Document
«На пляжах мне комфортно отдыхать голышом»: необычная история Дианы из Одессы

Пляж для нудистов в Одессе – место знаковое. Не каждый рискнёт там загорать, но, что движет нудистами и как ими становятся, любопытно многим. Рассказываем историю из жизни. Пять лет назад – перед тем, как стать организатором посиделок на нудистском пляже в Одессе – Диана была скромной еврейской ортодоксальной девушкой, готовящейся выйти замуж за хасида в израильском религиозном городе…


Диана – невысокая 25-тилетняя рыжеволосая девушка с пирсингом на переносице и забитыми по локоть татуировками руками – работает барменом в элитном отеле Одессы. Она обожает комиксы DC, электронную музыку, купаться в море и загорать голышом. И вроде бы здесь ничего необычного в наше время. Однако еще пять лет назад жизнь Дианы была кардинально другой. 
 

Я родилась в Одессе, росла и училась здесь до 15 лет. Потом уехала по специальной программе в Израиль. У моих родителей был выбор в какую школу меня отправить – в светскую обычную или религиозную. Для учеников программа бесплатная, но сами школы получают за каждого ученика деньги от государства и американских фондов. Поэтому, чаще всего, представители школ названивают родителям детей, и стараются убедить выбрать именно их школу. В моем случае победила религиозная школа. Так, с подросткового возраста я стала жить в интернате для девочек. Кроме математики и литературы, стала изучать все библейские предметы, и молиться три раза в день в исключительно женской компании.

Запретный плод сладок, и, не обнаружив в себе лики симпатии к своему полу, Диану стали посещать эротические фантазии о парнях. Дело в том, что единственными мужчинами в школе были зрелые и многодетные хасиды, притягательность которых сводилась к нулю, каждый раз, когда их жены рожали очередного ребенка. Альтернативой служили пляжи. Но и тут была загвоздка – в Израиле пляжи делятся на светские и религиозные. На последних есть деление на участки – женский и мужской. Между участками перегородка: по одну сторону купаются женщины, причём не снимая одежды – в длинной до пола юбке и в блузке с рукавами до ладоней, а по другую – мужчины, которых, впрочем, и не видно. Но Диана всё равно любила бывать на пляже, правда, с каждым разом желание избавиться от одежды у девушки становилось все сильнее.  

 

Тем не менее, даже окончив школу и живя в Израиле без родителей, Диана сохраняла верность общине, оставаясь ортодоксальной девушкой. Ввиду религиозности её не призвали в армию, оставив на попечении городских женских организаций, в одной из которых Диана и начала работать.    

В Израиле ортодоксальных девушек после 18 лет рассматривают только как потенциальных жен. Поэтому в стране для них даже не предусмотрены ВУЗы. Высшее образование есть совсем у единиц. Оно и понятно, ведь тебе нужно сидеть дома с детьми. А их в таких семьях, как правило, от восьми до двенадцати. У моей ровесницы, которая живет в Израиле, сейчас пятеро детей. Она бы и рада остановиться, но муж хочет еще.

Диана не хотела выходить замуж, но давление со всех сторон повлияло, и девушка согласилась на «шидух». «Шидух» – это процесс, когда профессиональная сваха (очень уважаемая и хорошо оплачиваемая профессия в религиозном мире) подыскивает идеальную пару молодым людям. Назначается время и место. Как правило, это квартира невесты. Жених приходит вместе с семьей, и молодые люди оценивают друг друга, сидя на разных диванах. Если понравились, то происходит еще одна встреча также при родителях. Если снова все подходит, то назначается третья встреча. На этот раз им дают уже остаться наедине на 15 минут. Если снова все хорошо, то четвертое свидание это уже свадьба. 
 

Мне совсем не хотелось выходить замуж. Но у меня были патронажные родители и они всячески настаивали на встречах. Я выдержала две. Перегородки, женский коллектив, свидания на расстоянии…Я в какой-то момент сломалась. Мне захотелось изменить жизнь и делать то, что нравится. В религиозном мире нет смысла кому-либо что-либо объяснять. Кто понимает, и сам все знает. Действовать нужно было резко. В 20 лет я решила вернуться в Одессу

Вернувшись в родной город, Диана пустилась во все тяжкие. Бары, клубы, вечеринки, тату, и самое главное, пляжи. 
 

Я поняла, что для меня, чем меньше одежды, тем лучше. Поэтому я люблю пляжи. Однако на обычном пляже ты все равно носишь купальник или часть его. Поэтому нудистские пляжи стали для меня тем местом, где я могу снять с себя не только одежду, но и весь накопившийся стресс. Это своего рода, занятия йогой для меня. Я быстро поняла, что я такая не одна. Я начала искать по соцсетям единомышленников. Отсеяв извращенцев, я собрала небольшой клуб по интересам, в который вошли люди с разной биографией, уровнем жизни и достатком, люди, которые стали моими друзьями. Мы встречаемся минимум раз в неделю на нудистских пляжах – сидим, загораем, общаемся. Главное, что нас объединяет – оставшись без одежды, мы освобождаемся не от только от видимых перегородок, но и от душевных.»