Document
«На краю крыши я могу выделываться как хочу»: интервью с одесским руфером

 

Поднялись бы вы добровольно на крышу 47-этажного здания? А ради красивых фотографий? Для нашего героя, одесского руфера Дмитрия, подобные вылазки – образ жизни. Мы поговорили с ним об адреналине, страхе высоты и ситуациях с полицией.


 

Как ты впервые попал на крышу?

 

Как и все дети, я лазил по гаражам. Однажды мы с другом решили подняться выше. Зашли в ближайший дом и вход на крышу оказался открытым. Встретили закат и нам понравилось, поэтому стали искать места, где вид еще красивее. А потом узнали, что есть ребята, которые поднимаются на крыши и делают там фото. Так я увлекся фотографией.

 

 

Быть руфером – что это для тебя?

 

Раньше – доза адреналина, но этого давно нет. Есть места, где стремно, но, в основном, все обыденно и спокойно. Сейчас это занятие – не погоня за чем-то, а просто хобби, отдых, приятное времяпрепровождение. Как лавочка в парке, где можно пообщаться. Только я иду на крышу – там нет людей и намного красивее. На одну мы даже заносили матрас, ставили его как диван и наслаждались закатами. Но сейчас я чаще хожу на крыши, чтобы просто пофотографировать.

 

Другое дело – стройки, это мое любимое. Тут нужно знать все тонкости про охрану, датчики и камеры. Надо успеть залезть на кран, быстро пофотографировать и уйти, пока тебя не поймали. Это как квест в реальной жизни, только более стремный.

 

Как близкие относятся к твоему увлечению?

 

Уже спокойно. Когда был школьником, понимал, как они к этому отнесутся и не рассказывал. Уже когда увлекся фотографией, дал посмотреть маме снимки с крыши. Конечно, она переживала, поэтому сначала я показывал только красивые пейзажи. И только со временем рассказал, чем я занимаюсь. Да и поводов для волнения стало меньше, начал подходить к этому делу с умом.

 

Девушка относится положительно. Настолько, что первое наше свидание прошло на крыше. И она, и родственники спокойны, если я не вишу на краю.

 

 

А как реагируют окружающие?

 

Те, кто видят вживую, относятся негативно. Им не объяснишь, что ты не суицидник. И люди всегда против, если пытаешься ворваться в их подъезд, особенно консьержки и жители последних этажей домов.

А в Интернете хейта нет. Наоборот «вау, класс, как туда попасть?» и все в таком духе.

 

 

Попадал ли в опасные ситуации?

 

На крышах не было ситуаций, которые бы перевернули  мое отношение к этому занятию. Сейчас я работаю в сфере промышленного альпинизма, и это куда опаснее, чем просто лазить по крышам. Страшнее, когда веревка протерлась или карабин забыл зафиксировать.

 

Неприятные истории были?

 

Недавно воплощали одну идею. И только я стал на край крыши, чтобы сфотографироваться, как снизу охранник орет: «Слезь, *** (неумный человек)!» и бежит ко мне. Кричу фотографу, мол, сворачиваемся. Еле успели свалить до того, как он поднялся.

 

 

А прецеденты с полицией?

 

Пару раз. Хотелось попасть на строящееся здание в Аркадии. Забрались на стройку, но нас сразу поймали. Мне удалось сбежать, а напарник жестко тупил, и его схватили за две ноги, когда он уже наполовину перепрыгнул через забор. Охранники предложили: я возвращаюсь, показываем, что в рюкзаке действительно фото- и видеотехника и мы ничего не украли, и тогда нас отпустят. Я, конечно, вернулся. Но начальник охраны позвонил своему начальнику и тот сказал, что прецедент был и надо писать заявление в полицию. Написали. В отделении мы пробыли полчаса, отделались объяснительной и нас отпустили. Полицию дольше ждали.

Чего-то такого серьезного не было. Закон не запрещает находиться на крыше. Стройка – другое дело.



 

Какая самая высокая точка, на которую ты взбирался?

 

Пока это 47-этажное здание в Москве. В Одессе это была гостиница Аrk Palace – там 27 этажей, а высота где-то 100 метров. Она еще и одна из самых недоступных, туда очень сложно попасть, очень хорошо охраняется. Еще жилой комплекс на 6 станции Большого фонтана. Он примерно на 20 метров выше. Мы там были с парнем из Днепра, еще когда дом строился и там стояли краны. Сейчас самая высокая точка в Одессе, куда я взбирался – 150-метровая радиовышка на Балковской возле Автовокзала. Вот там здорово.

 

У тебя вообще нет страха высоты?

 

Рациональный, конечно, есть. На краю крыши я могу выделываться сколько хочу и как хочу. Но тот же роупджампинг с высоты шестого этажа... Было страшно. Не сама высота пугала, а сделать шаг.

 

 

Не хотел бы как-то зарабатывать на своем увлечении?

 

Мы раньше занимались организацией романтических свиданий на крышах. Но это было подпольно: вынесли стол и стулья, завели людей, они там посидели, пока никто не видит, и провели обратно. Со следующей весны хочу заняться этим более организованно.

 

Часто люди просили провести на какую-то крышу, где они бы хотели пофотографироваться, и предлагали за это деньги. Раньше соглашался. Сейчас мне лень этим заниматься, потому что возни больше, чем прибыли, которую я мог бы получить за это же время.

 

 

Поделишься локациями, где есть открытые крыши?

 

Часто спрашивают об этом. Мне не то, чтобы жалко, просто действительно неизвестны такие места. Сейчас все крыши, чаще всего, закрыты. Поэтому если мы хотим куда-то попасть, то идем туда здесь и сейчас, потому что завтра уже может быть закрыто. Постоянно открытых крыш уже нет. Раньше была в доме напротив Оперного, но сейчас туда проход тоже закрыли – лестницы спилили, на чердаках надстроили мансарды, а дверь заварили.

Похожие Теги: экстрим урбан
Поделиться:

Похожие материалы