Document
Меня зовут Саша и я наркоман

Когда человек попадает в реабилитационную клинику, его просят заполнить анкету с рядом вопросов. Один из таких вопросов ― «кто такой наркоман или алкоголик?» Большинство пишет, что это человек, который заражен гепатитом или ВИЧ, ночует в парадной и ведет асоциальный образ жизни. Примерно также думала и я, когда направлялась на встречу анонимных алкоголиков и наркоманов.


Сидя в холле, я смотрела, как на встречу подтягиваются посетители. Каждый раз, когда открывалась дверь и заходил кто-то выглядевший презентабельно, я думала, что это работники центра. Оказалось, я была неправа ― все эти люди в стильной одежде, с дорогими аксессуарами и свежим лицом, пришли для того, чтобы поделиться друг с другом тем, каких успехов они достигли в борьбе со своими зависимостями.
 

Сама встреча не очень интересна и довольно сильно отличается от сцен «Бойцовского клуба». По крайней мере, никто ни у кого на груди не рыдал. Около 25 человек, сидя по кругу, рассказывали в нескольких предложениях о том, как прошла их неделя. Многие говорили о том, как они преодолевают тягу к употреблению, рассказывали о мелких победах над собой, благодарили других за помощь. Я наблюдала за теми, кто казался мне особо интересным, для того, чтобы потом узнать подробнее их истории.

 

Александр. На вид лет 35, крепкий и высокий мужчина в шортах и футболке. Был ведущим встречи, контролировал ее ход, следил за временем.

 

Я начал употреблять, когда мне было 18 лет. Цыгане продавали на привозе таблетки. Сначала это было разовое употребление, контролируемое. Потом стало более систематическим. Начал пробовать разное и в итоге подсел на героин. Близкие сразу забили тревогу, у них началась паника. Они пытались вылечить меня разными путями, ложили в наркологию, прокапывали. Это не давало никакого результата. Примерно в 30 лет я сам понял, что пора завязывать. Я ведь образованный, но ничего не достиг.

 

 

Закончил юрфак, работал по профессии и даже в милиции. Боролся с преступностью, но сам был ее частью. Часто проходил сумасшедшие конкурсы при приеме на работу, а потом терял ее из-за наркотиков. Тогда мне казалось, что работать под веществами интереснее и продуктивнее. В итоге так и остался нереализованным. Первое мое лечение было неудачным ― я сорвался через 9 месяцев. Наверное, это из-за того, что я проходил его без стационара. Приходил на терапию и встречи, а потом возвращался домой. Часто замечал, что те, кто круглосуточно пребывал на лечении, за месяц достигали большего, чем я за пять. Но я находился в состоянии устойчивой ремиссии. А потом не справился с собой и за пару недель чего только не употребил. Когда я понял, что в очередной раз достиг дна, вернулся в клинику уже в стационар. Это непередаваемое чувство, когда с утра просыпаешься и не думаешь, где достать дозу. И я хочу, чтобы теперь моя жизнь была только такой. Я начал наверстывать упущенное за многие годы, и верю, что достигну в этом успеха.

 

Наталья. Очень симпатичная девушка лет 20, с короткой стрижкой, одета в дизайнерское платье в пол. На собрании назвала трезвую жизнь своего мужа «нудной и неинтересной».

У меня все началось с проблем в семейной жизни. Мы с мужем были к ней не готовы, особенно к появлению ребенка. Наверное, можно сказать, что мы не оправдали ожиданий друг друга. Тогда подруга рассказала о том, что есть чудодейственные таблетки под названием «экстази». Мне всегда казалось, что муж очень далек от наркотиков, и когда я попросила его достать эти таблетки, думала, что это будет очень сложно. Он принес их через двое суток. Первый раз я почувствовала непередаваемое ощущение блаженства. Начала пробовать разное вместе с мужем ― травку, амфетамин, метамфетамин. Потом узнала, что на самом деле муж уже очень давно зависим. Три года назад он решил завязать, а я продолжала употреблять. Тусила с женой еще одного анонимного наркомана. Мне нравился этот кураж, я всячески отрицала, что у меня есть проблемы, скрывала все от мужа. Однажды, я пришла домой под кайфом, он меня встретил и было очевидно, что он все понял. Да и я не хотела делать из него дурака. Он отправил меня на лечение.

 

 

У многих, кто сюда попадает, все начинается с протеста. Я тоже говорила, что я тут ошибочно, что я молодая девушка и тусить ― это нормально. Но я была настолько задерганной, затюканной, была вся погружена в себя, что явно нуждалась в помощи. Уже полгода я не употребляю. У меня есть любимое дело, на которое я очень долго училась, у меня есть семья, так что я точно знаю, ради чего я каждый день преодолеваю тягу к веществам.

 

Татьяна. Женщина лет 50, среднего телосложения в футболке поло и голубых джинсах. Такая точно есть на каждой второй кухне. На встрече очень много говорит о домашних делах.

 

 

Я пивной алкоголик. Нас еще называют бытовыми. Это болезнь домохозяек. Когда мы изо дня в день делаем одно и то же, дни становятся похожи на близнецов, а потом и вовсе сливаются в один. Мы деградируем как личности, но что-то внутри все еще напоминает о настоящих нас. Так мы оказываемся разорваны пополам. Лет 15 я пила, как говорят врачи, в рамках дозволенного. Пиво в жаркую погоду, вино за ужином, чуть больше алкоголя по праздникам. Потом мои дети выросли, стали жить самостоятельно, у меня стало очень много свободного времени. Сначала я начала делать идеальный порядок дома, с утра до ночи все вылизывала. Пила раз в неделю, потом три раза, потом пять. Дошла до того, что протравливалась настолько, что уже не могла пить. Нужно было дать организму отдых для того, чтобы потом снова начать пить каждый день. Дети ничего об этом не знали, разве что могли догадываться по телефонным разговорам. Я очень боялась потерять с ними связь. А вот мужу доставалось. В какой-то момент я поняла, что достаю его абсолютно каждый день. К этому еще добавилось чувство неудовлетворенности жизнью. Не то, чтобы были суицидальные мысли, скорее можно их назвать маразматическими. Ничего не приносило удовольствие. Я решила, что пора что-то с этим делать. Пролежала месяц в стационаре. Врачи советовали мне остаться подольше, да и мне самой нравились мастер-классы и арт-терапия, но я очень тосковала по дому. Сейчас хожу на собрания два раза в неделю, стараюсь не расслабляться. Когда-то в молодости я работала коком на флоте, потом в подпольных швейках. Сейчас у меня инвалидность, больше 20 лет прерванного стажа, и я сомневаюсь, что смогу получить ту работу, которой, как мне кажется, я достойна. Да и за столько лет я очень привыкла быть хранительницей очага. Сейчас ищу новые увлечения для того, чтобы история не повторилась.

 

Если бы кто-то из этих людей встретился мне на улице, я бы в жизни не поверила, что он каждый день ведет такую борьбу с собой. Но это действительно борьба не на жизнь, а на смерть. И обычные, ничем не выдающиеся люди, справляются с ней героически. А еще на собрания не пускают с личными вещами, и мне пришлось оставить смартфон в холле. Через три часа нахождения там я поняла, что бывшим алкоголикам и наркоманам пережить пару часов без интернета намного проще, чем мне.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ: ПРОФЕССИЯ: ВОЛОНТЕР

Похожие Теги: зависимости
Поделиться:

Похожие материалы