Document
О Лёше и его культуре пития: честные истории Александра «Банчи» Топилова

О моём друге Лёше можно рассказывать долго, интересно, насыщенно. Во-первых, он великолепный художник. Ну а во-вторых, о его подвигах ходят легенды, и их действительно много. Вот всего лишь малая толика из них.


Пассатижи vs отвёртка

Сидим мы у Шефа как-то лет 10 назад. Бухаем. Да и вообще весело проводим время. А Шеф, надо заметить, фотограф. Настоящий, а не то, что вы подумали. Ну и значит по всей комнате разбросаны виды деятельности: тут объектив лежит, там рюмка стоит, фотоаппарат конечно же, ещё один, между ними пакет сока, и всё это находится на компьютерном столике, на котором в тесноте да не в обиде стоят два монитора. За офисным стулом перед столом сидит Лёша, все остальные расположились чуть поодаль. И вот наливается очередная рюмка, выпивается, и тут вдруг кто-то такой:

 

— Лёш, плесни вон сока, ага, да-да-да – вон того.


А Лёшка парень такой, немаленький, и даже можно смело сказать – здоровый. Изящностью движений особо не отличается, даром, что художник. И вот уже через секунду половина пакета сладкого вишнёвого сока растекается по столу – ровнёхонько между клавиатурой, мышкой, двумя объективами, двумя мониторами и двумя же фотоаппаратами. Лёша выставляет вперёд руку, давая понять, что «ничего-страшного-все-под-контролем», и говорит человеческим голосом, обращаясь к Шефу:

 

— Саша, всё нормально, щас я всё быстренько приберу! Где тут у тебя что-то, чем всё это можно вытереть?

 

Шеф и не думал сильно переживать по таким мелочам. Когда в тебя третьи сутки вливают коньяк литрами, ты вообще становишься мастером спокойствия. Так что он лишь молчаливо, не без ничего не значащей улыбки неопределенно кивнул куда-то назад, в сторону другой комнаты. И вот Лёша удаляется, мы быстро прибрали приборы и сидим, ждём, когда же вытрут со стола. Из другой комнаты доносятся нетипичные для поиска тряпок звуки: грохот каких-то инструментов, глухой стук чего-то обо что-то, явно копаются в каком-то металле.

 

Вскоре выходит торжествующий Лёша. В одной его руке – отвёртка, в другой – плоскогубцы.


— Саша, сейчас всё быстренько вытру, ничего и не заметишь!

 

Мы замерли. Леша же уверенно пошёл к столу. Оценивающе взглянул сначала на отвертку, потом на плоскогубцы, снова на отвёртку, пришёл к какому-то решению, положил плоскогубцы недалеко от себя, и с отвёрткой направился к разлитому соку. Присел такой на корточки, прямо перед столом, отвёрточку приложил к луже сока. По всему было видно: работает мастер. На глаз такой посмотрел, ровно ли все проложено. Была бы линейка с уровнем, наверняка ей воспользовался бы. В общем, приложил он отвёртку ровно к столу, прямо в лужу сока, и тут вдруг такой отточенным движением – вжжжжжик. И начал реально вытирать. Очень липкий сок. Со стола. Отвёрткой. После нескольких неудачных попыток повернулся к пассатижам, отложил отвёртку и такой как бы про себя:

 

— Надо было конечно сразу пассатижи брать, только время потерял...

Случай на Таирова

Таирова. Гордость Одессы. Именно по его образу и подобию выстроилась Аркадия, а скоро и весь город будет таким. Сплошь многоэтажки, магазины да дороги. Красота и умиротворение!

 

Именно там и бухали как-то Лёша и Сергей. День бухали. Второй бухали. На третий закончились деньги, и ребята приуныли. Лёша там жил, а Сергей просто в гости заехал на часок-другой, но уехать не получилось – залип. 

 

И вот, как деньги закончились, Серёга засобирался домой, надел куртку и вдруг случайно обнаружил мятую бумажку 100 гривен.

 

- Лёшка, смотри, что у меня есть!


- О! Как раз ещё на бутылку! Сейчас-сейчас, я быстро, только куртку накину, и метнёмся в магазин!


На дворе тем не менее стояла суровая зима. Скользко, холодно и неуютно. Так что ребятки быстро-быстро прибежали в магазин, ни одного лишнего движения, все отточено годами и опытом. Взяли бутылку, выходят из магаза, Серёга такой:

 

- Так, ну что, давай быстрее домой и...


- Подожди. Какой домой? Давай выпьем сначала!


- Ну так давай же уже дома?


- Подожди. До дома дойти надо. А для этого сначала надо выпить.


Серёга понял, что спор с Лёшей о водке – дело изначально гиблое и неблагодарное. Поэтому, тяжело вздохнув, он вскрыл бутылку, скромно пригубил и передал другу. Нет, Лешка пригубил довольно нескромно. Это был хороший глоток грамм на сто.


- Ну что? Всё? Давай – побежали домой, а то ж холодно!


- Подожди, – снова тоном, не терпящим возражений, Лёша остановил друга. – А у реки постоять?


И встал прямо там же, возле будки-магазина, в десяти метрах от трассы. Серёжа внимательно посмотрел на Лёшу. Тот стоял, весь собравшись и сконцентрировавшись. Глаза его были чуть прикрыты, благодать и спокойствие разливались в это время по всему его нутру. Ноздри слегка вздулись, как бы принюхиваясь к природе, к этой реке, которая была видна лишь ему.


- Ну что? Постоял? Можем теперь домой идти?


- С тобой совершенно невозможно бухать, Сергей. Только мешаешь...