигархом Владимиром Галантерником. Вскоре после этого ГАСК выдал разрешение на строительство там торгово-развлекательного комплекса.
 

В ноябре 2017 года жители Одессы вышли на акцию протеста. Одесситам удалось отстоять Летний театр, чтобы там не выросла очередная высотка. И в результате был принят план реконструкции Летнего театра от Дмитрия Шпинарёва, одесского продюсера и предпринимателя, известного одесситам не только как одного из создателей «Юморины», но и неоднозначно принятым проектом ярмарки на Дерибасовской. И одесситы снова разделились на сторонников и непримиримых противников нового Летнего театра. Мы выяснили основные тезисы позиции обоих сторон и о чём они мечтают.
 

Наталья Эртнова

генеральный продюсер и организатор фестивалей

Александр Бабич

историк и краевед

Наталья Эртнова

Мы все были против того, чтобы на месте Летнего театра Горсада выросла высотка, протестовали всем городом. Это же площадка с историей: и Юра Кузнецов там выступал, и «Маски», и первые рок-концерты, первый фестиваль памяти Ганькевича – всё это происходило именно там. И мечта о том, что было бы хорошо здесь возродить летнюю площадку, была давно. Потом была эта ситуация с готовящейся там высоткой, и город отстоял это место. Я считаю, что это заслуга не только активистов, а гражданского общества в целом: вышла вся интеллигенция города абсолютно разных «вероисповеданий». А дальше, после снятия ворот, началось: одни активисты убирались, другие жгли остатки несчастного пианино, снимая всё на камеру, наркоманы кололись, алкоголики бухали, бомжи ночевали.
 

Я, как организатор фестивалей и человек заинтересованный, хотела бы видеть эту площадку как концертный зал. Понимая, что там не всё так просто, что строить там ничего нельзя, что не получится там той Юрмалы, что там нельзя просто поставить купол, чтоб сделать закрытый зал и не зависеть от погоды, то нашли вот такой вот вариант, который мы видим. Как по мне – это некий компромисс между собственником (так уж случилось, что область отдала это место) и гражданским обществом. Я сейчас не говорю, насколько «правильно / неправильно» сделали, подписав эту землю в аренду Солингу. Нельзя было этого делать, конечно, но так произошло. И Дмитрий Шпинарёв, который был одним из инициаторов проекта благоустройства и возрождения театра, абсолютно правильно заметил, что, либо там будет разрушенная бомжатня, сколько бы там волонтёры ни убирали, либо там всё-таки продавят и в итоге построят этот торговый центр, либо будет вот такой компромиссный вариант.
 

Всё, что там выросло, это всё на месте того, что было на плане. Ничего нового, фундаментального, там не впихнули. Сцену поставили там, где она и была. Появились люди, которые отвечают за звук, за свет и за экран. Открылась бесплатная художественная галерея и арт-пространство под открытым небом. И за всё это надо платить, при этом они не берут аренду за мероприятия. Где деньги взять? Пытались запустить работу кафе, но в связи с карантином всё заглохло. Выстроили ларьки, торговый ряд, и это то, что мне как раз не нравится. Но тут всё тот же компромисс: они хоть как-то оплачивают аренду на охрану, уборку, текущий ремонт территории.

 

Я провела там в прошлом году джазовый фестиваль, потом мы там провели «Немые ночи», на который некоторые почитатели гордо не пришли принципиально, потому что это было в Летнем театре Горсада.  А нам, организаторам, было легче! Мы много получили бесплатно. 

А потом произошла история с коронавирусом и площадка была закрыта для концертов. На днях мы провели там первый спектакль «Масок». Мы продали билеты. Деньги за билеты пошли не Летнему театру, не его администрации – это был договор «Масок». И сейчас там мероприятия расписаны до осени: «Золотые скрипки Одессы», Odessa JazzFest и так далее. Нам всем необходима эта площадка, с готовой сценой и всей концертной инфраструктурой. Там, безусловно, удобней делать события, чем лепить места на крошечном пятачке перед ротондой, нанимать охрану и так далее.
 

И это ж не только концертная площадка. В конце концов там не каждый день концерты или какая-то программа. В остальное время – это открытая территория и достаточно безопасное место, которое облагородили, где высадили и поливают зеленые насаждения, поставили скамейки, где гуляют мамочки с колясками, бегают дети. А то, что там продается мороженое и кофе – это нормально. 
 

Александр Бабич

Летний театр – это хорошо. Зелёный театр, Летний театр Горсада, который бывший Летний театр Филармонии – это всё очень хорошо. Но есть одно «но», связанное с именем собственника, Галантерником, который у меня ассоциируется исключительно с каким-то негативным шлейфом и негативными деяниями. Такое «вселенское зло», если угодно. Представьте, что вас просят пообщаться с дьяволом, и он вам предлагает: «Послушай, есть вот классный проект, не хочешь ли возглавить дочернее предприятие ада?» И поэтому для меня всё, что произошло с Летним театром – это некий договор с дьяволом.
 

Я принимаю позицию Дмитрия Шпинарёва, который аргументировал её еще два года назад, когда говорил, что нам надо задействовать эту некогда отличную летнюю площадку, поскольку она совсем уж убитая. Я это приветствую. Но в прошлом году мы там не видели почти ничего – рок-фест промелькнул, джаз-фест, ещё что-то, но очень немного. Наверное, были сложности с ремонтом и с каким-то активным противодействием. В этом году ударил коронавирус, и вдруг мы поняли, что, оказывается, для многих наших артистов нужны открытые летние площадки. И эта площадка будет единственным выходом для таких ребят, как «Маски», потому что надо кормить труппу, надо поддерживать работу коллектива. Поэтому лично я нахожусь в такой интеллектуальной раскорячке: с одной стороны, я рад, что «Маски» вышли на сцену, что они наконец-то начали работать, с другой стороны – это всё равно тот самый договор, о котором речь шла выше.
 

Я считаю, что Летний театр должен стать частью городской собственности, частью Горсада. Пока юридически это земля Галантерника, что бы там ни происходило – это неприемлемо. И при этом я понимаю, что это лишь мои романтические фантазии, мечты, которые никогда не будут реализованы, потому что этот человек до сегодняшнего дня не сделал ни одного доброго дела.
 

Когда были дискуссии, Дима Шпинарёв говорил о том, что вот сейчас там бомжатник, а будет хорошо! Но, во-первых, на тот момент там был уже не бомжатник, руками энтузиастов был наведен хоть какой-то порядок. И, во-вторых, если туда допустить хотя бы один общественный бюджет, который разыгрывается у нас каждый год, три миллиона или сколько там, то за этот бюджет эти же волонтёры там запросто постелили бы такую же плиточку, сделали бы нормальное освещение, поставили бы какие-то детские качельки, и сцена бы там была, и проходили бы какие-то мероприятия, которые точно так же пополняли бы городской бюджет.
 

Но пока там есть то, что там есть. Нам говорили, что там будет исключительно концертная площадка, но сейчас там уже появился ряд МАФов. И я туда не хожу принципиально. Я очень хочу поддержать «Маски» в трудную для них минуту, и с удовольствием посмотрел бы представление, но для меня это вопрос принципа.
 

Мечта организатора и продюсера фестивалей Натальи Ертновой о возвращении летнего концертного зала «с историей» постепенно реализовывается. Будет ли Летний театр Горсада и дальше функционирующей и работающей открытой площадкой, которая так нужна Одессе, или постепенно превратится в филиал ярмарки на Дерибасовской, покажет будущее, которое определенно находится в руках администрации площадки. Дождаться бы ещё, когда сбудется мечта Александра Бабича о том, чтобы Летний театр снова стал городской собственностью.
 

А что по этому поводу думаете вы?
Всё правильно происходит в Летнем, мне нравится
Летний превращается в очередную ярмарку без ума и фантазии