Document
О том, что хорошо бы знать о Воронцове жителям Одессы

Воронцовский дворец, Воронцовский переулок, Воронцовский маяк – все эти обозначения отлично знакомы одесситам. Возле памятника Воронцову на Соборке издавна назначаются встречи, а в Воронцовский переулок ходят посмотреть на плоский дом. Но вот не многие в курсе того, кем для Одессы был Михаил Семёнович.


Михаил Воронцов родился 30 мая 1782 года в Петербурге. Отец его был послом в Англии, поэтому уже с полутора лет мальчик жил в Англии, где и получил блестящее образование. Юный Михаил прекрасно знал несколько европейских языков, русский, греческий и латынь. Собственно, можно сказать, что жизнь в Англии до 18 лет сформировала его личность – постоянное стремление к просвещению, жажда действий, а не разговоров, умение мыслить свободно и смело позволило ему по возвращению в Петербург стать одним из выдающихся людей своего времени.

 

В 1804 году он отличился при штурме крепости Гаянджи, за что получил звание полковника, а в Бородинской битве в 1812 году командовал дивизией гренадёров. 23 февраля 1814 года отдельный корпус под командованием Воронцова в сражении при Краоне разгромил французскую армию, руководимую лично Наполеоном, за что награждён орденом Святого Георгия. Войну Михаил Семенович закончил командующим оккупационным корпусом, с которым и остался во Франции до 1819 года. В том же году он женился на Елизавете Ксаверьевне Браницкой.

Солдаты Воронцова боготворили, считая его честнейшим и справедливейшим человеком. И 1820 году Михаил Семёнович подписал коллективное письмо группы офицеров на имя императора о необходимости отмены крепостного права в России. Стоит отметить, что простыми солдатами в большинстве своём в войне с Наполеоном выступили именно крепостные, которые вроде бы вернулись домой победителями, а на деле снова стали рабами. Михаил Воронцов же считал, что ситуация требует перемен. И, конечно, никто нигде не прочитает о том, что великого полководца отправили в ссылку, но его перевод в Одессу на должность генерал-губернатора Новороссийского края в 1823 году вряд ли можно назвать наградой. А вот для Одессы – это конечно был подарок судьбы. Фёдор Растопчин так об этом и написал в своём письме:
 

Я поздравляю всё население Новороссии, которое ему (Воронцову) подвластно… но у него будет довольно много работы – одно лишь искоренение воровства возможно сравнить с подвигами Геркулеса.

Но Михаил Воронцов был не из пугливых. Он первым делом направляет усилия на благоустройство города, выбрав три главных направления: мощение улиц, озеленение и строительство. И уже к 1827 году были благоустроены главные улицы Одессы, застроен и засажен деревьями Приморский бульвар.
 

Вместе с женой Елизаветой Ксаверьвной – известной польской аристократкой – Воронцов первое время жил на нынешней улице Пастера. Но вместе с архитектором Францем Боффо разрабатывал проект и следил за строительством собственного дворца на Приморском бульваре. Его часто называют неказистым, особенно в сравнении с Воронцовским дворцом в Алупке. Но стоит отметить, что последний строился уже как домашняя резиденция, а одесский был своеобразным офисом. Хотя, на самом деле, дворец в Одессе – это образец позднего классицизма с элементами романтизма. И никого в XIX веке это здание не оставляло равнодушным. Но возвращаясь к Михаилу Семёновичу, современники рассказывали, что первым делом по утру он подходил к окну своего кабинета, выходящего на море, и наблюдал за работой порта. Именно при нём Одесса стала главным морским портом юга России, а потом и третьим городом в империи, не считая Варшавы.

 

Михаил Воронцов не просто был мастером стратегии и развития, он ещё был и щедрым дарителем – на развитие Одессы пожертвовано из личных сбережений 8 миллионов рублей, на которые были созданы сиротский дом, лечебница для неимущих, Александровский детский приют и многие другие необходимые большому городу учреждения. По его инициативе в 1834 году была открыта Куяльницкая лечебница, а исследования целебных свойств вод и грязей лимана Воронцов держал под постоянным контролем. 

Воронцов уделял колоссальное внимание и первой публичной библиотеке – второй в империи, кстати. Ей он подарил собрание редких книг и собственной библиотеки. Собственно, образование вообще было неким пунктиком Михаила Семёновича – он считал, что правильные перемены будут происходить не благодаря силе, а с только с помощью просвещения. По его инициативе были открыты училище восточных языков, две гимназии, девять приходских школ, четыре частных пансиона, несколько частных школ, женское девичье училище, большое количество еврейских школ, публичная библиотека, Общество истории и древностей, «музеум» древностей, Общество сельского хозяйства южной России, первым президентом которого стал сам Воронцов.

 

Отдельного внимания заслуживают открытие памятника герцогу де Ришелье и строительство Потёмкинской лестницы. Ведь и это тоже была инициатива Воронцова. Вот только откуда-то появилась неправдивая легенда о том, лестница была подарком Михаила Семёновича жене. Но это и близко не похоже на правду. Лестница должна была стать главным входом в город. До Одессы значительно проще было добираться морем, а потому все путники могли, пришвартовавшись у берега, спокойно подняться на главный в городе бульвар к главному в городе памятнику. В принципе, до последнего времени я так происходило, когда в Одессу заходили круизные суда. А вот Елизавете Ксаверьевне в порту явно делать было нечего. 

Ну и, конечно, нельзя обойти вниманием известную эпиграмму Пушкина на Воронцова: «Полу-милорд, полу-купец, полу-мудрец, полу-невежда, полу-подлец, но есть надежда, что будет полным наконец». Эти обидные слова юный Саша Пушкин написал в порыве гнева и появившегося чувства недооценённости. Оказавшись в Одессе в ссылке, поэт вынужден был работать два часа в день в канцелярии Воронцова, и такая ситуация ему не нравилась категорически. Михаил Семёнович же, уважая позицию Пушкина, всё же не мог ему позволить расхолаживать одесское общество, особенно молодёжь, влюблённую в поэзию. Поэтому пошёл на радикальный шаг и отправил поэта в «командировку на саранчу» - в целом, ничего обидного как для ссыльного. А вот для Пушкина – удар в спину. И, согласно легенде, Александр Сергеевич не то что не составил отчёт о порче урожая, но даже не добрался до места командировки. А по возвращению сообщил, что «Саранча летела, летела, и села. Сидела, сидела, всё съела. И вновь улетела». Ну и после этого Михаил Воронцов обращается в Петербург с просьбой отослать поэта из Одессы. Да, кстати, романа у Елизаветы Воронцовой и Пушкина тоже не было – просто юный поэт любил красивых женщин и посвящал им стихи. Сердце в Одессе ему разбила Каролина Собаньска, но это уже совсем другая история.

 

И ещё о Воронцове – говорят, девизом его по жизни были следующие слова: «Люди с властью и богатством должны жить так, чтобы остальные прощали им эту власть и богатство». А после смерти Михаила Семёновича в 1856 году появилась поговорка: «До Бога – высоко, до царя – далеко, а Воронцов – умер». Похоронен он был со всеми почестями в Спасо-Преображенском соборе, там же нашла свой последний приют и Елизавета Воронцова в 1880 году. После разрушения собора в 1936 году останки любимцев Одессы были выброшены, но горожанам удалось их забрать и похоронить на Слободском кладбище. А в 2005 году после восстановления собора было совершено перезахоронение. Потому что это Воронцовы, которые продолжили дело Ришелье и сделали Одессу XIX века лучшим городом из возможных.