Document
Не судите черных овец

Всемирный клуб одесситов впервые в Одессе реализовал необычный литературный проект. Одесские литераторы написали коллективный роман-буриме «Не судите чёрных овец». Его напечатала газета «Вечерняя Одесса» в тринадцати номерах. 29 марта вышла последняя – 13-ая глава – экспериментального произведения. Об идее создания, процессе написания и особенностях жанра мы поговорили с авторами идеи и участниками творческого процесса.


 

Евгений Голубовский

вице-президент Всемирного клуба одесситов

 

Расскажите, как возникла идея написать роман-буриме, ведь это довольно уникальный жанр?

 

Идея романа-буриме возникла не у меня, а 90 лет назад у Михаила Кольцова, когда он возглавил журнал «Огонёк». Надо было привлечь к «Огоньку» внимание, он вместе с Ефимом Зозулей привлек 26 писателей - очень именитых. Начинал Александр Грин, участвовал Алексей Толстой, Бабель. Все они написали роман под названием «Большие пожары». Принцип был точно такой же. Александр Грин дал уже готовую новеллу, которая никуда там у него не пошла…  А дальше начали цепляться все остальные, придумывая развитие сюжета. Причем они запутались… и в последней главе Кольцов, бедняга, распутывал. Этот поехал вообще не туда, этот ― не тот… а этот женился не на той... и так далее, и так далее. Путаница была безумная. Забавно, поскольку очень разные писатели написали вместе роман. Но он был совершенно забыт. Я его нашел лет 30 назад, опубликовал в журнале «Новая юность» и у нас в альманахе. Потом он даже вышел отдельной книжкой с моим предисловием.

 

 

По какому принципу подбирались участники проекта?

 

Когда сейчас на лит. фестивале мы с Женей Деменком рассказывали о Кольцове, я вспомнил о «Больших пожарах» и говорю: «Давайте, и мы попробуем сделать роман силами нашей литературной студии!». Я уверен, что у нас люди интересные и талантливые и, конечно же, это будет любопытно. Дальше я взял листок бумаги и написал для себя условно 13-15 фамилий – кому я хотел это предложить. И решил пойти по алфавиту. «А» - Андрейчикова. И говорю: - Лена, вот такая идея. И она ответила: «Да! А о чем бы вы хотели, чтобы был этот роман?»

 

 

А действительно, как именно вы видели сюжетную линию?

 

В принципе, я думаю, что я могу хотеть что-то одно, а получить что-то совершенно другое. Я не буду никому навязывать, скажем так, сюжетные хода. В начале это может быть семейная хроника, а дальше это развернется или в детектив, или в пародию на детектив, или во что угодно… И Лена написала такую вот главку семейной хроники. Следующая на «Б» оказалась Боришполец. Я говорю: Лена, вот так и так...  «Да! - говорит, - только у меня есть идея: я не буду писать обо всем, а возьму одного человека и попытаюсь рассказать о нем, как я его вижу». Так, по сути, возник этот Андрей – рассказчик, которого представила Боришполец. Дальше, один за одним, каждый придумывал что-то свое. Иногда, уже во второй части этого романа, я подсказывал какие-то вещи, но и то, если люди не очень с этим соглашались, я старался не вмешиваться.

 

 

Были ли какие-то особенные требования, все-таки формат немного нестандартный?

 

Единственное, за чем я следил (поскольку с «Вечерней Одессой» было оговорено строго 13000 знаков с пробелами - больше страница не вмещает, и они давали полстраницы в каждом четверговом номере), чтобы был выдержан размер. Меньше можно было. У той же Боришполец было 9000 знаков. Они снизу там поставили какую-то свою заметку и всё. Больше нельзя, поскольку газету не растянешь.

И второе: просили, чтобы не было никаких перехлестов в сексуальном плане. Ну, у нас вообще роман был почти несексуальный. Единственное, это Юля Пилявская, про которую меня попросила Боришполец. И мы дали единственному человеку не с "Зеленой лампы" написать главку. У нее было некоторое, так сказать, технологическое обоснование, почему один из героев не удовлетворял свою подружку. Пришлось заменить это обыкновенными словами без терминологии.

 

 

Каждый автор имеет свою уникальную стилистику. Как вы привели все это к общему знаменателю?

 

Разность стилистики меня даже привлекала. Опять же-таки, я помню «Большие пожары»: у всех была настолько внятная разность речи... Конечно, каждый пишет по-своему, но по сути, только Наиль совершенно иначе пишет, чем все остальные. И он вообще попытался поставить точку, какую он захотел, отменив все, что было до него. Это просто придурь, неумелость и прочее. Но в тринадцатой главке его поставили на место, и закончили, как считали нужным. Опять же, всё это в пределах той же игры. Он захотел так написать эту главку, я не мешал ему. Но, поскольку право писать тринадцатую было за мной, у меня была возможность раскрутить сюжет благополучно, а не убийства… и прочее, и прочее...

 

 

Какова судьба романа в дальнейшем?

 

Сейчас вроде бы, «Вечерка» собирается издать все это отдельной книжечкой. Издадут, скажем им спасибо. Не издадут, мы с Женей Деменком говорили, издадим это сами и представим на сентябрьском международном литературном фестивале, на котором представляли книжечку «Пока Бог улыбается». Представим и эту книжку. В конце концов, она показывает то, что в Одессе есть десятки, как минимум 13 авторов, вполне укладывающихся в то, что называется суч.лит. – современная литература. Я считаю, что появились способные интересные люди. Я очень этому рад. Я обрадовался тому, что Владислава Ильинская написала прозу, я надеюсь, что она будет писать прозу. Я обрадовался тому, что для меня неожиданно раскрылась Аня Михалевская. Алексей Гладков красивую главку написал. В общем, по-моему, это любопытно… Так что, я доволен этим опытом и думаю, что мы попробуем еще заняться неким коллективным творчеством.

 

 

Что бы это могло быть?

 

Вот, хочу предложить на очередной встрече на «Лампе» такую вещь: 24-ого апреля сейчас будет так называемый день Мира. Отмечается один день – День Земли, когда отключают свет, чтобы в какой-то мере энергию сберегать; когда относятся к животным иначе… и так далее, и так далее. И чтобы каждый написал, кто в стихах, кто в прозе, что он увидел в этот день в Одессе ― какие-то такие микрозарисовки. И примерно 20 таких зарисовок показать ― день Одессы через глаза 20-25 пишущих людей. Так что будем продолжать какие-то такие ходы общего дела.

 

 

Евгений Деменок

Писатель, автор 7-ой главы:

 

Сначала это казалось странным, тем более что предыдущие шесть глав попали ко мне непосредственно перед тем, как я засел за свою, седьмую. Евгений Михайлович прислал мне их и сказал: «У тебя неделя». Первоначальное отношение – довольно скептическое. Но когда я прочёл первую главу, настроение улучшилось. И дальше, по мере чтения остальных глав, оно улучшалось и улучшалось. Перед моей главой действие зашло в определённый тупик, так что пришлось немного поломать голову. Но неожиданно для самого себя, на второй день я сел и сразу написал свою главу. И это был кайф.

 

Я постарался дать авторам следующих глав несколько «пасов», сюжетных линий, которые можно было красиво развить. Но, конечно же, у каждого ― свои идеи, так что линии так и остались неразвитыми. Ну и ладно.

 

Почти все авторы ― участники нашей литературной студии «Зелёная лампа». Это воодушевляет, потому что десять лет назад, когда мы начинали, в студию приходили в основном девушки-поэты. Прозаиков можно было пересчитать по пальцам одной руки. Теперь ситуация изменилась. У нас появились прекрасные авторы, пишущие прозу. Более того, кое-кто из поэтов пробует себя в прозе. В «Чёрных овцах» это Влада Ильинская и Анна Стреминская.

 

 

Елена Андрейчикова

Писатель (автор 1-ой главы):

 

Участие в этом проекте - удовольствие и суровое испытание одновременно. Основная трудность была в том, что я писала первую главу. Я должна была придумать идею, сюжет и название. И желательно так, чтобы авторы, которые будут писать последующие главы, не забросали меня помидорами.

 

 

Владислава Ильинская

Поэт (автор 8-ой главы):

 

Для меня, в первую очередь, это была возможность попробовать себя в прозе. Я невероятно благодарна Евгению Михайловичу за этот опыт. Я и близко не подозревала, что будет так интересно. То, что до меня уже было написано 7 глав только упростило задачу ― не нужно было выдумывать что-то новое; были герои, был сюжет, но при этом была и свобода выбора. Это самая правильная среда для экспериментов, на мой взгляд. Самое забавное, что в результате эксперимента писательское сообщество (которое само по себе не очень и взаимодействует между собой) объединилось для совместной работы. И, разумеется, не могло быть всё гладко. Но в том-то и весь «цимес», что непростые взаимоотношения авторов легли в тело романа и конфликт ― существующий в реальности ― перешел в литературную плоскость, создавая некий диалог между авторами. Я считаю, что вооружившись таким опытом, можно и нужно выстраивать культурные мосты между представителями любых конфликтующих сторон.

 

 

Елена Боришполец

Писатель, поэт (автор 2-ой главы)

 

Я бы хотела сказать от себя, что это очень полезный проект. И я благодарна, что Евгений Михайлович меня пригласил в нем участвовать. Для всех участников, это возможность коммуницировать, познакомиться с авторами, которых не знал раньше. Мне кажется, что ценность его именно в этом и состоит. Вряд ли он может претендовать на серьезную литературную заявку. Но такие совместные труды дают совершенно неожиданные результаты. Это и есть процесс.

 

 

 

Похожие Теги: литература писатели всемирный клуб одесситов роман
Поделиться:

Похожие материалы